Перейти к основному содержанию
Реклама
Прямой эфир
Общество
Две трети российских специалистов задумались о смене места работы в 2023 году
Мир
Посольство РФ выразило соболезнования в связи с жертвами землетрясения в Иране
Мир
Зеленский назвал жесткой ситуацию под Артемовском и Угледаром
Мир
Блинкен выразил обеспокоенность США якобы поставляемыми России иранскими БПЛА
Экономика
Минэк внесет в ГД законопроект о трансформации процедуры внесудебного банкротства в ближайшие полгода
Происшествия
«Известия» получили видео умышленного поджога автомобиля в Москве
Мир
Выступившая против санкций для РФ партия Австрии заняла второе место на выборах
Мир
Ведущая Welt перепутала Красную армию с организацией немецких радикалов
Мир
WSJ узнала о единственной подконтрольной ВСУ дороге в Артемовск
Общество
Умер создатель кота Леопольда художник Вячеслав Назарук
Мир
Шольц исключил возможность поставок истребителей на Украину
Общество
Гендиректор «Аэрофлота» рассказал о расширении парка российских самолетов

Расследование "Известий": Развод с Крымом

При разводе с Украиной в Крыму осталось немало российского добра: санатории, пансионаты, базы отдыха, построенные на средства государства, предприятий и организаций. По данным Федерального агентства по управлению государственным имуществом, Россия вправе претендовать на 300 объектов недвижимости, однако за семнадцать лет "узаконить" удалось всего десять. Что происходит с нашей собственностью в крымском зарубежье? Почему раздел имущества остается самым сложным в российско-украинских отношениях?
0
Русская интеллигенция давно облюбовала Крым. Антон Павлович Чехов и Лев Николаевич Толстой в Гаспре (1901 год) (фото: ИТАР–ТАСС)
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

При разводе с Украиной в Крыму осталось немало российского добра: санатории, пансионаты, базы отдыха, построенные на средства государства, предприятий и организаций. По данным Федерального агентства по управлению государственным имуществом, Россия вправе претендовать на 300 объектов недвижимости, однако за семнадцать лет "узаконить" удалось всего десять. Что происходит с нашей собственностью в крымском зарубежье? Почему раздел имущества остается самым сложным в российско-украинских отношениях?

В Ялте российские туристы обычно посещают Домик Чехова, но подробности стараются узнать про дачу Алекперова в Гурзуфе. Похоже, ничто так не возбуждает патриотические чувства, как кусочек родины, укрепившийся на чужом теперь для нас крымском берегу. В принципе материализовать душевные терзания можно прямо в поезде Москва - Симферополь. С Джанкоя по вагонам ходят маклеры, наперебой расхваливая выставленную на продажу недвижимость. Выбор велик - от виллы в Никитском ботаническом саду до скромной избушки под Севастополем с видом на Черноморский флот.

Избушка на фотографии выглядит хуже летнего домика в рязанской деревне Черная Грязь. Но, как выяснилось, ценится вовсе не она, а российский корабль с орудием, направленным прямо в огород. За это просят 30 тысяч у.е. Дороговато.

- Зато жить будете под охраной родины, и никакая украинская власть вас не тронет, - заверил маклер Борис Маркович.

После таких доводов избушкой заинтересовался пассажир с верхней полки. За час торга цена упала вдвое. Оба участника остались довольны.

Ощупав в кармане командировочные, корреспондент "Известий" заявила, что тоже не прочь обзавестись в Крыму какой-нибудь собственностью.

- Что вас интересует? - оживился Борис Маркович.

- Санаторий, - сказала я, имея в виду совершенно конкретный объект - двенадцатиэтажное здание пансионата "Новый свет" под Судаком.

- Ну и зачем вам этот бесхоз? - огорчился маклер. - Там всё как после бомбежки - ни окон, ни дверей.

До развала СССР пансионат принадлежал одному московскому НИИ. Старожилы рассказывают, что тогда это было процветающее заведение: "Только садовников трудилось больше сотни, не считая поваров и горничных, всем платили достойную зарплату, к праздникам - премиальные". Видимо, в благодарность за все хорошее в 1993 году ставший "ничейным" пансионат растащили за считанные месяцы. Он так и стоит, ощерившись во все стороны пустыми бетонными проемами. Здесь же, в Судаке, с 1990 года разваливается гигантский недострой Новолипецкого металлургического комбината.

Коварное соглашение

Надо сказать, что на Крымском полуострове столь же непрезентабельно выглядит значительная часть российской недвижимости, права собственности на которую до сих пор не подтверждены. В январе 1993 года в Бишкеке было подписано межгосударственное соглашение о взаимном признании прав и регулировании отношений собственности. Кто тогда мог предположить, что документ, отвечающий стандартам международного права, в реалиях постсоветской действительности станет непреодолимым препятствием для раздела имущества. Согласно соглашению, чтобы вернуть свое кровное на территории Украины, российской стороне нужно документально подтвердить, что тот или иной объект во времена СССР возводился за счет бюджета РСФСР или на деньги российского предприятия.

- В большинстве случаев это невозможно, - признает экс-глава фонда госимущества (ФГИ) Украины Валентина Семенюк-Самсоненко. - По многим объектам уже истек срок хранения документов - строились-то они в середине прошлого века, часто хозспособом, на паях - один завод поставлял кирпич, другой - цемент, учет практически не велся. Да никому и в голову не приходило, что когда-то придется подтверждать источники финансирования.

По словам Семенюк-Самсоненко, до сих пор никто точно не знает, сколько объектов на Украине может по праву принадлежать России. Несколько лет назад предпринятая по ее инициативе инвентаризация крымского имущества из хозяйственной проблемы очень быстро превратилась в политическую, поскольку касалась также инфраструктуры, находящейся во временном пользовании Черноморского флота РФ. Чтобы не обострять конфликт, инвентаризацию по-тихому свернули. Наша сторона на продолжении не настаивала.

Удивительно, но до недавнего времени Россия тоже не имела реестра имущества, оставленного на полуострове. На вопрос корреспондента "Известий", почему государство так равнодушно к народному добру, высокопоставленный чиновник Минэкономразвития ответил, что спустя столько лет нет никакой разницы - 150 там санаториев или 250. Одни давно разворованы, другие захвачены и работают не понятно на какой правовой основе. По его словам, актуализация проблем собственности может превратиться в ящик Пандоры в межгосударственных отношениях. Получается: чтобы не раздражать Украину, надо мириться с тем, что наша крымская собственность утрачивается безвозвратно.

Было ваше - стало наше

Но ведь речь идет не о копеечных строениях. В Крыму 632 здравницы. Из них 209 - собственность Украины, в том числе девять курортных комплексов Министерства обороны СССР и 24 санатория ВЦСПС, переданных республике по межправительственному соглашению 1993 года. По самым скромным оценкам, Россия может претендовать на 174 туристических и санаторных комплекса с неподтвержденными правами собственности и на 24 объекта незавершенного строительства.

Однако почти за два десятилетия только мэрия Москвы сумела добиться юридического признания на санатории "Меласс" и "Понизовка" в Форосе, на детский санаторий им. Шевченко и комплекс "Первомайский" в Евпатории. Российскому Объединенному институту ядерных исследований и авиационной компании "Сухой" просто чудом удалось отстоять права на крымские пансионаты "Дубна" и "Кулон". На этом перечень побед практически заканчивается. Хотя российская сторона к сегодняшнему дню подала пакеты документов еще на 78 объектов, по тринадцати из них вроде бы ожидаются положительные решения.

Эксперты считают: хорошо уже то, что на российско-украинских переговорах в апреле этого года обе стороны впервые согласились, что с правами собственности "необходимо восстанавливать справедливость". Правда, по особо конфликтным объектам типа санатория-профилактория "Полет", который по решению украинских судов пытаются отобрать у Росавиакосмоса некие коммерческие структуры, договориться не удалось. Вопрос, по всей видимости, будет обсуждаться на высшем уровне.

Всем обиженным до этого уровня не добраться. Поэтому они почем зря кроют украинские власти, которые якобы манипулируют положениями соглашения, исходя из собственной выгоды.

- Существует внутреннее убеждение, что бороться за свое бесполезно, - поделился с "Известиями" генеральный директор фонда развития гуманитарных и экономических связей "Москва-Крым" Андрей Семененко. - Но это не так. При желании можно собрать и недостающие документы, и свидетельства очевидцев с той и другой стороны, в конце концов есть суд. Но в принципе России давно пора добиваться от Украины пересмотра жестких нормативов по соглашению о разделе собственности.

Фонд по своей инициативе еще десять лет назад подготовил перечень объектов крымской недвижимости, принадлежащих российским предприятиям и организациям. Владельцев приглашали на семинары, консультировали с чего начинать борьбу за свое кровное. Многих звонки из фонда ставили в тупик: "Разве у нас что-то есть? Впервые слышу". Со времен перестройки на предприятиях по нескольку раз поменялись владельцы, им было не до зарубежного хозяйства. Часто собственники, столкнувшись с тем, что здравницу не так-то просто отвоевать, теряли к ней интерес.

Ручки шаловливые

- Легче новое построить, чем тягаться за старое, - заявили корреспондентке на Ярославском шинном заводе, куда она дозвонилась самостоятельно.

Я потом посмотрела, к чему ярославцы охладели: девять корпусов санатория имени Кирова в Ялте, семь уже приспособлены местными коммерсантами под офисы и частные пансионаты. Похожая картина в санатории "Киев" нефтеуправления "Ленинскуголь". Холл здравницы имени Куйбышева за 160 гривен в месяц охраняет пенсионерка Тамара Петровна на пару с бездомной кошкой. Кто платит ей зарплату, она понятия не имеет. Но гривны идут явно не с московского завода "Каучук" и не с междугородней телефонной станции Санкт-Петербурга, которые раньше на паях владели комплексом. По ее словам, откуда-то приезжает солидный дядька и рассчитывается. В межсезонье здесь пусто, а летом кишат отдыхающие - в основном из Донецка и Днепропетровска.

Почему так? С какой радости украинцы владеют здравницами, которые им не принадлежат? Для этого в соглашении от 1993 года есть лазейка, пояснил "Известиям" сотрудник украинского ФГИ. Сторона, на территории которой расположен объект, может его использовать, пока сторона-владелец не докажет документально право собственности на него. За семнадцать лет "лазейка" превратилась в проходной двор, через который чуть не колоннами прут охотники до чужого добра.

Классический пример - с санаторием "Зори России" мурманского производственного объединения "Апатиты". Владельцы лет пятнадцать не показывались, видимо, считая, что его уже нет "в живых". Оказалось, что санаторий не только уцелел, но все эти годы продавал путевки и принимал отдыхающих. В чей карман шли деньги, местные власти не спрашивали. А однажды у "Зорей" сменились хозяева. Процесс перехода российского санатория под "юрисдикцию" Украины выглядел очень просто: подъехали мужики на машине, отбойными молотками сколотили старую надпись и приладили новую - "Зори Украины".

В Мисхоре на территории санатория "Морской прибой", принадлежащего когда-то 4-му управлению Минздрава СССР, бывшая госдача знаменитого россиянина Сергея Королева скрывается под именем "пансионат "Лаванда". Нынешний владелец - простой "новый украинец". На трех этажах - по "люксу" с гостиной, двумя спальнями и джакузи. Гости, как правило, звезды московской эстрады. Персонал словоохотливый.

- Хозяин, можно сказать, спас беспризорницу - десять лет на ее содержание не поступало ни копейки ни от ваших, ни от наших, - рассказывает про дачку управляющий Саша. - Начали оформлять, и выяснилось, что ни на одном балансе она не числится. Хозяин отстегнул властям сколько надо - еще при Кучме. Потом пришли "оранжевые" - им тоже надо. Теперь "регионалы" накатывают: дескать, неправильная была приватизация, надо возвращать историческое здание государству. Но у меня вопрос: какому?

За судьбу "Лаванды" здесь не очень опасаются. По соседству - дача Буденного, согласно справке БТИ, тоже - несуществующая, но вполне обжитая. Маршальскую "дачурку" таким же неформальным способом "усыновил" какой-то влиятельный россиянин. Так что, похоже, беспризорная собственность одинаково хорошо прилипает к рукам "и ваших, и наших".

- А что, кому-то станет лучше, если объекты совсем развалятся? - рассуждает все тот же управляющий Саша. - Другой вопрос, что с общесоюзным богатством надо было поступать как-то по-другому. Но Россия бежала из Крыма как при капитуляции, побросала всё. При таком бардаке деловым людям просто грех не подсуетиться в свою пользу.

Да уж, в Крыму даже бомжи подсуетились - освоили бесхозный пансионат "Рига" и ради смеха посуточно предлагают в аренду хромоногие койки всего за гривну. Россиянам скидка. Корреспондентку "Известий" тоже зазывали. Отказалась. Из гордости за свою ну очень богатую страну.

Родные вы наши

Затянувшийся спор за российские санатории может лишить Крым русских туристов и тем самым подорвать хиреющую экономику. Искренние и не очень опасения здешних политиков за нашу собственность и за свою разваливающуюся туристическую отрасль заставляют их прибегать к различным "неформальным" ухищрениям во взаимоотношениях с Россией. Особенно накануне выборов. От одного деятеля - большого друга Москвы, известного крылатым выражением "Крым телом принадлежит Украине, а душой - России", - звучали предложения в обмен на поддержку рассчитаться с российским бизнесом "упрощенным порядком приватизации спорной недвижимости". Другой проталкивал идею "совместного владения здравницами" на условиях реальных инвестиций из России, но с формальным - "для отмазки Киеву" - собственником в лице какого-нибудь гражданина Украины".

Знающим людям в Москве было очевидно, что никаких подковерных договоренностей Киев не признает, поведясь на предвыборные обещания, можно потерять все. Так в принципе и вышло. Сверхзатратные избирательные кампании пророссийски настроенных политиков в Крыму помнят до сих пор, но с нашим бизнесом они "рассчитались" не объектами недвижимости, а идеологическими акциями и своими фото в окружении пионеров. "Совместное владение здравницами" сплошь и рядом обернулось тем, что теперь российская сторона в лучшем случае может претендовать только на часть своей собственности, в худшем - потерять ее вместе со вложенными уже инвестициями, если, конечно, не захочет платить всякий раз, когда руль на Украине перехватывает очередная власть.

Директор Института стран СНГ и большой знаток украинских нравов Константин Затулин в одном из интервью Kreml.org (оно висит на сайте до сих пор) когда-то предупреждал российский бизнес: "Особенно разочаровывает то, что Украина пытается поставить под сомнение право на владение собственностью уже оплаченной. Им хочется еще и еще раз положить в карман какие-то отступные, добиться каких-то дополнительных перечислений задним числом за уже совершенные сделки".

Российские инвесторы испытали это, что называется, на собственной шкуре. О нестабильности крымского климата и подстерегающих бизнес рисках "Известия" писали неоднократно (см. "Русским деньгам в Крыму не сладко" от 25.06.10, "На Черноморский флот напали аферисты" от 17.09.10). Тем не менее доля российских инвестиций в экономику Крыма, по официальным данным, составляет 47% (для сравнения: инвестиции Узбекистана оцениваются в 10%, Швейцарии и США - 9%). Почти все крупные проекты осуществляют наши компании - ТНК, "Сургутнефтегаз", Внешторгбанк, "Татнефть", Национальный резервный банк, "ЛУКОЙЛ". Россияне не ушли с рынка даже в 2005 году, когда Крым с подачи тогдашнего премьер-министра Юлии Тимошенко перестал быть свободной экономической зоной. Можно только порадоваться за "живучесть" наших инвесторов, без которых крымская экономика давно бы приказала долго жить.

Останемся на берегу

- Нам это надо? - спрашивает корреспондента "Известий" замглавы Ялтинской городской администрации. - Курорт - хрупкая вещь, любое потрясение - выборы, революции, - и турист голосует ногами. Теряем до 20 тысяч человек в год. Нынче весной вроде все угомонилось, Россия и Украина провели переговоры по имущественному вопросу, а москвичи, вместо того чтобы собирать чемоданы, названивают: а какая у вас политическая обстановка в связи с дележкой санаториев? Опять недосчитались отдыхающих...

Власти Большой Ялты, где сосредоточено больше всего спорных объектов, спят и видят, чтобы их поскорее поделили и успокоенных россиян в Крыму стало бы, как прежде, много. В Симферополе одно с другим не связывают. Помощник премьер-министра автономной республики Василия Джарты даже удивился жалобам на сокращение числа отдыхающих. По его сведениям, на южном побережье круглый год нет отбоя от иностранцев из дальнего зарубежья. Корреспондент "Известий" это тоже заметила. В начале октября на загаженном пляже мужественно загорала пара немцев, укутавшись в спальные мешки. А в один из дней к порту на несколько часов причалили престарелые японцы. Были в восхищении от массандровского вина. Выпили, и вечером их пароход взял курс на Стамбул.

Сам же Крым, по высказыванию Василия Джарты, уверенно "движется в Европу". Лично мне это нравится, хотя если Россия вернет в собственность принадлежащие ей здравницы, то согласна остаться на берегу.

Читайте также
Реклама
Комментарии
Прямой эфир