Перейти к основному содержанию
Реклама
Прямой эфир
Общество
Две трети российских специалистов задумались о смене места работы в 2023 году
Мир
Лавров провел телефонные переговоры с главами МИД Израиля и Палестины
Мир
Зеленский назвал жесткой ситуацию под Артемовском и Угледаром
Общество
Шеф-редактор «Союзмультфильма» рассказал о таланте Вячеслава Назарука
Происшествия
«Известия» получили видео умышленного поджога автомобиля в Москве
Мир
Ведущая Welt перепутала Красную армию с организацией немецких радикалов
Мир
WSJ узнала о единственной подконтрольной ВСУ дороге в Артемовск
Общество
Умер создатель кота Леопольда художник Вячеслав Назарук
Армия
Сержант Теплов предотвратил атаку на тактическую группу десантников РФ
Мир
Супруга Ассанжа заявила о его плохом физическом и психологическом состоянии
Мир
Эрдоган допустил шокирующее для Швеции решение по членству Финляндии в НАТО
Мир
Выступившая против санкций для РФ партия Австрии заняла второе место на выборах

Подвиг фуфайки

Во Владимирской области - в одном из семи регионов, где введен режим чрезвычайной ситуации, - погорельцы не знают, построят ли им новые дома. Они рады бы купить уже готовые, но денег им не дают. Огонь тушат своими силами. Спецкор "Известий" Людмила Бутузова отправилась в полыхающие Меленковский и Гусь-Хрустальный районы
0
Стену огня из Рязани остановили на границе Владимирской области (фото: АР)
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Во Владимирской области - в одном из семи регионов, где введен режим чрезвычайной ситуации, - погорельцы не знают, построят ли им новые дома. Они рады бы купить уже готовые, но денег им не дают. Огонь тушат своими силами. Спецкор "Известий" Людмила Бутузова отправилась в полыхающие Меленковский и Гусь-Хрустальный районы. И выяснила, кого жертвы стихии считают реальными виновниками пожаров.

С вечера пробиваюсь в Меленки, где пострадали три отдаленных населенных пункта, 68 семей лишились крова. На карте есть только поселок Южный (сгорело 44 дома), выгоревшие Каменка (21 дом) и Мильдево (3 дома) отсутствуют. Их, похоже, не брала в расчет даже сама область - на дорогах ни единого указателя в ту сторону. Спросить тоже не у кого - посты ГИБДД безлюдны, милиции - нет, что странно для режима ЧС. Наверное, все ушли на тушение пожаров.

Машины едут гуськом, не более 40 км/час. На железнодорожном переезде стали знакомиться, пережидая поезд. Туляк Саша ехал искать сестру. В новостях услышал, что сгорел Южный, где она жила, и помчался. Сестра вестей не подавала, телефона у нее нет.

На "Жигулях" муж с женой - мелкие коммерсанты из Москвы. Везли на продажу пострадавшим пластмассовые тазы, порошок и всякую хозяйственную мелочь.

- Нарасхват пойдет, - уверенно сказала женщина. - Горе горем, а если живой - в грязи сидеть не будешь.

Еще у них в салоне были упаковки минеральной воды. Выпросила пять бутылок за пятьсот рублей и потом всю дорогу поливала себя прямо в машине.

Четвертый на "Лексусе" со спецномерами представляться не стал, почертыхался и сгинул где-то в ночи. Остальные решили держаться вместе. Гарь была беспросветная. Справа, в подозрительной близости потрескивало и поблескивало. Остановились перед поваленными деревьями и в три пары фар стали подавать сигналы бедствия. Минут через пятнадцать из темноты вышли двое - оборванные и грязные как черти. Удивились: как вас сюда занесло? Они были уверены, что все дороги на Каменскую просеку (а мы, оказывается, по ней ехали) перекрыты волонтерами из местных жителей. Никого мы не видели.

- Притомились, наверное, - сказал старший, представившись "дядей Пашей". - Мы здесь четвертые сутки, с ног валимся.

Просека отсекает огонь от выхода на деревни Пичугино и Солнечный. Очаг действующий, потушить его пока не удается, просто сдерживают из последних сил. К нам на фары вышли, потому что ждут поливалку с водой.

Мужики из СПК "Илькино". Колхозники. Председатель Костриков всех мобилизовал, когда огонь из Рязанской области 15-километровым фронтом пошел на деревни Кочетки, Двоезеры и Дмитриево. Последствия могли быть ужасными.

- Остановили лавину прямо на границе нашей области, - рассказывает дядя Паша. - Ну почему - руками? Техники понагнали, три поливалки свои, еще три из Владимира пришли. Вертолеты были. Хотя видимости нет, лили воду куда попало, а то и вообще не взлетали. А так у нас в основном багры, лопаты, из подручных средств - фуфайки, брезент. Для низового пожара - самое то, да только понизу он не шибко и шел - земля вокруг деревень опахана, трава выжжена. А вот против верхача с фуфайкой не попрешь. Тут "амфибия" была бы самое то. Но, видать, нету их в стране, если все вокруг полыхает и полыхает третий месяц. Но все равно с божьей помощью свои деревни уберегли.

Сейчас илькинцы перекинулись на другой фронт. Люди везде нужны. Пожар - коварная штука: потушили в одном месте, через пару часов он проявился в другом.

По данным оперативного штаба, в области продолжает бушевать 7 очагов лесных пожаров на площади 827 га. Десять тысяч гектаров выгорело - в основном в Меленковском районе, вокруг многострадальных Каменки, Мильдева и Южного. В тушении принимают участие 1680 человек, в том числе 505 - от МЧС. Задействовано 395 единиц техники, из них эмчеэсовской - 119. То есть ведомство Сергея Шойгу обеспечивает менее трети работ. Остальное - своими силами.

- Помощь из Москвы неоценимая, - говорит глава Меленковского района Виктор Гаврилов, - но без своих людей мы бы не обошлись. Только благодаря им удалось выйти из огненной ловушки.

Люди еще до предупреждений из штаба выходят спасать свои жилища.

Меленковский райпромкомбинат вообще остановил производство и в полном составе работает в лесу, локализуя очаг возле деревни Максимово. Трактора с плугами и водолейками выставило на заслон огню предприятие "Светлана". Действующий очаг локализован в районе поселка Хольковский. Две пожарные машины и 9 человек удерживают огонь и не дают ему вырваться в сторону поселка.

И все равно самая главная проблема - нехватка людей и техники.

Это загадка: Центральная Россия горит с апреля, у ближайшей соседки Владимира - Рязанской области торфяники тлеют круглогодично, Гусь-Хрустальный тоже стоит на залежах торфа с вечной угрозой пожаров, но сейчас все выглядит так, будто огонь возник стихийно и людям ничего другого не остается, кроме как героически тушить его фуфайкой. Причем даже без воды. В объятом огнем Гусе привлеченный батальон воинской части только-только начал прокладывать магистральный трубопровод.

Во Владимирской области, похоже, совещания о ведрах и шлангах тоже начались при свете пожарищ.

- Так и было, пока жареный петух не клюнул, - мрачно говорит наш спаситель дядя Паша. - Со стороны Рязани тянуло дымом больше двух месяцев. Предчувствия нехорошие - беда рядом. Наш председатель раз шесть ездил к главе: надо что-то делать - ну, там посты выставить, поливалки подготовить, собрать пожарное оборудование, которое еще не растащили. А он ему - "не паникуй, все под контролем и у нас еще не горит". А потом враз - Южный и Каменка. Сделать ничего было нельзя... Жалко людей, голыми остались. Зато теперь без конца совещания - как деньги делить между пострадавшими.

Туляк Саша спрашивает про сестру Нину. Жива? Все, слава Богу, живы, ночуют в уцелевшей школе. Едем искать.

К шести утра добрались. Погорельцы не спали. Старики просто лежали на кроватях, глядя в потолок пустыми глазами. Остальные - человек двадцать - изнемогали от духоты на улице. Среди сгорбившихся женщин туляк едва узнал свою тридцатилетнюю сестру. Обнялись, заплакали. Нина вскоре переключилась на главное, что занимает сейчас все их общежитие. Накануне по ТВ повторяли репортаж из Нижегородской области, где Владимир Путин пообещал пострадавшим новые дома за три миллиона рублей. К ним с этой новостью никто из официальных лиц не приезжал, поэтому люди нервничают: будет ли им такая же милость.

- Успокойтесь вы, - проводит коллективную психотерапию женщина-психолог, приставленная к погорельцам с первого дня. - Если правительство обещает, значит всё получите.

Женщина в годах, многое повидала, в том числе пару наводнений в Сибири, когда смывало целые поселки под сотню жителей и люди годами не могли дождаться обещанного жилья. Сейчас об этом лучше не вспоминать, все и так на взводе. Но у людей тоже неплохая память. К тому же еще никто не получил даже 200 тысяч рублей (по 100 тысяч из федерального и областного бюджетов), о которых без устали рассказывают по радио. Пока перебиваются на поступившей из области гуманитарке - ходят в штанах не по росту и едят что дадут. К слову, тазы и порошки от московских предпринимателей действительно пошли нарасхват - постирать и помыться сейчас тоже немалая проблема.

Посулы благоустроенных домов ничуть не умалили тоску по своей утраченной собственности, которую, как они считают, можно было спасти, если бы власти были более заботливыми к тем, кто живет на пороховой бочке. Что это значит?

- У нас дороги нормальной нет, - кричит женщина. - Горим каждый год, пожарку не дождешься. Телефон работает через пень-колоду в нашей глуши. Вот случилось - никуда не дозвонились. Раньше багры были для пожарной обороны, теперь и тех нет.

Список претензий не умещается на двух страницах. В нем всё - от рынды, которую зачем-то было велено сдать в металлолом, до маленькой зарплаты, на которую невозможно жить. И вывод: если уж на эти вещи у государства нет денег, то откуда они возьмутся на трехмиллионные хоромы для погорельцев со всей страны?

- Ну куда это - три миллиона за деревенский дом? - говорила учительница Галина Ивановна, потерявшая на пожаре всё, даже очки. - Не стоили они столько. Надо реально смотреть. Вон, хороший дом в Меленках с огородом 12 соток продается за 300 тысяч. Есть и за 600 - на большую семью. Купили бы их нам, многие бы тут же перешли и не мучились. Все-таки синица в руках лучше, чем журавль в небе.

Женщины согласно кивают: за эти дни так намучились, что хоть куда бы ушли, лишь бы под свою крышу. А тут еще ждать до ноября... Они хотят высказать свое предложение Путину. Но ясно ведь, что если разрешат покупать готовые дома, то цены на недвижимость в Меленках подрастут в цене еще раз в пять. Ради интереса я сходила в тот домик, что за триста тысяч. Хозяева уже продают его за шестьсот - явно в расчете на деньги погорельцев.

- Им же дали по 200 тысяч на нос, - говорит хозяин. - А если в семье 3-4 пострадавших? Пусть покупают мою хату и хоть пять лет дожидаются, когда им дадут квартиру за три миллиона.

На сайте Минрегиона висит сообщение, что на обустройство пострадавших Владимирской области выделено 135 млн руб. Деньги, наверное, еще в дороге.

Навстречу пожарам вышел народный фронт (фото: Анатолий Жданов/"Известия")

Читайте также
Реклама
Комментарии
Прямой эфир