Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Одни геройствуют, другие платят

Недавняя операция в Китае по поиску и спасению российских туристов среди прочих подняла и финансовые вопросы. В какие суммы обходится "безумство храбрых"? Кто оплачивает дорогостоящие операции по спасению туристов-экстремалов?
0
Турист-рафтер Александр Зверев чудом остался жив (фото: REUTERS)
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Недавняя операция в Китае по поиску и спасению российских туристов среди прочих подняла и финансовые вопросы. В какие суммы обходится "безумство храбрых"? Кто оплачивает дорогостоящие операции по спасению туристов-экстремалов? В этом попытался разобраться корреспондент "Известий" Александр Андрюхин.

Непобитый рекорд — удовольствие дорогое

До печальной истории, произошедшей с российскими туристами-экстремалами на китайской реке Юрункаш, мало кто задумывался, что неудачный поход за рекордами может влететь в копеечку. Сотни спасателей, самолеты, вертолеты... Только на связь было затрачено $130 тыс. Плюс расходы на авиаперелет, командировочные и т.д. Всего же, по словам замдиректора департамента оперативного управления МЧС Андрея Легошина, поиск туристов обошелся российской стороне в $250 тыс.

Китайским спасателям это обошлось еще дороже. Со стороны Поднебесной в операции участвовало 8 тысяч человек и три вертолета, в общей сложности налетавших 86 часов. А час полета винтокрылой машины в среднем обходится в 1,5 тыс. евро! По предварительным данным, на спасение наших туристов Китай затратил более $2 млн. Кто оплатит расходы?

Экстремалы умышленно повышают степень риска

Как заявил "Известиям" руководитель поисковой группы МЧС Андрей Легошин, китайцы имеют полное право выставить России счет. Однако глава департамента международной деятельности МЧС России Юрий Бражников уверен, что этого не случится.

— Во-первых, китайцы сами разрешили идти нашим туристам по реке Юрункаш, следовательно, действия спортсменов нельзя расценивать как самовольные. Во-вторых, китайцы знают, что, если подобное произойдет с их гражданами в нашей стране, мы также проявим добрую волю и не предъявим счета.

Тем не менее многие убеждены, что туристы сами должны отвечать за свои авантюры. На интернет-форумах нередко можно встретить такие высказывания: "Неужели спасение таких путешественников должны оплачивать налогоплательщики?!" А профессиональные путешественники еще и с недоумением отмечают недостаточную техническую подготовленность группы.

— Сергей Черник (погибший руководитель туристов-водников. — "Известия") — он, конечно, герой, хотел установить рекорд, — говорит известный путешественник Дмитрий Шпаро. — Но почему, отправляясь по такому серьезному маршруту, он не взял с собой хотя бы навигационный буй, которому цена-то 400 долларов?!

Ему вторит Юрий Бражников из МЧС.

— Да если бы взяли элементарную ракетницу или краску для воды, это бы в сто раз облегчило поиски, — говорит он. — Александр Зверев (один из спасшихся членов экспедиции. — "Известия") говорил, что каждый день видел летающий над ним вертолет. Он махал руками, а с вертолета его не видели. Пустил бы ракету — его бы сразу обнаружили.

Другой известный путешественник — Виталий Сундаков еще более категоричен:

— Перед тем как идти по такому маршруту, следует максимально просчитать ситуацию. Но экстремалы преследуют иные цели, чем путешественники. У путешественника цель научная. А экстремалы идут в походы ради острых ощущений. Они даже умышленно повышают степень риска, отказываясь от спасательной экипировки, средств навигации, связи и сигнальных ракет. Не думаю, что группа, которую пришлось спасать в Китае, в чем-то ошиблась. Ребята понимали, на что шли, и были готовы рисковать. Они искали себе трудностей — и нашли их.

"Мы не имеем права брать деньги за спасение"

Трагедия в Китае — это лишь отдельно взятый случай. В безвыходные ситуации любители экстремального отдыха попадают довольно часто. Дважды в год на Дальнем Востоке и в Финском заливе рыбаков снимают с льдин вертолеты спасателей.

— На поиск и снятие одного рыбака с льдины затрачивается от 100 тысяч до миллиона рублей, — сообщили "Известиям" в Дальневосточном региональном центре МЧС. — Несмотря на ежегодные предупреждения об опасности, каждый сезон мы снимаем со льдин до 500 человек! И еще никому не выставили счет.

То же самое происходит и в горах. В Приэльбрусье ежегодно приезжает до 5 тыс. туристов. Спасатели предупреждают о таянии льдов, плохой погоде и лавиноопасных участках. Однако большинство туристов пренебрегают запретами. В результате для их поисков поднимаются вертолеты, выкатывается спецтехника и десятки спасателей отправляются в горы. Редкий год обходится без крупномасштабной поисково-спасательной операции. Их стоимость оценивается от $100 тыс. до $500 тысяч. Ситуация усугубляется тем, что приэльбрусский спасательный отряд "Нальчик" своих вертолетов не имеет. Приходится вылетать из Сочи, а час полета стоит 60 тыс. рублей.

Все затраты на спасение — за счет МЧС. А поскольку МЧС — структура государственная, то это значит, что за счет налогоплательщиков. Многие путешественники почему-то считают, что так и должно быть. Самое поразительное, что по действующему законодательству они правы.

— Бесплатное спасение прописано в положении об МЧС, — пояснил "Известиям" Андрей Легошин. — МЧС России обязано спасать наших граждан, причем бесплатно. Почему? Потому что мы — бюджетная организация, и другие источники дохода, кроме как из бюджета, для нас не предусмотрены. Вот почему мы не имеем права брать деньги за спасение.

По его словам, МЧС обязано бесплатно спасать не только россиян, но и иностранных граждан. Поскольку по нашей Конституции на территории России они обладают теми же правами, что и россияне. И иностранцы вовсю этим пользуются. Именно загрантуристы — основная беда Приэльбрусья.

— Российское законодательство обязывает иностранцев регистрироваться в миграционной службе и получать пропуск в погранзону, — пояснил заслуженный путешественник России Сергей Минделевич. — Но оно не обязывает ставить в известность спасательные службы о своих маршрутах. Большинство российских туристов добровольно регистрируются у спасателей, поскольку это одно из условий официального зачета категории сложности маршрута. Категория в туризме — это как разряд в спорте. Иностранцам наши разряды не нужны. Они идут в гору просто ради удовольствия. И никому не говорят куда. В результате на поиск иностранцев затрачивается в десятки раз больше денег, чем на поиск соотечественников. При мне был такой случай. На Эльбрус полезли поляки. Спустился туман. Они потеряли ориентировку. Куда-либо идти опасно — повсюду трещины. Телефонов спасательной службы они не взяли. Позвонили родным в Краков. Те связались с посольством в Москве. Из Москвы звонок дошел до Приэльбрусья. Пока информация дошла до спасателей, у поляков села батарейка в телефоне. Где их искать, непонятно. Подняли в воздух с десяток вертолетов. Разумеется, нашли. Но на поиски ушел чуть ли не годовой бюджет спасателей Приэльбрусья. Никакого счета полякам не выставили. А надо бы...

Любопытно, что поисково-спасательные операции не всегда были бесплатными. В Советском Союзе считалось, что экстремал, которого никто не заставлял идти в горы, должен сам оплачивать услуги вертолета, если потребуется его искать. Сумма могла набежать весьма внушительная: час полета вертолета в горах стоил 500 рублей — две вполне приличные месячные зарплаты.

Как английские шпионы заблудились в Мексике

А как обстоит дело за рубежом? Так же ли на спасение иностранных туристов тратятся миллионы государственных денег?

— Ни в коем случае! — говорит доцент Института международного права и экономики им. Грибоедова Елена Осавелюк. — К примеру, в США большинство гор, облюбованных туристами, входят в национальные парки. За пребывание там турист обязан платить деньги. Небольшие — от 15 до 50 долларов. Но в эту стоимость входит и оплата спасателей, если турист вдруг исчезнет и придется проводить поисково-спасательную операцию. Кстати, в национальных парках работают собственные спасательные службы.

Однако если турист исчезает вне национального парка, его ищут государственные спасатели. И тоже не бесплатно — невзирая на лица и ранги.

— Например, в Мексике сотрудники британских спецслужб под видом туристов-спелеологов приехали в одно из ущелий, — продолжает Елена Осавелюк. — Им нужна была информация о полезных ископаемых. Один из них потерялся в пещере. Товарищи не смогли собственными силами извлечь его наружу. Тогда они обратились в британское посольство, а посольство обратилось к правительству Мексики с просьбой подключить к поискам Британские ВВС. Мексика ответила отказом, заявив, что она — суверенная страна. Мексиканские спасатели сами разыскали спелеолога-службиста. Но за его поиски предъявили Британии внушительный счет.

По словам замдиректора Департамента оперативного управления МЧС Андрея Легошина, во Франции тоже иностранному туристу лучше не теряться. Это может влететь в копеечку, если он не застрахован.

— К примеру, приедешь покататься на лыжах в Шемани, — рассказывает Легошин. — Потеряешься в горах. Тебя разыщут и спасут. Но как только положат в вертолет, тут же включается счетчик за розыски, оказание медицинской помощи, за доставку... И будь любезен — заплати. Если, конечно, у тебя нет страхового полиса.

Поэтому в большинстве заграничных стран так развит рынок страхования туристических рисков. Россияне, попав за рубеж, тоже страхуются в зарубежных компаниях. Иначе стоимость спасения придется целиком оплачивать из собственного кармана.

За спасение Шпаро платили американцы

Знаменитый Дмитрий Шпаро — ярый сторонник страхования. Вместе с сыновьями он трижды пытался преодолеть Берингов пролив, но перешел его только на третий раз.

— Нас спасали дважды, — вспоминает Дмитрий Шпаро. — Один раз американцы, другой — русские. Береговая охрана США истратила кучу денег на наше спасение, но вот парадокс — американские спасатели гордо заявили, что за наше спасение денег не возьмут. А ведь ради такого-то случая мы и страховались! Во второй раз нас спасали русские. Так вот, "Чукотские авиалинии" выставили довольно внушительный счет, не помню уж сколько. Это был 1997 год, МЧС еще не существовало, и практиковалась оплата спасательных операций. К счастью, мы были застрахованы американской страховой компанией. Которая и оплатила счет за наше спасение.

Страхование рискованных предприятий могло бы снять массу финансовых вопросов. Сейчас семьям погибших в Китае туристов выставлен счет за транспортировку, хранение и приведение тел в порядок. Сумма впечатляющая — 22 тыс. евро. Это пока единственный счет, выставленный китайской стороной. Но и это, по мнению многих туристов, слишком дорого.

— В рамках наших страховых обязательств мы не раз оплачивали подобные услуги, — уверяет "Известия" один из руководителей Военно-страховой компании Борис Ивонтьев. — В среднем они обходятся в 30 тыс. евро. Так что сумма, которую назвали китайцы, вовсе не запредельная, вполне по-божески. Такие же расценки и по Европе. Другое дело, что если бы туристы застраховали свои жизни, то счет оплачивали бы страховщики, а не родственники погибших.

Что касается спасательных операций, то, как уже говорилось, таких видов страховок в России нет. Их финансирование целиком идет из госбюджета, то есть лежит на плечах налогоплательщиков. Реакция на трагедию российских туристов в Китае показала: большинство россиян считает такую систему несправедливой.

— Дикий туризм нужно поставить в нормальные рамки, — убежден замдиректора Департамента оперативного управления МЧС Андрей Легошин. — Туристы должны страховать свои риски, а затраты на их спасение должны погашаться из фондов страховых компаний. 

Чего не хватило нашим туристам

Малая сигнальная ракета — $15,

фальшфейер — $15,

краска для окрашивания воды — $10,

зеркальце — для подачи сигнала вертолетам — $5.

Если бы у российских туристов были эти вещи, их поиски продолжались бы не более суток.

Комментарии
Прямой эфир