Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

В бой идет "Дунькин полк"

Писать о ветеранах Великой Отечественной очень трудно. Разве за 63 года что-то еще не сказано? Несколько женщин из самого геройского женского полка ночных бомбардировщиков так и ответили на просьбу об интервью. Они устали, а мы им просто надоели. Так зачем же я так упрямо названивал? Потому что сколько живут эти люди - столько надо их расспрашивать. Их воспоминания бесценны - не только для истории, но и для каждого человека, который понимает: тем, что мы живем на Земле и в своей стране, мы обязаны им
0
В полку Евдокии Бершанской женщины не только летали, но и сами обслуживали бомбардировщики
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Писать о ветеранах Великой Отечественной очень трудно. Разве за 63 года что-то еще не сказано? Несколько женщин из самого геройского (25 Героев Советского Союза!) женского полка ночных бомбардировщиков так и ответили на просьбу об интервью. Они устали, а мы им просто надоели. Так зачем же я так упрямо названивал? Потому что сколько живут эти люди - столько надо их расспрашивать. Их воспоминания бесценны - не только для истории, но и для каждого человека, который понимает: тем, что мы живем на Земле и в своей стране, мы обязаны им.

- В этот раз на встречу придет, может, человек шесть, - говорит Ирина Ракобольская, гвардии подполковник. На войне она была начальником штаба полка. Мы разговаривали с ней в палате Бакулевского кардиоцентра. - Дорогой мой, что поделаешь... Из тех, кто еще жив, многим уже за девяносто.

- Встречаться 2 мая мы решили еще до того, как правительство назначило 9 мая Днем Победы, - рассказывает Герой Советского Союза Надежда Попова. - В полку несколько человек было из Москвы, поэтому ее и выбрали. 1 мая - демонстрации, люди заняты, а 2-го все свободны. А место назначили просто самое известное - Большой театр. А потом уже ничего менять не захотели. Традиция.

К истории полка у Поповой и Ракобольской отношение разное. Первая говорит о заслугах летчиков, вторая - не устает напоминать о роли штурманов. Ракобольская выучилась на штурмана, но неожиданно ее назначили начальником штаба:

- Представляете, я захожу в комнату - и мои подружки должны встать. Как же, начальник пришел! Или команды им подавать - старшина такая-то, ко мне! Это было ужасно. А самое главное - я же хотела летать! Я попыталась это объяснить, а мне в ответ: отставить гражданские разговорчики.

И уж тем более никто из девушек не рискнул отправиться к майору Марине Расковой за разрешением оставить косы. Хотя собственный внешний вид удручал. Ракобольская вспоминает:

- Обмундирование все огромное, сидит мешком. Получить сапоги 40-го размера было счастьем великим, давали 42-й. Это уже потом мы научились и форму ушивать, и шинели укорачивать. А тогда солдаты смеялись над нами - мол, с вами даже в кино никто не пойдет.

Хотя приказ о создании трех женских полков был подписан Сталиным, военные к идее отнеслись скептически. Верховного не покритикуешь, так армейские остряки оттягивались на девушках. "Дунькин полк" - так его прозвали. И шутник всегда мог выкрутиться: ведь командир полка Евдокия Бершанская.

В основном слава досталась именно ночным бомбардировщицам, летавшим на "кукурузнике" ПО-2. Президент военно-исторического фонда "Отечество" Анатолий Пляц объясняет: были у двух других полков неприятные инциденты - аварии, в плен попадали, к тому же там и командовали, и техниками были мужчины. А вот ночные бомбардировщицы - чисто женский полк. Они и машины сами обслуживали. Вручную бомбы подвешивали. Либо две 100-килограммовые, либо четыре 50-килограммовые. "На Кавказе, когда немецкие танки ночью вползали в ущелья, штурмовики их достать не могли. А наш самолет, снабженный трофейными зажигательными бомбами, сначала атаковал головной танк колонны, потом замыкающий, потом все остальные", - так рассказывала Анатолию Пляцу мать - Герой Советского Союза Раиса Аронова.

Всю войну женский полк доказывал, что он круче любого мужского. Рядом стоял мужской полк, летавший на таких же машинах. Так девушки иногда ночевали в кабинах. Ракобольская объясняет: "Так экономили минут 30-40 и успевали сделать больше вылетов, чем мужчины. А то пока все соберутся, да на аэродром заедут". У Поповой, впрочем, другое объяснение: "Как писала одна из наших девушек в дневнике, ночевали в машинах потому, что штаб мужского полка о своих летчиках заботился лучше и находил им домики".

Над штабными Надежда Попова и сегодня подшучивает. Я спросил у нее:

- Что вышивала Герой Советского Союза? Ракобольская в своей книге пишет: "Ах, какие красивые незабудки получались, если распустить голубые трикотажные кальсончики и вышить цветочки на летних тонких портянках! Из этого можно сделать и салфеточку, и на наволочку пойдет. Эта болезнь, как ветрянка, захватила весь полк". А вам какой узор больше нравился?

- Да этим только в штабе увлекались. У них времени было больше!

Девушки с трудом привыкали к "штабной культуре". Ирина Ракобольская вспоминает: "В Ассиновской я потеряла печать полка. Тонкий резиновый кружочек давно отклеился от деревяшки, и я хранила его в кармане гимнастерки. Потерять печать - это могло означать только трибунал...

Поэтому я проверила свой пистолет ТТ и на коленях долго ползала по грязному полу штаба. Произошло чудо: где-то у стенки, под пожелтевшим плакатом "Берегите детей от летних поносов" (раньше в этом доме был детсад) я нашла свою печать. Стреляться уже было не нужно"...

Кто сказал, что надо бросить песни на войне?

Надежда Попова вышла замуж за летчика Семена Харламова. Звание Героя Советского Союза им было присвоено одним указом 23 февраля 1945 года.

- Мой Харламов был консультантом фильма "В бой идут одни старики", - об этом Попова рассказывает с упоением. - Харламов не только занимался съемками воздушных боев, он показывал Лене Быкову все: как летчик вставал, как садился, как закуривал... И фильм получился гениальный.

- Так Харламов, получается, и был прототипом главного героя?

- Нет, там собирательные образы.

- Ну а поющая эскадрилья? Тоже придумана?

- Так все пели. И мы пели, - и тут Надежда Васильевна затянула "Летят утки"...

- "Землянку" очень любили, даже слезы на глазах выступали. А еще мы танцевали танго, фокстрот.

Посмеяться были тоже не прочь.

А в одной из эскадрилий висели "Заповеди женского полка": "Гордись, ты женщина. Смотри на мужчин свысока! /Не отбивай жениха от ближней! /Не стригись. Храни женственность! /Не топчи сапоги. Новых не дадут! /Люби строевую! /Не сквернословь!"

Между летчиками мужского и женского полков возникали романы. И некоторые завершились счастливыми браками. Поженились даже командиры Бочаров и Бершанская.

- Но за все время войны ни одна не ушла из полка по беременности, - подчеркивает Ракобольская.

10 лет лагерей за лифчики

Еще в Энгельсе во время тренировочных полетов по маршруту замкомандира эскадрильи Ольга Санфирова обучала летчика Зою Парфенову. В каком-то месте они пролетели под линией высоковольтных проводов, задели за них и разбили машину. Трибунал в Энгельсе признал виновной Ольгу. Десять лет лишения свободы. Полк на фронт вылетел без нее. Но командиры добились, чтобы Санфирову вернули в полк, разрешили ей в боях искупить свою вину. Она искупила. Ценой жизни. Уже посмертно ей было присвоено звание Героя Советского Союза.

- Двое девушек-техников вскрыли световую бомбу, - вспоминает Надежда Попова. - Там был небольшой парашютик, они из него сшили себе лифчики.

- И трусики, - добавляет Ракобольская. - Не знаю, как об этом узнали, но кто-то передал дело в трибунал. Их судили и дали по 10 лет. Мы получили разрешение, чтобы они отбывали наказание в полку. Обе переучились на штурманов. Одна сгорела над "Голубой линией", другая осталась жива. Ордена они получали по заслугам...

Только чудо спасло от расстрела инженера полка Софью Озеркову. Она до последнего пыталась отремонтировать самолет, а увидев наступавшие немецкие танки, приказала его сжечь. Потом выходила из окружения, партбилет, естественно, уничтожила. А когда оказалась у своих, ее судил трибунал и приговорил к расстрелу. Просьбу о помиловании писать отказалась. Спасло лишь вмешательство комиссара дивизии, узнавшего об этой истории случайно, от своего водителя. Озеркова благополучно довоевала. Потом жила в Одессе.

Ирина Ракобольская на вопрос об отношении к Сталину реагирует спокойно:

- Меня часто спрашивают: как вы могли пойти на фронт, защищать этот режим? Но мы защищали не режим - Родину.

- Это была главная, но, может быть, не единственная причина?

- А какая же еще?! Женихов искать? Так я была студенткой 4-го курса физфака МГУ, и мальчиков вокруг меня увивалось немало, - объясняет профессор, доктор наук Ракобольская.

Нет других объяснений и у Надежды Поповой. Ну разве что любовь к авиации.

- А получившая посмертно звание Героя Евдокия Носаль? Ведь ее только родившийся ребенок погиб при бомбежке роддома.

- Она и до войны была летчица, - Надежда Попова непреклонна. - Любовь к Родине и авиации. Неужели это так трудно понять?

Вспомнить всех

32 девушки из полка не вернулись домой. Три года фронтовой жизни этого полка не вместили ни книги, ни художественный фильм "В небе "ночные ведьмы", снятый в 1981 году Евгенией Жигуленко, летчицей полка, ни документальная лента Бориса Добродеева "1100 ночей". Анатолий Пляц сейчас ищет деньги, чтобы снять телесериал. Хорошо, если ему это удастся. Только надо спешить, ведь на встречу к Большому театру в этом году пришли лишь восемь женщин.

Комментарии
Прямой эфир