Перейти к основному содержанию
Реклама
Прямой эфир
Мир
СМИ сообщили о 200 погибших в Сирии и Турции в результате землетрясения
Происшествия
Губернатор Калужской области сообщил о взрыве беспилотника на высоте 50 м
Общество
Суд заочно назначил блогеру Белоцерковской 9 лет колонии общего режима
Мир
В МИД Китая заявили об ущербе отношениям с США после инцидента с шаром
Мир
Рябков заявил об отсутствии контактов спецслужб РФ и США по Украине
Мир
В АТОР заявили об отсутствии российских туристов в зоне землетрясения в Турции
Происшествия
Грузовое судно с российским экипажем загорелось в водах Вьетнама
Экономика
В России ужесточат правила строительства отелей
Политика
Путин подписал закон об отмене обязанности парламентариев публиковать декларации о доходах
Мир
Арнольд Шварценеггер сбил велосипедистку в Лос-Анджелесе
Армия
Экипажи ударных вертолетов Ми-28н уничтожили опорные пункты ВСУ
Мир
Включенная в список ЮНЕСКО крепость обрушилась при землетрясении в Турции

Тюремный роман

Недавно узнала интересную вещь: оказывается, дружат между собой не только города-побратимы, но и российские тюрьмы с исправительными учреждениями европейских стран. Например, воспетый в известном шансоне, старейший и особо укрепленный Владимирский централ побратался с ИТК Норвегии, ивановские колонии задружили с управлением тюрем Великобритании, спецконтингент Архангельска и Пскова на короткой ноге с братьями по несчастью Германии и Франции.
0
Людмила Бутузова, обозреватель "Известий"
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Сближение тюрем стало возможным благодаря специальной программе по гуманизации наказаний, принятой Советом Европы. Трудно сказать, какими будут ее плоды на нашей почве, но пенитенциарная система дружественных государств уже трещит под российским напором. В западные тюрьмы просятся российские заключенные, не насидевшиеся в родных колониях, и пенсионеры-добровольцы, согласные мотать сроки вдали от родины.

Челобитных из России обычно набирается до пяти тысяч в год. Совет Европы подумывает даже создать специальную общественную организацию, которая путем переписки будет разъяснять нашим гражданам, что европейская тюрьма - это не так хорошо, как они думают.

Во всяком случае, представители УИН Минюста РФ испытывают культурный шок от знакомства с чуждой им тюремной системой.

- Там всюду безобразное изобилие, - рассказывал журналистам полковник внутренней службы из Ивановской области, посетивший английские колонии. - В камерах занавесочки, холодильник, ТВ, ковровые дорожки. Во дворе - клумбы, курочки-несушки. И при этом их тюремщики получают в 40 раз больше наших. За что?!

Когда я завела собственный роман с тюрьмой "Скучане" в шведском городе Гетеборге, мой мозг тоже взрывался от этого вопроса.

Попала я туда так. Из-за непогоды задерживался рейс на Москву. Авиакомпания за свой счет предложила пассажирам ночлег в нескольких пригодных для этого заведениях города. Мне и еще двум соотечественникам досталась зона "Скучане".

Сопровождающего выделил "союз бывших потребителей тюремных услуг" - так здесь называют освободившихся заключенных. "Потребители" имеют свою организацию под названием KRIS. Перевод звучит угрожающе - "реванш криминальных людей в обществе", но цели мирные - помощь собратьям по несчастью с реабилитацией в свободной жизни.

Тюрьма "Скучане" довольно известное в Гетеборге заведение. Вернее, ее прачечная, которая обстирывает городские отели. Громадные автоматические машины, похоже, справились бы с постельным бельем всей Швеции, но такая интенсивность заведению совершенно не нужна - без работы останутся другие тюрьмы. По закону трудиться сидельцам вовсе не обязательно, но за это неплохо платят, поэтому желающие включить-выключить стиральную машину есть всегда. По тюрьме ходит легенда про одного передовика по имени Питер, который за пять лет накопил 20 000 евро, месяц гулял, празднуя свободу, а потом снова сел за старые делишки и, на радость надзирателям, опять хорошо зарабатывает.

В тюрьму возвращается каждый четвертый потребитель ее услуг. Шведское общество озабочено этой проблемой, идет дискуссия, что еще надо сделать для перевоспитания преступников. Организация KRIS традиционно выступает за расширение обслуживающего персонала.

- Я с этим согласен, - говорил русским гостям начальник тюрьмы и ярый поборник гуманистического подхода к оступившимся согражданам г-н Йоргенс. - Сейчас в "Скучане" сидят 200 человек, ухаживают за ними 214, не считая проповедников и психологов. Но нам крайне не хватает узких специалистов.

Когда выяснилось, о каких специалистах идет речь, стало ясно, что наши зэки таких пыток не выдержат. Г-н Йоргенс хлопотал о включении в штат фитопсихологов (они воздействуют на заключенных ароматами цветов и трав) и как минимум симфонического оркестра, чтобы перевоспитывать заключенных под музыку.

Но все чаще в Швеции высказывается и другая точка зрения на участившиеся возвраты контингента в тюрьму: люди привыкают к комфортным условиям и не хотят расставаться с ними. Приток свежих сил обеспечивают мигранты из других стран. Большинство - малограмотные, им нанимают учителей. Многие сами стараются получить высшее образование через заочную форму обучения или интернет. Тяга к интеллектуальному развитию всячески поощряется. Поощряется вообще все, что служит не озлоблению, а исправлению человека. Негативное влияние заключенных друг на друга, а также появление среди них "авторитетов" практически исключено. В том числе и потому, что каждая тюрьма в Швеции "обслуживает" определенную статью уголовного кодекса. Например, в "Скучане" сидят граждане, совершившие сексуальные преступления.

О либерализме шведских исправительных заведений свидетельствует и полное отсутствие (во всяком случае, видимое) колючей проволоки и вооруженной охраны. Собак тоже не видно. Большинство дверей открыто. На диванах беседующая публика, и не поймешь, кто это - то ли заключенные, то ли служащие. Те и другие обедают в общей столовой и, что поразительно, по внешнему виду мало чем отличаются - те же джинсы, футболки, а то и костюм с галстуком. И никакой тебе униформы с опознавательной нашивкой, как у нас.

- Суд приговорил этих людей к лишению свободы, и мы обязаны это исполнить, - втолковывал директор тюрьмы Йоргенс. - Но мы не должны забывать, что суд не приговаривал этих людей к унижению, пусть даже в виде нагрудных бирок. Наша задача - вернуть их на волю полноценными гражданами. Это главное.

Напросились в гости к одному из тех, кто уже в шаге от полноценности. Директор, помявшись, постучал в камеру, оттуда откликнулись, и мы ввалились через порог, опасаясь в тесноте нечаянно задавить постояльца. Комната оказалась просторной, метров двадцать, только сесть не на что - единственный стул занимал зэк по имени Даниэль и невозмутимо пялился на гостей. Мы в это время пялились на горшки с цветами, которыми был заставлен весь подоконник. И это вместо решеток!

- Здесь непробиваемые стеклопакеты, - успокоил Йоргенс. - Есть секрет, как их разбить, но его знаю только я.

Даниэль согласно кивнул, хотя наверняка пробовал. Все поначалу пробуют, но потом привыкают беречь казенное имущество. Некоторые, не дожидаясь тюремного сантехника, даже самостоятельно ремонтируют потекший кран или унитаз. Санблок у каждого свой, как в гостиничном номере. Шведским заключенным известно, что в России - не так. Это вызывает недоумение: как можно справлять нужду на виду у всех? Даниэль от ужаса вообще закатывает глаза. После освобождения он намерен вместе с KRIS'ом бороться за персональные унитазы для российских заключенных.

Но, похоже, российские налогоплательщики этого не выдержат. Ведь даже богатая Швеция стонет: содержание одного заключенного обходится казне в 1800 крон ежедневно (в пересчете на наши кровные - это 7200 рублей).

- За все надо платить, - важно говорил наш новый знакомец. - Раньше, до тюрьмы, я тоже этого не понимал, возмущался налогами. Но теперь, - смеется он, - я понимаю: чтобы хорошо сидеть, надо много работать.

А вот граждане пенсионного возраста освобождены от отсидки в шведских тюрьмах. Старички исправляются у себя дома, под присмотром специалистов. Так что даже в этом российским пенсионерам не повезло.

Читайте также
Реклама
Комментарии
Прямой эфир