Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Для начала пояснение. В Госдуме фракция «Единой России» в силу своей многочисленности уже разделена на четыре группы. Это разделение носит формальный характер, депутаты распределяются по группам чисто технически. Еще внутри ЕР есть четыре клуба — социалистический, патриотический и два либеральных (забавно, но либералы даже внутри ЕР не могут объединиться). Их основу тоже составляют депутаты, но есть и «общественники», политологи и пр. Здесь единороссы объединяются уже согласно своим политическим пристрастиям и на неформальной основе ведут регулярные, порой острые дискуссии.

Год назад, еще будучи депутатом ГД, я предложил реорганизовать фракцию ЕР в Госдуме, создав внутрипартийные группы именно на основе клубов. Мотивы просты: это усилило бы соревновательность внутри партии, сделало бы ее более гибкой. Тогда нам с Юрием Шуваловым, Андреем Ильницким и Андреем Исаевым убедить коллег не удалось. Но времена меняются, и сама власть должна меняться.

Любая партия должна иметь механизм внутренней конкуренции и, как результат, заложенный механизм самообновления. Структура ЕР была, возможно, хороша для победы на выборах 2003 года. Но прошло 10 лет. Увы, любая партия власти обречена: туда как пчелы на мед будут слетаться карьеристы, бюрократы, профессиональные бездельники — «делегаты всех уровней», голосующие автоматически — как начальство укажет. Вспомните ноябрь 2011 года — как на съезде ЕР выдвигался кандидатом в президенты В.В. Путин. Голосование тайное. Кандидат — единственный. Бюллетень с его фамилией — даже без квадратика «за-против». Альтернативных кандидатов — нет. Итог голосования более шестисот делегатов: единогласно (!). Да, Путину не было альтернативы. Равно как, думаю, нет и сейчас. Но почему не было даже попытки выдвижения других кандидатов? Обсуждения других программ? Дополнений? Возражений? Разве это дивное единодушие, полное отсутствие любых иных мнений — то, что Путину нужно? То, чего ждет от ЕР избиратель? То, что нужно России? Да будь на съезде хоть дюжина альтернативных кандидатов, Путин все равно бы победил с сокрушительным преимуществом. Почему же тогда мы лишаем его возможности показать — и доказать в открытой дискуссии свои преимущества? Почему стремимся устроить из любого партмероприятия — тем более в канун выборов, когда к нему притянуто внимание миллионов, — непременно XVII съезд ВКП(б)?  (Кстати, тогда, при выборах «съездом победителей» ЦК, даже по официальным данным, против Сталина было подано три голоса.)

Если в Госдуме группы внутри ЕР будут строиться не механистически, а на идейно-содержательной платформе, если они будут в хорошем смысле «конкурировать» за членство в них депутатов, это неизбежно повысит уровень проработки законопроектов. Проекты законов станут рассматриваться под разным углом, с разных точек зрения уже внутри ЕР — и тогда решение по ним будет более взвешенным.

Далее. Создание разных платформ в ЕР непременно расширит электоральную базу партии: многие избиратели самых разных взглядов увидят и откроют для себя в партии ментально близкие себе имена и лица. Которые, может, ранее терялись за монолитным фасадом «единой и неделимой». Идейные платформы станут кадровым лифтом для перспективных единороссов, особенно в регионах. Они должны иметь свое квотированное представительство в руководящих органах, исполкомах, иметь своих членов-депутатов в местных парламентах. Руководитель фракции ЕР в Госдуме Андрей Воробьев утверждает, что он за конкуренцию внутри партии, но против выделения «подфракций в Думе по взглядам», это, на его взгляд, имеет «больше минусов чем плюсов». Иные — пугают опасностью раскола. Думаю, это не расколет партию: легко как раз раскалывается литая конструкция. Гибкость и многообразие — это, наоборот, придает прочности.

Обращусь к понятным примерам из прошлого.

54 года после войны в Японии правили либерал-демократы. Японскую ЛДП, кстати, тоже созданную слиянием нескольких партий, эксперты любят сравнивать с ЕР. Но чрезвычайная устойчивость ЛДП объяснялась ее очень гибкой, сложной структурой. Влиятельные фракции при фактически однопартийном правлении обеспечивали в стране конкурентную политическую среду.

Другой пример. Большевики пришли к власти как часть социал-демократической партии, состоявшей из множества групп. Ленин не стал бы Лениным, если бы его не подгоняла со всех сторон критика товарищей. Свою идеологию большевики выковывали в жесточайших партийных дискуссиях, и в результате предложили обществу пусть ложную, но цельную систему взглядов. Помните из Ильича: «Прежде, чем объединяться, надо размежеваться»? Размежевывались, объединялись, спорили до хрипоты, вбирали в себя людей разных, но ярких — так крохотная по сути партия подмяла под себя колосс России. А вот огромная КПСС «слиняла в один день», являясь бюрократическим монолитом, чье руководство до последнего дня пребывало в сладком самообмане мнимой стабильности.

Так было всегда: побеждает гибкость. Филипп Македонский придумал греческую фалангу — монолитное боевое построение когда каждый воин прикрывает щитом не только себя, но и товарища. Мощь удара фаланги не могла сдержать ни одна армия мира. С фалангой его сын Александр завоевал половину тогдашнего мира. Но со временем и против фаланги были придуманы средства: ее заманивали на пересеченную местность, атаковали одновременно с флангов и с тыла...

И тогда древнеримские полководцы усовершенствовали фалангу... разбив ее на множество частей и научившись ими виртуозно на поле боя управлять. Изобретением Рима стали манипулы — мобильные подразделения. Отсюда и слово «манипулировать». Быстро перестраиваясь, умея действовать как изолированно, так и в едином построении легиона, новая гибкая система позволила Древнему Риму доминировать на полях сражений на протяжении нескольких столетий. 

Наверное, 10 лет назад «медведям» крылья и правда были не нужны. Но времена меняются.

Вопрос в том, будет ли ЕР и далее упорствовать в своей кажущейся монолитности или будет изменяться и обновляться — в ногу со временем? Будет ли она лишь приводным ремнем власти, механизмом реализации принятых руководством решений? Или станет полноценной политической силой, силой, эти решения разрабатывающей в острой содержательной дискуссии? Борьба идей внутри партии — нормальная вещь, только так и вырабатывается идеология. Только так завоевывается долгосрочный авторитет среди избирателей.

Комментарии
Прямой эфир

Загрузка...