Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Кто "раскулачивает" фермеров

Есть в России такое явление - захватывают предприятие, быстренько его разоряют и оставляют коллектив без куска хлеба. Сейчас масштабы бедствия такие, что рейдерство, по выражению генпрокурора Юрия Чайки, стало "настоящей чумой российской экономики". Власти объявили захватчикам войну, однако даже единого толкования слова "рейдерство" в России пока нет. А вот жителям чувашской деревни Ярабайкасы и словарей никаких не надо. Там уже четвертый год борются с захватчиками единственным доступным способом - митингами, голодовками, попытками самосожжения и челобитными президенту. Спецкор "Известий" Людмила Бутузова разбиралась в причинах и последствиях крестьянской схватки
0
Крестьянам, побывавшим в заложниках неизвестно у кого, так ничего и не объяснили (фото: из колхозного архива)
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Есть в России такое явление - захватывают предприятие, быстренько его разоряют и оставляют коллектив без куска хлеба. Сейчас масштабы бедствия такие, что рейдерство, по выражению генпрокурора Юрия Чайки, стало "настоящей чумой российской экономики". Власти объявили захватчикам войну, однако даже единого толкования слова "рейдерство" в России пока нет. А вот жителям чувашской деревни Ярабайкасы и словарей никаких не надо. Там уже четвертый год борются с захватчиками единственным доступным способом - митингами, голодовками, попытками самосожжения и челобитными президенту. Спецкор "Известий" Людмила Бутузова разбиралась в причинах и последствиях крестьянской схватки.

"Мечусь как кишка на пожаре"

В чувашскую деревню Ярабайкасы "чума" пришла 9 ноября 2005 года. Этот день в мельчайших подробностях помнят все, потому что раньше здешние доярки сроду не доили коров под конвоем людей в масках, а механизаторы не лежали лицом вниз под дулами карабинов "Сайга".

- Я был в кабинете, - рассказывает директор ООО "Лидер" Эдуард Мочалов. - Вдруг врываются неизвестные мне люди, предъявляют выписку из налоговой - предприятие переписано на имя какого-то Васильева. Как? По какому праву? Они показывают договор купли-продажи: твоя подпись? Подпись действительно моя, но даже во сне такого не было, чтобы я продавал кому-то колхоз за пять с половиной миллионов рублей. Кинулся в прокуратуру, к властям. Вот так четвертый год и мечусь между ними, как горелая кишка на пожаре.

Строго говоря, колхоз ему вернули гораздо раньше - через девять дней. Но торжество справедливости выглядело довольно странно. Налоговая по-тихому, без всяких объяснений переписала документы с нового владельца на прежнего, Мочалов в сопровождении прокуроров прибыл в свой кабинет, а г-н Васильев освободил стул и вместе с ЧОПом мирно покинул захваченную территорию. Последнее обстоятельство очень сильно растревожило людей, деревня кричала "Караул!" и пыталась самостоятельно задержать налетчиков.

Но в отношении рейдера, которого не только видела, а, можно сказать, держала в руках вся силовая верхушка Моргаушского района, поначалу даже не возбудили уголовное дело.

- В принципе не трудно догадаться, почему, - считает председатель Чувашского отделения общероссийского общественного движения "За права человека" Наталья Семенова. - В истории с захватом "Лидера" житель Чебоксар Васильев, нигде не работающий и только что отсидевший семь лет за грабеж, просто подставное лицо. За ним явно стоял кто-то "поважнее". Когда всплыла фамилия сотрудника районного ОБЭПа, дело постарались спустить на тормозах. Что называется, перевели стрелки на двух субъектов, якобы не поделивших между собой колхоз. Никто даже не попытался выяснить, откуда взялся этот договор купли-продажи, и если он "настоящий", то почему его с такой легкостью аннулировали?

Делиться надо

По рассказам Эдуарда Мочалова, все началось еще осенью 2004 года, когда на базе обанкротившегося колхоза "Дружба" было создано предприятие "Лидер" и он его возглавил. Манипуляция произошла не без нарушений законодательства, но тогда на это закрыли глаза: надо было спасать людей, оставшихся без средств к существованию, и хоть как-то сохранить колхозные активы.

- Вскорости после этого меня навестил Илларионов из районного ОБЭПа, - восстанавливает события Мочалов. - Говорит: "Раз ты наварился, должен поделиться, не то хуже будет". Запросил 2 миллиона рублей. Как их отдать? Мы только начинали после разрухи. Люди в меня поверили, хотели работать, и я бился изо всех сил, чтобы и посеяться, и скот сохранить. Милиционер не отставал. Чтобы отвязаться, отдал ему 100 000 рублей. Он за это уцепился и вынудил меня поставить на чистых листах бумаги подпись и колхозную печать - как бы для страховки устной договоренности, что оставшиеся 1 900 000 он от меня получит, когда хозяйство встанет на ноги. Но деньги у меня так и не появились, всю прибыль съедали текущие расходы. Когда произошел захват "Лидера" и всплыли эти несчастные бумаги с подписями, стало понятно, что я совершил большую ошибку в жизни.

Впоследствии Российский федеральный центр судебной экспертизы при Министерстве юстиции по заявлению Эдуарда Мочалова изучит документ и сделает заключение, что в договоре купли-продажи хозяйства подпись от имени Мочалова и запись его фамилии были исполнены на листе до того, как на них выполнены печатный текст и подпись от имени Васильева. Первый арбитражный апелляционный суд, опять же по иску Мочалова, вынесет постановление о признании договора недействительным и незаключенным. Под напором этих документов Мочалова все-таки признают потерпевшим, и уголовное дело в отношении Васильева наконец будет возбуждено. Но это случится почти через год после ЧП и, судя по последующим событиям, вовсе не на радость колхозникам, добивавшимся справедливости.

Неподходящий диагноз

Дело, несмотря на отчаянные хлопоты потерпевшего, не двигалось. Больше того, Мочалову стали поступать анонимные угрозы "не трепыхаться и отдать колхоз по-хорошему, а не то его самого "закроют". В правоохранительных органах на эти "малявы" - ноль эмоций, но обстановка, по словам наблюдавших за ситуацией правозащитников, складывалась такая, будто они во что бы то ни стало хотят закрыть Мочалову рот. Общественники писали всюду - от партии "Единая Россия" до прокуратуры республики - с просьбой разобраться и защитить человека.

Мнение правозащитников - как бы выразиться помягче - не встречает понимания на высшем уровне.

- Да они там все чокнутые, - по-свойски поделились с корреспондентом в Следственном управлении при прокуратуре Чувашии. - Кого ни возьми - и тот лежал в психушке, и этот с диагнозом, а всё туда же - "за права человека"!

Кто именно достоин защищать права людей в Чувашии, понять сложно. Например, крестьянам деревни Ярабайкасы, девять дней находившимся в заложниках неизвестно у кого, правоохранители так ничего и не объяснили, а сейчас, по прошествии трех с лишним лет, пережитое ими представляют уже чуть ли не фарсом. Дескать, понапридумывали всякого от переизбытка чувств к своему председателю, а там ничего страшного и не было. Люди от такого толкования их беды приходят в ярость, а затянувшееся следствие по делу захватчика Васильева считают очередным издевательством над собой.

В такой горячке в голову приходят не самые лучшие инициативы. В сентябре 2006 года работники агрофирмы "Лидер" на несколько часов перекрыли комбайнами федеральную трассу, чтобы, как они говорят, "обратить на себя внимание высших властей". Резонанс был. Самые активные получили по 10-15 суток, а через пару недель арестовали их предводителя Эдуарда Мочалова по старому делу о незаконном присвоении имущества обанкротившегося колхоза "Дружба" в пользу ООО "Лидер". После восьми месяцев в СИЗО, в мае 2007 года, по приговору Моргаушского суда он получил условный срок 6 лет и вышел на свободу. Тем временем дело в отношении рейдера Васильева потихонечку прикрыли.

- Узнал об этом еще в СИЗО, - говорит Эдуард. - Адвокат посоветовал: "Не пиши, не жалуйся, а то не будет шансов выйти". Я притворился мертвым. Ходатайствовать о новом возбуждении дела против Васильева стал уже позже. Сначала было не до того. Пока сидел, колхоз мой довели до ручки. Навалилось все сразу - налоговые платежи, выплаты по кредитам. Чтобы рассчитаться, специалисты за бесценок распродали скот и технику. Но мы все-таки отсеялись.

И тут, по словам Мочалова, его опять навестили старые знакомые из органов: мы тебя, дескать, выпустили, колхоз вернули - не рыпайся, иначе опять сядешь. За "мирное" решение вопроса вроде бы вновь требовали денег - осенью, когда колхозники соберут урожай.

Так это было или не так, судить сложно. Но Мочалов не унимался, продолжал рыпаться. Возможно, это просто стечение обстоятельств, но в очередной раз, когда удалось добиться возобновления уголовного дела против недруга Васильева, завели дело и против самого правдоискателя - за нецелевое использование кредита в размере 91 тысячи рублей. Деньги давно возвращены в бюджет, но смягчающим обстоятельством это не послужило - Мочалов получил условный срок в 2,5 года. Причем с делом по кредиту следствие разобралось не в пример оперативнее, чем с многострадальным уголовным делом по захвату агрофирмы "Лидер". Его опять прикрыли "за отсутствием состава преступления".

Так было пять раз. В Чувашии только ленивый не судачит, что дело специально волокитят, а Васильева уводят от уголовной ответственности, чтобы прикрыть чью-то задницу.

По словам Мочалова, председатели соседних колхозов, сами настрадавшиеся от милицейских поборов и безнаказанности, прямо говорили ему: "Добей ты это дело, чтоб никому неповадно было". А к голодовкам, которые навострились проводить подопечные Мочалова под плакатом "Единая Россия", огради нас от произвола!", готов будто бы присоединиться чуть не весь район. Однако не сложилось, район если и протестует, то так тихо, что нелюбимые правоохранительные органы об этом даже не догадываются.

- Свои судимости я не оспариваю, - говорит Эдуард. - Восемь с половиной лет условно у меня уже есть, пусть дадут еще столько же, если найдут за что. Но должна быть справедливость. Почему не разбираются с теми, кто захватывал мое предприятие? В республике этот вопрос уже не решить, все повязано. Вот я и надумал ехать в Москву, чтобы уголовное дело для объективности передали в Приволжскую прокуратуру.

Жареный факт

В приемной "Единой России" - единственном месте, куда его пустили без записи, - посоветовали обратиться к журналистам. Три дня ходил по редакциям, но без толку.

- Всюду нужны жареные факты, - вздыхает он. - А у меня с собой была только сумка с коррупцией. Все руки себе оттянул. Деньги кончаются. И так у меня в голове засели эти жареные факты, что я решился на хулиганство - полыхнуть на Красной площади. Может, хоть тогда обратят внимание на наши безобразия.

Он и полыхнул, прямо напротив Спасской башни. Сумку с коррупцией предусмотрительно положил подальше. Она, видать, где-то затерялась, когда спасали Мочалова.

Кое-чего своей выходкой он все же добился - многострадальное уголовное дело вновь возбудили, буквально по его горящим следам. Но успехов у следствия не прибавилось. Через год, в минувшем декабре, когда инцидент с самосожжением стал забываться, а голодовки и бесконечные акции протеста крестьян приелись властям до отрыжки, все опять вернулось на круги своя - дело сдохло. На этот раз с формулировкой "за отсутствием события преступления". То есть никакого ЧП не было. И точка.

"Хотели денег отжать? При чем здесь коррупция?"

Самое примечательное, что теперь в хозяйстве на полную катушку работает только ксерокс, штампуя ходатайства, жалобы и исковые заявления. Копии Эдуард рассылает в антикоррупционный комитет, президенту и премьеру страны. Еще он открыл в интернете собственный сайт и выложил туда автобиографию с перипетиями последних лет под названием "Моя борьба". С важностью говорит: "Гласность - основное оружие в борьбе с коррупцией". Посетителей мало - кому надо, у того свои сайты.

Из-за бесконечных тяжб и судов колхозные поля (2000 га) не пахали и не сеяли. Да и не на что - ни один банк не отважился дать кредит скандальному предпринимателю, имеющему 8,5 лет срока, пусть и условного. "Лидер", еще недавно слывший зажиточным предприятием, перебивается тем, что берет коров в аренду, деньги за молочишко уходят на зарплату работникам. Их осталось меньше 60, а было 200.

- Не мне судить, но получилось как-то не очень... - переживает глава Моргаушского района Юрий Иванов. - Почему не привлекли налетчика, непонятно. Я Эдуарда поддерживал, но, знаете, он тоже... Увлекся поиском "оборотней в погонах". Хозяйству не на пользу, рухнуло все. Ходят слухи, его ведь просто попугать хотели. Ну, может, денег отжать... При чем здесь коррупция? У нас такие явления не приживаются.

Рейдерства у них тоже нет. Как называется явление, когда мужики с карабинами укладывают крестьян лицом в грязь и имеют намерение разорить хозяйство, глава не знает.

Комментарии
Прямой эфир