Перейти к основному содержанию
Реклама
Прямой эфир

Сморчком по кризису

Традиционно считается, что главное богатство Сибири - нефть и газ. Но, оказывается, не менее доходной отраслью может стать сбор и переработка грибов, ягод, кедровых орехов и всего остального, что можно вытащить из тайги. В Томской области ежегодно возобновляемые запасы дикоросов оцениваются в 130 000 тонн. Из-за непроходимых болот и отсутствия автотрасс взять удается только то, что под ногами, - 5-6% урожая. Однако прибыль от этих "крох" составляет $100 млн в год и вот-вот сравняется с областными доходами от добычи нефти. Корреспондент "Известий" провела ревизию в таежной кладовой
0
Для горожан дары тайги — экзотика, для крестьян — работа (фото: Дмитрий Хрупов)
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Традиционно считается, что главное богатство Сибири - нефть и газ. Но, оказывается, не менее доходной отраслью может стать сбор и переработка грибов, ягод, кедровых орехов и всего остального, что можно вытащить из тайги. В Томской области ежегодно возобновляемые запасы дикоросов оцениваются в 130 000 тонн. Из-за непроходимых болот и отсутствия автотрасс взять удается только то, что под ногами, - 5-6% урожая. Однако прибыль от этих "крох" составляет $100 млн в год и вот-вот сравняется с областными доходами от добычи нефти. Корреспондент "Известий" Людмила Бутузова провела ревизию в таежной кладовой.

Метро страшнее, чем зверье

Утром поселок Иштан облетела добрая весть: нашлась пропавшая двое суток назад Галина Рыбина. Обессилевшую женщину сняли с дерева проходившие мимо грибники.

- Когда поняла, что заблудилась, было еще светло, - рассказывает односельчанам спасенная мученица. - Решила залезть повыше, поглядеть дорогу. Рюкзак бросать жалко, там белых на 800 рублей. Ну, лямками за сук и зацепилась. Проболталась до ночи. Потом уж страхи пошли: либо медведь загрызет, либо комары всю кровь выпьют.

После Галиных приключений соваться в лес как-то сразу расхотелось.

- У вас в Москве опасностей еще больше, - успокоил корреспондентов "Известий" местный житель Иван Григорьевич, вызвавшийся нам в провожатые. - Вон, мой свояк однажды съездил, зазевался в метро - чуть насмерть не затоптали. Зверь так не сделает.

Однако, по данным томской службы МЧС, на поиски заблудившихся добытчиков спасатели выходят практически каждый день. По статистике, примерно половину удается найти, процентов тридцать, поблуждав по тайге, выходят сами, остальные пропадают без вести. Эту калькуляцию каждый сборщик дикоросов знает как "Отче наш", но мало кого она пугает. Объяснение простое: за добычу грибов и ягод заготовительные компании платят прямо на месте, поэтому в тайгу устремляются все кому не лень. В обычные годы в Томской области насчитывалось до 150 000 сборщиков. Нынешний финансовый кризис увеличил армию еще как минимум на 50 000 безработных.

Бивалютная корзинка

Пожелавшим отправиться на заработки в тайгу служба занятости выплачивает два минимальных пособия по безработице. На эту программу из областного бюджета выделено 108 миллионов рублей.

- Я эти грибы раньше раз в год видел, - говорит Валерий Корогодин, инженер одного из павших заводов и горожанин в третьем поколении. - Деваться некуда, пошел в лес и не жалею. За индексами мировых бирж теперь не слежу, котировками цен на нефть не интересуюсь. Грибной бизнес, к счастью, не зависит от бивалютной корзины, он зависит от величины корзины обычной. Чем больше корзина, тем больше можно набрать грибов. Например, вот это лукошко маслят стоит 300 рублей, а в мае я ударил по кризису сморчками. И очень зауважал неблагозвучные грибочки: за одну неделю заработал на них десять тысяч.

Матерые промысловики типа многодетного семейства Матросовых из Асиновского района о бивалютной корзине вообще понятия не имеют, зато отлично помнят, что в прошлом году "на шишки" всех восьмерых детей собрали в школу. Годом раньше велосипеды и компьютер им покупали "на грибы". "На клюкву" папа Матросов вставил себе железные зубы. На золотые не хватило денег - урожай раньше времени ушел под снег. Сейчас семья мечтает об иномарке. Мамаша Люда на седьмом месяце беременности как угорелая носится по тайге, зашибает деньгу.

- Если родит, тыщ двадцать потеряем, - расстраивается за машину старший Матросов. - В тайгу уж поди все на "Мерседесах" ездят, одни мы безлошадные.

Корреспондентам "Известий", возможно, просто не повезло, но им не попался ни один таежный добытчик на иномарке. Только с мешками, рюкзаками и корзинами. Но было приятно, что в России еще есть места, где так удачно мечты народа совпадают с планами власти. Ведь это томский губернатор Виктор Кресс на последних выборах уверял, что через пятилетку каждая семья на дикоросах сможет заработать "Мерседес". Ему поверили, потому что другие кандидаты давили на голую идеологию и ничего материального не обещали. В принципе губернатор не обманул. В прошлый сезон сборщики получили на руки 730 миллионов рублей.

Таежный проект

В Томске и не скрывают, что идея поставить сбор дикоросов на промышленную основу пришла властям от нужды. С началом перестройки в области рухнули леспромхозы. Отдаленные поселки оказались брошенными на произвол судьбы. Надо было чем-то занять спивающихся. Спасением стала тайга.

- Давно известно, что из леса выгоднее брать, чем рубить его, - говорит директор Томской продовольственной компании Александр Ларионов. - У нас в России была другая психология: все вырубить. Когда ситуация развернулась на 180 градусов и до властей дошло, что лучше сто лет собирать дикоросы в тайге, чем рубить ее, я первым открыл в селе заготпункт и поставил грибоварню.

Сейчас Ларионов уже не тот кустарь-одиночка, имеет разветвленную по всей Сибири сеть приема дикоросов, ворочает миллионами долларов, поставляя орехи, грибы, ягоды и соки в Европу.

- В любом медвежьем углу всегда найдутся толковые ребята, которые и сами не пропадут и других за собой вытянут, - подтверждает начальник департамента потребительского рынка обладминистрации Александр Таловский. - Нам повезло, что за идею уцепился малый бизнес. Все начинали с нуля, на чистом энтузиазме, и вот так потихонечку раскрутили совершенно новую заготовительную отрасль.

Осанну малому бизнесу, загнавшему народ в лес, в Томске поют с утра до вечера. Хотя тридцать фирм-первопроходцев давно уже не малые, а восемь из них так вообще, можно сказать, гиганты таежной индустрии. В сезон созревания дикоросов они разворачивают более 200 стационарных и 100 передвижных заготовительных пунктов, 350 сушилок и варочных установок, используют 250 единиц автомобильной техники. Вся эта мощь позволяет за сутки перерабатывать 500 тонн грибов, 350 тонн ягод, 300 тонн орехов. Заготовительные аппетиты таежных бизнесменов простираются далеко за пределы области.

- Мы даже китайцев вытеснили, - говорит Сергей Митюкевич, директор ООО "Томская водяная компания". - Раньше в лес зайдешь - раскосые братья чуть не под каждым кустом. Мухоморы собирали, потом повадились нелегально скупать дикоросы. Но в Сибирском округе уже все схвачено - наши заготпункты повсюду, да и по материально-технической базе соседям нас не догнать.

Если честно, то и догонять-то особых охотников нет. Красноярск, Омск, Иркутск, Новосибирск, где грибов и ягод не меньше, год из года засылают к томичам эмиссаров перенимать опыт, но воз и ныне там. Митюкевич их отлично понимает: заготовка дикоросов - это такая несусветная маета, что лучше не связываться. На вопрос, почему сам связался, имея за плечами ученую степень и несколько успешных бизнес-проектов, отвечает, что, во-первых, ему это интересно, а во-вторых, он уверен, что таежная отрасль по доходности вот-вот обгонит нефтедобычу, на которой сейчас держится томский бюджет. Надо только довести сбор дикоросов с 6 до 10% - и все, нефтедобыча отдыхает.

При такой святой убежденности даже как-то неудобно спрашивать, почему это заготовительная отрасль дает в бюджет всего 35 миллионов рублей налогов.

Зонтик губернатора

- Мы за налогами не гонимся, - скромничает Александр Таловский. - Наоборот, изобрели массу льгот для предпринимателей, "под дикоросы" фирмы получают областные кредиты. Нам важнее, чтобы этот социально значимый бизнес развивался и охватывал как можно больше народу.

Да малый бизнес уже и так прет вширь и вглубь. По росту предпринимательских рядов Томская область впереди всей России: из 500 000 человек экономически активного населения 200 000 занято в малом бизнесе. Кое-кто посмеивается: они, дескать, насчитают! Мужик пошел в лес с корзинкой - уже предприниматель, другой на пару с женой выловил леща, сдал в заготпункт - вот тебе малое предприятие.

Интересно, а кем их считать, если они сами себя обеспечивают, не штурмуют биржу труда и не просят помощи у государства? Другой вопрос, что "самовыплывающие" находятся под зонтиком местных властей, которым хватает ума направить свой ресурс не на запреты и ограничения несчастным предпринимателям, как это обычно водится, а на изобретение новых способов вовлечения людей в реальный бизнес. Например, программы "Первый шаг" и "Бизнес-старт", которые нынешней весной запустило в регионы Минэкономразвития, придумали в Томске и работают по ним уже четвертый год. Причем по "Первому шагу" - на открытие своего дела - дают не как везде жалкие 50 000 рублей, которых не хватает даже на регистрацию предприятия, а триста тысяч. На эти деньги вполне можно развернуться: оборудовать, допустим, цех засолки у себя под боком или завести пасеку в тайге. Победители конкурса "Бизнес-старт" безвозмездно получают на развитие дела по 500 000 рублей.

- Поначалу мы их чуть не за полы хватали, чтобы вовлечь в конкурс, - рассказывает начальник областного департамента развития предпринимательства и реального сектора экономики Андрей Трубицын. - Отбивались всеми силами: ой, а вдруг не получится? У всех все получилось. Сейчас уже никого не уговариваем - от заявок отбоя нет.

Райские кущи

- Вот выиграю конкурс и открою в тайге турбазу выходного дня, - мечтательно закатывает глаза Лида Кадышева, жительница Первомайского района, тридцати лет, из которых пятнадцать она провела на сборе грибов и ягод. - Представляете: я в белом фартуке, с маникюром, разношу по утрам чай любителям "тихой охоты" и вижу, - ха-ха-ха! - Лида пополам сгибается от смеха и выпаливает главную фишку, ради которой и затевается турбаза: - вижу их опухшие, изъеденные гнусом рожи!

Такое лицо и у самой Лиды. Она устала его носить, так же как безразмерные кирзовые сапоги, тяжеленную непромокаемую куртку и необъятных размеров рюкзак.

- На грибах и шишках состояние не сделаешь, - вздыхает Лида. - Ну, сколько ты на себе вынесешь? Ведра два белых. При нынешних ценах - 50 рублей за килограмм - получишь 250-300 рублей за ведро минус транспортные расходы. Грибной сезон длится месяц, вот и получается: не больше шести тысяч на человека.

Тот же расклад и по ягоде. Максимум, что на ней можно заработать, 15-20 тысяч рублей.

Для тех, кто намаялся в тайге, большой удачей считается попасть "на базу". Но перед этим они, похоже, часами стоят в положении "на старт!". Потому что, едва заслышав шум приближающегося рефрижератора, сломя голову несутся, чтобы занять место на сортировке. За эту работу платят вдвое меньше, чем добытчикам.

- Зато тут как в раю - светло и уютно, - похвалилась Галина Яшина, посреди августа явившаяся в цех в фуфайке, валенках и ватных штанах. Так она и будет работать, потому что в помещении минусовая температура, при плюсе гриб моментально сжирают черви.

Задача сортировщиц - не оставить этим паразитам ни единого шанса. Они справляются. На моих глазах пять женщин за семь минут пропустили на конвейере два центнера белых. На выходе каждый попал куда надо: червивые - в сушку, нестандарт - в резку, а самые красивые - в шоковую заморозку. Это довольно хитрая технология, при которой гриб-ледышка, оттаяв под Новый год на какой-нибудь московской кухне, сохранит вкус свежего белого гриба, хвастается Сергей Митюкевич.

- За день, - говорил Митюкевич, - я могу заморозить 20 тонн сырья, засушить - 5 тонн, а если понадобится, то и сварить 2 тонны. За сутки замораживаю 30 тонн ягод.

Потом он из этих замороженных ягод производит 600 тонн натуральных соков. Поставляет в основном в Европу. Внедриться в Москву не хватает капиталов. По его словам, только "входной билет" в торговые сети - 60 тысяч евро и еще столько же, чтобы бутылочки поставили на полку, а не в подсобку. К тому же после торговых накруток стакан таежного сока оказывается дороже бутылки армянского коньяка. При таких ценах побаловать себя витаминами могут только олигархи. А в Европе взяток вроде бы не берут, поэтому там даже пролетарии балуются натуральными продуктами из сибирской тайги. Ну и еще, конечно, везет самим жителям Сибири: 60% продукции томичей продается от Урала до Дальнего Востока.

Интересно, что предприимчивые бизнесмены додумались с выгодой использовать даже скорлупу от кедровых орехов, а ядрышки пакуют в тару по 100 граммов, лишая потребителей удовольствия сломать себе зубы.

Караул устал

Но власть и бизнес, похоже, предчувствуют усталость людского ресурса.

- В тайгу уже и за тысячу рублей не заманишь, - возмущался Александр Ларионов. - Раньше компания спокойно нанимала иностранцев. По новому законодательству это невозможно. Нужна прописка. А где их прописывать? В лесу?

Еще больше обид на вступивший в силу Лесной кодекс. Теперь в лес просто так не зайдешь. Сбором дикоросов "для промышленных нужд" официально могут заниматься только предприятия и индивидуальные предприниматели, выиграв аукцион на аренду лесного участка.

- Но, во-первых, кто мне скажет, сколько нужно взять леса в аренду, чтобы собрать, скажем, 100 тонн брусники или 20 тонн чаги? - спрашивает неизвестно кого глава небольшого заготовительного предприятия Игорь Смоляков. - Год на год не приходится - сейчас хороший урожай, а следующим летом пусто. Во-вторых, стоимость аренды рассчитывается исходя из цены на лес, но сборщикам дикоросов древесина не нужна. И, наконец, с ними на аукционе конкурируют лесорубы, у которых совсем другие деньги.

В принципе Лесной кодекс не российское изобретение. Во всем мире нельзя тащить из леса природные дары, не заплатив за это государству. Но промысловики считают, что наши законодатели, ориентируясь на мировой опыт, забыли о родимой реальности, лишь бы содрать семь шкур с десятков тысяч людей, когда-то брошенных экономикой на произвол судьбы и выживших только благодаря тайге.

В Томске ничего страшного пока не случилось. Областные власти в этом году нахально проигнорировали федеральный закон. Что будет завтра, пока неясно.

- Выкрутимся! - бодро заверяет департамент потребительского рынка. - Есть кое-какие идеи.

Слава богу, этим они богаты. Придуман вроде бы новый "груздь программы". Теперь все, кто хочет, могут сдавать продукцию не отходя от собственного огорода. Не дикоросы, конечно, а обычные помидоры-огурцы, малину-смородину. Деньги - сразу, саженцы - бесплатно вперед, что для населения довольно привлекательно. Одними из первых новый бизнес оценили городские мичуринцы, прижатые кризисом не меньше, чем их таежные сотоварищи. Сдали на переработку 200 тонн дачной продукции.

В деревнях уже каждый второй заделался огородным заготовителем. Например, Катя Прощенко, глава таежного сельсовета, развела грядки прямо под окнами своей конторы, чтобы быть на посту, если вдруг понадобится кому-то по важным государственным делам. Односельчанам пока не до этого, все в разгоне за добычей. Правда, недавно заходила Люда Матросова - регистрировать новорожденного. Родила досрочно. Но мальчик крепенький, назвали Мерседесом.

Читайте также
Реклама
Комментарии
Прямой эфир