Перейти к основному содержанию
Реклама
Прямой эфир
Мир
Полянский обвинил Запад в незаинтересованности в мире на Украине
Экономика
В Минфине предварительно оценили дефицит бюджета в январе в 1,76 трлн рублей
Мир
В Белом доме заверили в неизменности отношения к КНР после ситуации с шаром
Мир
Более 5,6 тыс. зданий обрушилось в Турции из-за землетрясения
Мир
Нацсобрание Франции проголосовало против отказа от пенсионной реформы
Мир
В Индии студент увидел 500 девушек на экзамене и упал в обморок
Мир
В Харьковской области демонтировали бюст Ватутина
Мир
Более 7300 человек были спасены в течение 20 часов после землетрясения в Турции
Общество
Никита Михалков вышел на сцену впервые после выписки из больницы
Мир
Число жертв землетрясения в Турции возросло до 2379
Мир
МВД Украины оценило сроки расследования крушения вертолета в Броварах в 1–2 месяца
Мир
В Тайване произошло землетрясение магнитудой 5,1

Алкогольная независимость

В России разворачивается новая кампания борьбы с алкоголизмом. На этот раз она принципиально отличается от предыдущих. Введена минимальная цена на водку, в правительстве идет работа над пакетом документов, ужесточающих продажу спиртного. Чтобы выяснить, как начинается антиалкогольная кампания в глубинке, спецкор "Известий" отправилась в Ржев, где несколько лет назад случилось самое страшное в новейшей истории России массовое отравление алкогольным суррогатом
0
Народу больше не наливать! (фото: PHOTOXPRESS)
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Андрей Бильжо. Карикатуры в тему

В России разворачивается новая кампания борьбы с алкоголизмом. На этот раз она принципиально отличается от предыдущих. Введена минимальная цена на водку, в правительстве идет работа над пакетом документов, ужесточающих продажу спиртного. Чтобы выяснить, как начинается антиалкогольная кампания в глубинке, спецкор "Известий" отправилась в Ржев, где несколько лет назад случилось самое страшное в новейшей истории России массовое отравление алкогольным суррогатом.

От алкогольных отравлений в России ежегодно гибнут 40 000 человек. За двадцать лет затишья на фронте борьбы с зеленым змием страна стала абсолютным мировым лидером по потреблению спиртных напитков: в год мы принимаем на грудь по 18 литров чистого алкоголя. Оборотная сторона этого достижения - 3,5 млн россиян больны алкоголизмом. Почти половина пьющих - женщины. Немало и детей.

Лица цвета канарейки

Ржев Тверской области "прославился" осенью 2006 года, когда шестидесятитысячный городок захлестнула эпидемия токсического гепатита. На всю жизнь мне запомнился ужас от встречи с его жертвами. Люди были желтые, как канарейки. Цвет кожи поменялся чуть ли не у каждого двадцатого, а информация из инфекционной больницы напоминала сводки с фронта: отравились 500, 600, 700 человек, умерли 32, 45, 60...

Сколько на самом деле погибло после приема внутрь некой жидкости для дезинфекции коровников, до сих пор неизвестно. Во-первых, люди до последнего "сохраняли лицо", уверяя врачей и прокуратуру, что никакой гадости в рот не брали и вообще пили исключительно благородные напитки и только по праздникам. Некоторые скрывали адреса своих отравителей сознательно - зная, что к ним за дешевым зельем придется обратиться еще не раз. Не все успевали... У кого-то печень разложилась за пару месяцев, у кого-то через пару лет. Размеры катастрофы можно вычислить по датам захоронений на местном кладбище. Больше всего могил приходится на 2006-2008 годы, возраст в основном от восемнадцати до пятидесяти, многие лежат семьями. А кто-то чахнет до сих пор, как моя старая знакомая Зина. Она была самой большой оптимисткой в женской палате инфекционной больницы и пережила всех, кто лежал вместе с ней.

- Врачи постарались, дали хорошее лечение. И я опять как новенькая. Не пью! Только чай, - торжественно сообщает она главную новость. И тут же "за встречу" предлагает накапать нам в чашки по 10 капель дихлофоса - он, дескать, безвредный: мозги прошибает, а до печенки не достает.

Лечение отважной "гепатитчицы" обошлось областному бюджету в полмиллиона рублей. Врачи действительно делали все, чтобы вытащить людей. На одни медпрепараты тратилось по 500-700 рублей в день на каждого отравившегося, а норма, по словам главврача ЦБ Владислава Иванова, была всего 85 рублей. Тверские власти подбрасывали финансы через специально созданный фонд. Из него же выписавшимся пациентам оплачивали "долечивание". Соцподдержка была вынужденной - вряд ли кто-то стал бы ходить в поликлинику на уколы за "свои". У многих на это и денег не было: по официальной версии, в группу риска попали асоциальные элементы - те, кто больше жизни уважает всякую "пучеглазку", "червивку" и "бормотуху".

Однако по статистике ржевских медиков, которые у себя в городе знают подноготную всех и каждого, законченных алкоголиков и бомжей среди отравившихся было не больше половины. Остальные - обычные люди, волею случая принявшие "нехорошее" спиртное. Но в пылу борьбы с эпидемией это обстоятельство старались не педалировать. Как и то, что в 22 других регионах не продавалась жидкость для дезинфекции коровников, но десятки тысяч человек все равно стали жертвами токсического гепатита.

Подполье запугали ценой

Главная проблема, с которой три года назад столкнулись власти не только Тверской области, но и практически всех регионов России, - доступность дешевого алкоголя и его суррогатов. Бутылка разбавленного до 30 градусов дезинфицирующего средства "Экстрасепт-1" к моменту массовых отравлений стоила во Ржеве 10 рублей, "паленая" водка неизвестного происхождения - 35-40 рублей. И это далеко не предел: в южных регионах России цена бутылки исконно русского напитка могла составлять 25 рублей. Такая цена явно указывала на нелегальное происхождение товара. Судите сами: себестоимость бутылки водки не превышает 20 рублей. Акциз вместе с другими налогами составляет сейчас около 50 рублей (три-четыре года назад около 40 рублей). А ведь есть еще доход производителя и магазина. Вот и выходит, что нормальная водка, выпущенная официально, должна быть минимум вчетверо дороже. При этом до недавних пор магазину, продающему явно "паленый" продукт, ничего предъявить было нельзя. По документам в магазине продавалась абсолютно нормальная водка.

С 1 января государство ввело минимальные цены на водку. Теперь продавать горячительное ниже 89 рублей нельзя. И, несмотря на все опасения, эта цена соблюдается большинством магазинов, причем не только в легко контролируемой столичной торговле, но даже и на селе. Магазины теперь опасаются санкций за продажу "левака". Ведь их теперь могут лишить возможности продавать алкоголь, а это серьезная потеря доходов.

Почему не помог ЕГАИС

ЧП федерального масштаба четырехлетней давности многие специалисты уже тогда связывали с очередной кампанией по усилению контроля за оборотом алкогольной продукции. Как выглядело "усиление"? Во-первых, была проведена малопонятная и недешевая процедура по замене старых акцизных марок на новые. "Новых" катастрофически не хватало, что поспособствовало как минимум удвоению коррупции на алкогольном рынке.

Бутылка разбавленного до 30 градусов дезинфицирующего средства "Экстрасепт-1" к моменту массовых отравлений стоила во Ржеве 10 рублей, "паленая" водка - 35-?40 рублей

Кроме того, в тот момент спешно вводилась ЕГАИС (Единая государственная автоматизированная система) с цепочкой непрерывного контроля "производство - опт - розница". По идее одного из разработчиков - депутата Валерия Драганова - система должна была учесть каждую каплю спиртного в России. Инициатор переключился на ниву другого бизнеса, а страна расхлебывала заваренную кашу. Введение ЕГАИС к лету 2006 года привело к снижению производства алкоголя в стране почти вдвое, ничуть не сократив долю нелегального производства. Больше того, по данным МВД, объемы изъятой из незаконного оборота продукции выросли с 699 тысяч до 743 тысяч дал всего за год. Так что основная задача ЕГАИС - легализация алкогольного рынка - так и не была решена. Участники рынка, только за 2006 год вложившие в ЕГАИС порядка $300 млн, склонны считать, что их деньги выброшены на ветер.

И это только прямые потери. А сколько потеряли законопослушные заводы недополученной прибыли, простояв более двух месяцев? Это не подсчитано до сих пор. По данным Союза производителей алкогольной продукции, только месячный простой легальных водочных заводов стоил им более $30 млн - ведь надо платить за свет, налоги на имущество, зарплату... Таких месяцев в 2006 году было как минимум два - в январе все стояли в ожидании новых марок, а в июле и начале августа категорически отказывалась работать ЕГАИС. Наконец, сколько потерял бюджет, также остается тайной. Любопытно, что ответственного за те события так и не нашли. Троим заместителям министров (сельского хозяйства, экономического развития и финансов) тогда объявили выговоры, и этим все ограничилось.

Одна нянька вместо семи

Теперь власти не намерены повторять ошибки предыдущих лет. Впервые в правительстве появился ответственный за "алкогольную" проблематику - Федеральная служба по регулированию алкогольного рынка (Росалкогольрегулирование). Если раньше производством горячительного рулило сразу несколько министерств и ведомств (это и стало одной из причин неразберихи с ЕГАИС), то теперь все функции по контролю перешли в одни руки. Так правительство решило изменить ситуацию, лучше всего характеризуемую поговоркой "У семи нянек дитя без глазу". Причем функции передавались новой службе не в один день (что опять привело бы к неразберихе), а поэтапно, чтобы не было сбоев. Например, лицензирование производителей и оптовиков перешло в Росалкогольрегулирование в октябре прошлого года, а ЕГАИС - лишь с января этого. В итоге перемены в регулировании на алкогольном рынке, ранее постоянно сопровождавшиеся остановками производства и скандалами, на этот раз прошли без проблем.

Сейчас в правительстве проходит последние согласования пакет законопроектов, существенно меняющих правила игры на алкогольном рынке. Это целый комплекс мер по борьбе с паленой водкой и по ограничению продаж алкоголя. Его разработало Росалкогольрегулирование, после чего пакет одобрили на совещаниях у премьер-министра и президента с участием губернаторов. О каких мерах идет речь? Даже простое их перечисление говорит о фундаментальном подходе и отсутствии "штурмовщины". Тут и введение ограничений на розничную продажу по времени, и лицензирование транспортных перевозок спирта, и изменение правил декларирования производства и продажи алкоголя. С будущего года планируется кардинальным образом изменить систему взимания акцизов на алкоголь, убрав все льготы по его уплате на спирт и спиртосодержащую продукцию. Ведь именно льготы стали причиной появления на прилавках Тверской и других областей "боярышника" и "экстрасепта" - их производители акцизов не платят и тем самым поставляют сверхдешевое пойло на прилавки.

Одновременно с работой над законопроектом чиновники активно наводят порядок на рынке. Уже в декабре во всех регионах прошли проверки организаций оптовой торговли и производителей, по итогам которых у более чем 50 компаний приостановили лицензии. Конфисковали более 700 тысяч бутылок нелегальной водки с так называемыми мытыми марками. Введение минимальной цены на водку с 1 января - звено той же цепи. Как уже писали "Известия", сейчас готовится приказ о распространении минимальной цены на всю продукцию крепче 28 градусов.

Увы, результаты всей этой бурной деятельности на местах пока малозаметны. Кроме разве что введения минимальной цены. Оно и понятно: большинство мер еще не вступило в действие. Детальная проработка требует времени, а от штурмовщины на этот раз решили отказаться. Но чиновники уверены, что результаты будут видны уже в ближайшем будущем. Что касается жителей Ржева, то они склонны смотреть на проблему шире. Ведь у нас потребление алкоголя регулируется не только административным или экономическим воздействием. Тут важен образ жизни. Как показывает вся история России, эта проблема напрямую связана с уровнем доходов населения и с общей культурой.

Хроники трезвости

Если проблему пьянства и алкоголизма в России можно считать без преувеличения вечной, то способы борьбы с ней менялись неоднократно: от церковных увещеваний до насильственного удержания пьяниц в специальных "холодных" комнатах полицейских участков. Однако все эти меры не приносили желаемого результата. Отказаться от водочных прибылей и запретить продажу спиртного царское правительство решилось только в канун Первой мировой войны.

К 1923 году народный промысел фактически "съел" и без того скудные запасы сахара и хлебопродуктов в стране. В результате сухой закон отменили, большевистские власти решили бороться с пьянством с помощью подъема культурного уровня населения. Ничего более умного, чем открывать на предприятиях "позорные" кассы для пьяниц и привлекать детей к публичному перевоспитанию пьющих родителей, придумано не было, но и это не принесло желаемого результата - пьянство только нарастало. Однако в тридцатых годах был найден способ отвратить народ от пагубной привычки - снижение зарплаты с одновременным повышением цен на спиртное и жесткими репрессиями против самогонщиков. Однако это не продвинуло граждан к трезвому образу жизни - к концу 60-х правительство насчитывало в стране около миллиона хронических алкоголиков и в два раза больше тех, кто "на грани".

С наступлением брежневской эпохи борьбу с алкоголизмом попытались перевести в более цивилизованное русло. Спиртные напитки стали продавать с 11 до 19 часов, расширилась сеть лечебно-трудовых профилакториев (ЛТП). Минздрав придумал также небывалую в отечественной практике меру - наркологические отделения на предприятиях: пьющие оздоравливались, что называется, не отходя от станка. Полным ходом шло издание книг против пьянства и алкоголизма. Однако, как свидетельствуют отчеты Минздрава и МВД, все эти деньги потратили впустую. "Уровень потребления водки на душу населения остается высоким, - писал в докладной записке на имя Брежнева министр внутренних дел Щелоков. - В 1972 году - 9,1 л, в 1973 году - 10,1 л". Самой пьющей из союзных республик была Российская Федерация - 12-12,7 л на человека, затем Латвийская ССР (11,5-11,8 л), Казахстан (9-9,2 л). Меньше всего пили те, у кого заработки были либо очень высокими, либо очень низкими. А вот большинство (70%) постоянных посетителей медвытрезвителей имели доходы от 80 до 150 рублей. В этом, пожалуй, был самый главный урок антиалкогольной кампании, начавшейся в 1972-м и сошедшей на нет в 1974-м. Если подавляющее большинство населения зарабатывает лишь на удовлетворение текущих бытовых потребностей, то бороться с пьянством очень сложно.

Читайте также
Реклама
Комментарии
Прямой эфир