Перейти к основному содержанию
Реклама
Прямой эфир
Спорт
Кержаков станет главным тренером «Кармиотиссы»
Мир
Долю российского газа в Австрии оценили в 50%
Армия
Танкисты уничтожили укреппозиции противника и удержали оборону стратегического пункта
Мир
Прогноз МВФ относительно России назвали свидетельством неэффективности санкций Запада
Происшествия
Два взрыва произошли на пристройке к складу на юге Москвы
Общество
На Казанском вокзале заработала смотровая площадка
Мир
В Харьковской области демонтировали бюст Ватутина
Мир
Более 7300 человек были спасены в течение 20 часов после землетрясения в Турции
Общество
Никита Михалков вышел на сцену впервые после выписки из больницы
Мир
Число жертв землетрясения в Турции возросло до 2379
Мир
МВД Украины оценило сроки расследования крушения вертолета в Броварах в 1–2 месяца
Мир
В Тайване произошло землетрясение магнитудой 5,1

Поповка Luxury village

Там в середине XIХ века появилась своя "Рублевка" благодаря первой в стране "экспериментальной" железнодорожной ветке от Колпина до Чудова. Богатые и знаменитые открыли там свои "коттеджные поселки". Тысячи дачников строили театры, галереи, школы и церкви. Сейчас от них остались только открытки, на которых совершенно иная, непривычная дачная жизнь. Вооружившись этими письмами из прошлого, спецкор "Известий" отправилась искать истоки "дачной моды" на территории нынешнего Тосненского района Ленинградской области
0
Дачники Серебряного века ходили в театры, создавали благотворительные общества и вообще вели активную светскую жизнь (фото: ИТАР-ТАСС)
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Там в середине XIХ века появилась своя "Рублевка" благодаря первой в стране "экспериментальной" железнодорожной ветке от Колпина до Чудова. Богатые и знаменитые открыли там свои "коттеджные поселки". Тысячи дачников строили театры, галереи, школы и церкви. Сейчас от них остались только открытки, на которых совершенно иная, непривычная дачная жизнь. Вооружившись этими письмами из прошлого, спецкор "Известий" отправилась искать истоки "дачной моды" на территории нынешнего Тосненского района Ленинградской области.

В 1836 году император Николай I утвердил проект сооружения железнодорожной линии между Петербургом и Царским Селом, а уже в октябре 1837 года движение по этому маршруту было открыто. В следующем году появились усовершенствованные локомотивы, что позволило отказаться от лошадиной тяги практически на всех участках. Этой дорогой мы пользуемся по сей день. Хотя из летящего поезда порой и не видно, что за станция за окном. У Поповки, например, сейчас нет даже минутной остановки. А ведь именно это село стало первым законодателем загородной моды, а вовсе не подмосковная Рублевка, как считают сейчас многие ее жители.

Что такое Самопомощь

Полустанок Поповка был самым удобным пунктом погрузки, и вскоре потребовалось его расширение.

Для участия в этих работах был приглашен петербургский инженер Михаил Подобедов, который, едва увидев живописные окрестности, буквально влюбился в них. Доходы инженеров в то время позволяли обзавестись не курятником на шести сотках, а собственным имением, что Подобедов и сделал. А уже к концу 90-х годов ХIХ столетия ему в голову пришла мысль разделить часть имения на участки в 400-450 саженей (по-нынешнему - 16-18 соток) для строительства частных дач. Выставленные на продажу 220 гектаров разлетелись мигом.

Глядя на удачный бизнес инженера, по тому же пути пошла и владелица соседнего имения г-жа Маркова. В результате уже к 1905 году возникли два дачных поселка - Подобедовка и Марково. Плюс к этому вдоль Московского тракта группа частников, объединившихся в общество "Самопомощь", выкупила неиспользуемые казенные земли. Их спланировали, разбили на участки и тоже предложили под частную застройку. Газета "Царскосельская речь" сообщала: "Фонд на покупку земли образовался из взносов участников по предварительной записи. Участки распределены по жребию, за исключением 80 участков, которые остаются в общем владении и предназначены для цели благоустройства: постройки церкви, учебных заведений, общественных зданий, парков, прудов и т.д.".

Вскоре, когда количество домов в дачных поселках приблизилось к тысяче, а треть из 15 000 их обитателей стали "зимогорами", т.е. людьми, проживающими на дачах круглый год, общественные земли при поддержке земства стали активно обустраивать. Для удобства дачников от станции Поповка к поселкам Самопомощь и Подобедовка пустили конку, с осени 1906 года в приспособленном здании стала функционировать состоящая из двух классов "начальная школа", поначалу в ней обучались 15 мальчиков и 12 девочек. Но народ из Питера напирал, многие перебирались на постоянное место жительства - стало ясно, что нужна полноценная школа. Группа дачной общественности создала специальный "Комитет для доставления средств среднему учебному заведению". Короче, пустили шапку по кругу и к маю 1909 года накопили достаточную сумму для постройки школы. Большое двухэтажное здание было рассчитано на восемь классов, помимо учебных комнат имелось два рекреационных зала, столовая, библиотека, учительская, кабинет директора, хозяйственные помещения.

Один из залов с успехом использовался для устройства различных вечеров и спектаклей. В газете "Поселковый голос" регулярно появлялись объявления примерно такого содержания: "В воскресенье в зале школы имеет быть общедоступный юмористический музыкальный вечер под управлением артиста Санкт-Петербургского зоологического сада А. Алекс. Программа довольно заманчивая: трехотделенный дивертисмент и живые картины".

Театральные романы

К слову, питерские дачники едва ли не с первых дней озаботились собственными средствами массовой информации. Журнал-газета "Поселковый голос" издавалась на средства подписчиков и выписывалась в каждый дом. Помимо этого выходила независимая газета "Дачник" - что-то типа нынешней оппозиционной прессы, где печатались оригинальные предложения по обустройству поселков либо высказывались мнения, отличные от политики дачных советов.

"Царскосельская речь" считалась "официальной". Правда, ни царя, ни его министров не нахваливала, а просто давала информацию о событиях в Питере и мире, рассказывала о новостях культуры и сцены. Питерцы-дачники и на природе оставались заядлыми театралами, поэтому не только зачитывались театральными рецензиями, но и делали все, чтобы иметь свой театр в непосредственной близости от огородных грядок.

К тому же в летнее время рекреационный зал школы не мог вместить всех желающих, поэтому было принято коллективное решение о строительстве в Подобедовке круглогодичного театра-сада. Локомотивом идеи стали владельцы крупных имений - Леонтий Бенц, супруги де Бур и уже упоминавшийся "первый дачник" инженер Подобедов. Не прошло и года, театр чудной архитектуры, построенный, как бы сказали сейчас, хозспособом и в свободное от работы время, в Подобедовке появился. А в Саблине - в дачном поселке в пяти верстах от Подобедовки - вообще было пять театров на три тысячи населения. Активно работали пожарное, образовательное, спортивное общества. И все это без копейки государственных средств. Также строили и церкви.

Не в упрек нынешним дачникам, просто времена теперь другие, но в загородных поселках отдыхающим и в голову не придет возводить театр или церковь. Скорее, скинутся на забор с колючей проволокой и ЧОПом по периметру. А тогда жили открыто. Общественно. Самоуправляемо. В самом широком смысле этого слова. Именно поэтому жизнь в окрестностях тосненских станций бурлила и развивалась так, как, пожалуй, ни в одном другом месте Петербургской губернии: строились дома, магазины, аптеки, пожарные депо, прокладывались дороги, устраивались мосты, да и улицы поселков в начале ХХ века освещались значительно лучше, чем в начале века ХХI.

История с фотографией

Трудно поверить, но дачи в престижном месте заселяли вовсе не олигархи, а люди среднего и низшего сословия - служащие, инженеры, небогатые чиновники, рабочие питерских заводов. Сохранилось немало фотографий, подтверждающих это. Дачники вообще очень активно снимались, фиксируя не только важнейшие события - закладку церкви, например, или открытие гостиницы, но и будничную жизнь, благодаря чему мы теперь знаем, что они были большими любителями пеших прогулок по окрестностям, купались только в специально отгороженных купальнях и по примеру княжеских усадеб устраивали у себя на огородах оранжереи, где вызревали и персики, и виноград, и многое другое, что не должно здесь расти.

Не прошло и года, театр чудной архитектуры, построенный, как бы сказали сейчас, хозспособом и в свободное от работы время, в Подобедовке появился. А в Саблине - в дачном поселке в пяти верстах - вообще было пять театров на три тысячи населения

Особенно интересны семейные фотографии, которые дают представление о социальных изменениях в одной отдельно взятой "ячейке общества". Вот фото семьи неких Дорофеевых, датированное июнем 1907 года. Семь человек, три поколения. Мать-крестьянка с мужем (судя по шляпе на голове, явно выбившимся на небольшую государственную службу) после отдыха в Поповке провожают в дорогу старшего сына. Из подписи на обороте следует, что он после испытаний был принят на работу в конструкторскую службу судостроительного завода в английском городе Барроу. Его брат - в железнодорожной фуражке, видимо, служащий или машинист местной станции. Парни явно не Митрофанушки - аккуратные, подтянутые. Под стать им и молодые женщины в белых нарядных платьях. По фото угадывается, что достаток в семье небольшой, но достоинство, с которым они держатся, не оставляет сомнений, что на таких людях и поднимались российские города и села.

Все звезды - к ним

Летом, наездами, на дачах бывала творческая интеллигенция. Приезд "звезды" сам по себе становился событием, заряжал публику энергией на много месяцев вперед. Но и "звезды" тогда были особые. Многие приезжали не просто расслабиться в глубинке, а вносили неоценимый вклад в благоустройство здешних мест. В Ушаках маститый петербургский архитектор Шретер спроектировал строительство церкви Святителя Николая Чудотворца и святой мученицы царицы Александры, которая сохранилась и по сей день. Изобретатель пороха Борис Винер, будучи никольским дачником, здесь же, в Никольском, выкупил землю у крестьян и построил пороховой завод. В начале ХХ века "на порохе" работало уже около 500 человек.

А вот купцу Максу Франку выкупить землю под строительство стекольного завода уже не удалось. Хитрые крестьяне, наблюдая, как быстро она растет в цене, решили сдавать участки только в аренду. Франку досталось 15 десятин, но он и на них развернулся - через год завод силами пятидесяти рабочих выпустил 31 тысячу пудов стеклянной посуды, а через пять лет количество рабочих увеличилось в триста раз, пропорционально возрос и объем продукции. Местных жителей стало недостаточно для столь быстро развивающегося предприятия. Поэтому на его территории были выстроены бараки и казармы для прибывающих из Питера рабочих, пекарня, заводская лавка, амбар, аптека с приемным покоем, керосиновый склад. Крестьяне, сдавшие Франку в аренду землю, были премного довольны своими доходами и до самой революции жили как рантье, почитывая романы и предаваясь таким приятным занятиям, как рыбалка и грибная охота.

Любань развивалась столь же интенсивно благодаря ученому Болотову, приехавшему в имение Горки на отдых после университетских трудов, но отдохнувшему едва ли неделю. Вместе с друзьями он организовал Общество попечения о бедных, которое содержало летние ясли для детей крестьян, занятых на полевых работах, проводило благотворительные распродажи, средства от которых направлялись на борьбу с туберкулезом. Важным источником пополнения казны общества являлась издательская деятельность по выпуску открыток с видами Любанской волости. При себестоимости, едва превышающей две копейки, открытки продавались по пятачку. И они того стоили: более красивого места не было во всем Тосненском районе.

Помимо дохода обществу открытки активно способствовали повышению популярности поселка среди петербуржцев, в первую очередь - среди представителей творческой интеллигенции.

Вот как рекламировал себя на почтовой открытке хутор "Тигода": "В двух верстах от станции по шоссе, в красивой сосновой роще, на берегу реки Тигоды зимний каменный дом. Сдаются круглый год хорошо обставленные комнаты. Ванна-водопровод, здоровый питательный стол, молоко, продукты местные. Ежедневно утром почта. Дом вдали от проезжей дороги, полная тишина и покой". Что называется, умри - лучше не скажешь.

На трезвую голову

Не обходили стороной дачную местность и человеческие страсти. "Самое яркое зло селения при ст. Поповка Николаевской ж.-д. - это неимоверно размножившиеся шинки с тайной продажей водки, - бичевала порок всезнающая газета "Поселковый голос". - Шинки рассчитаны на местных железнодорожных рабочих и на трезвые поселки Самопомощь-1 и Подобедовка... Около одного из таких шинков на пути конки в Песчанку часто буйствуют пьяницы из попутных деревень. На прошлой неделе было три буйства пьяных на конке, перепугавших пассажиров". Господи, Боже мой, не ездили вы, бедолаги, в нынешних электричках - теперь здесь по три буйства в каждом вагоне.

Но тогда, похоже, пьянство было все же исключительным явлением. Потому что только на трезвую голову всего за десять лет нетронутую цивилизацией местность можно превратить в цветущий оазис, зачуханный полустанок - в стратегическую станцию с многотысячным грузооборотом, а мелкопоместные имения - в многотысячные поселки с самой современной инфраструктурой. Сейчас это принято называть "экономическим чудом".

Безумно жаль, что через сто лет от "чуда" не осталось ничего, разве что пара строк в справочнике Ленинградской области. Да и то благоустроенный поселок Самопомощь теперь числится "нежилой местностью между Московским шоссе и поселком Красный Бор". Не существуют Ушаки как центр загородной цивилизации, Саблино из ухоженного дачного городка превратилось в заурядный поселок с населением в десятки раз меньшим, чем было сто лет назад. Революция, война, притеснения частной собственности... Разве что леса по-прежнему богаты грибами и ягодами, а в реках и прудах еще не перевелась рыба.

- Садоводы тоже есть, - вступилась за родные места главный специалист Тосненской администрации Людмила Журавлева. - С перестройки насчитываем в районе 176 садоводств. Давали от предприятий, на неудобьях, но зато по десять соток. Картошку, морковку семьи не покупают, все свое.

Какие здесь были дачи 100-150 лет назад, нынешние чиновники понятия не имеют. Не успели еще прочитать книжку "Поездом в Тосно" своего непосредственного начальника - вице-губернатора Ленинградской области и доктора экономических наук Григория Дваса, который в свободное от экономики время собирает старинные открытки Тосненского района и восстанавливает ретроспективу дачной жизни. Пожалуй, только по его коллекции и можно определить, где находились цветущие имения и сопутствующие им поселки петербуржцев.

По необъяснимым причинам ни одно современное садоводство на этих руинах не возродилось, простой народ предпочел возделывать целину "с чистого листа", а тот народ, что побогаче, престижным направлением числит уже не Тосно, а Карельский перешеек. До его описания Двас еще не добрался, зато по тосненскому имеет несколько тысяч фотографических открыток, чудом уцелевших на перекатах истории. Слишком много архивов того времени было сознательно уничтожено после революции 1917 года. Причем не только советской идеологической машиной, пытавшейся переписать историю и скрыть правду об уровне развития экономики и культуры дореволюционной России, но и самими владельцами таких архивов. Ведь даже косвенные связи с "буржуазным образом жизни" могли обернуться трагическими последствиями. Зато теперь мы знаем, откуда пошла мода на дачную жизнь и какими были дачники Серебряного века.

Читайте также
Реклама
Комментарии
Прямой эфир