Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Телеведущая Оксана Барковская: "Я не хочу заниматься журналистикой, за которую стреляют в подъездах"

"На российском телевидении существует огромное количество развлекательных программ о жизни известных людей, но, как правило, информация в них переписана из интернета, а картинка оставляет желать лучшего. Никакой журналистики в этом нет. А мы сделали программу, состоящую из нескольких документальных сюжетов, в которых наши герои - звезды шоу-бизнеса, театра, кино, балета - раскрывались бы не с так называемой гламурной и публичной, а с человеческой стороны".
0
Ведущая "Частных историй" Оксана Барковская не хочет выяснять, от кого беременна Жасмин
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

На канале РЕН ТВ стартовала программа о жизни звезд "Частные истории". О том, чем новый проект отличается от уже существующих гламурных передач, корреспондент "Известий" Анна Федина побеседовала с ведущей "Частных историй" Оксаной Барковской.

вопрос: Как возникла идея "Частных историй"?

ответ: На российском телевидении существует огромное количество развлекательных программ о жизни известных людей, но, как правило, информация в них переписана из интернета, а картинка оставляет желать лучшего. Никакой журналистики в этом нет. А мы сделали программу, состоящую из нескольких документальных сюжетов, в которых наши герои - звезды шоу-бизнеса, театра, кино, балета - раскрывались бы не с так называемой гламурной и публичной, а с человеческой стороны.

в: Звезды имеют право на тайную личную жизнь или статус обязывает быть публичным всегда?

о: Конечно, имеют. Я не хочу выяснять, от кого беременна Жасмин: мне это совершенно не интересно, равно как, я надеюсь, и моему зрителю. Я не полезу туда, куда я не хотела бы, чтобы полезли ко мне.

в: В "Частных историях" вы сами берете интервью?

о: Крайне редко. Причем, не скрою, в первых выпусках снялось очень много моих друзей из шоу-бизнеса. Просто они понимают, что я их не подведу, и теперь надо, чтобы остальные звезды тоже это поняли. Но даже в интервью с людьми, которых я знаю тысячу лет, мне открылось много нового. Например, я никогда не спрашивала свою близкую подругу Таню, как она познакомилась со своим мужем, известным композитором Виктором Чайкой. Их история оказалась невероятно трогательной и интересной... И с Антоном Сихарулидзе мы всегда говорили только о спорте, а тут я решила с ним побеседовать о любви, и этот экспрессивный, энергичный, харизматичный красавец сказал: "Ты знаешь, почему я до сих пор не женат? Нет, ты послушай, почему я до сих пор не женат? Потому что нормальный мужчина ищет в женщине одну изюминку, а мне нужны как минимум 22 изюминки". Антон всегда нежен с Леной на льду и за его пределами, но у них никогда не было романтических отношений, у них просто бренд "Бережная—Сихарулидзе". В общем, Антон в жизни "без коньков", в жизни без льда оказался совсем другим. И он был искренен, он хотел об этом говорить. Может быть, потому, что его до этого никто не спрашивал: "Антон, почему ты одинок?"

Впрочем, мы успели снять несколько сюжетов и с героями, которых я раньше не знала. Например, я познакомилась с баронессой фон Гечмен-Вальдек, которая оказалась в миру Катей Урманчеевой. Я думаю, что ее история — Золушки, немало потрудившейся для того, чтобы стать баронессой, — будет и интересна, и поучительна. Екатерина рассказала мне про своего барона, который в бытность Михаила Касьянова премьер-министром сказал ему: "Вам очень повезло, что большую часть времени эта женщина проводит в моем замке. Впрочем, вы можете считать, что это месть за то, что когда-то ваше правительство отобрало у моих предков заводы "Шкода".

в: Сейчас глянцевые журналы об историях звезд плодятся с какой-то феерической скоростью. С чем, на ваш взгляд, это связано?

о: Редактор журнала Hello Ольга Соловьева как-то рассказала мне, что журнал Hello был создан в конце 30-х годов в Испании. Там тогда только что закончилась гражданская война, народ был до крайности измотан, и вот несколько умных людей решили отвлечь испанцев от мрачных мыслей и придумали журнал, который и по сей день пользуется успехом во всем мире. Так вот, может, и у нас война закончилась?

в: Или, наоборот, не закончилась, и поэтому все хотят отвлечься?

о: Заметьте, не я это сказала.

в: Ваш переход к гламурной журналистике в этом контексте тоже можно считать показательным?

о: Я поставила для себя точку 7 октября. После смерти Ани Политковской. Потому что мне 33 года, потому что я больше не хочу заниматься журналистикой, за которую в нашей стране могут выстрелить в спину в подъезде собственного дома. У меня двое маленьких детей. Я и так после своих документальных фильмов про терроризм и войну стала душевно раненным человеком. Я хочу, чтобы у наших журналистов, которые пишут про войну и терроризм, не было тем для новых расследований. Это не пафосные слова. Раньше я думала, что я такая вся из себя мужественная и сильная и что я не пропускаю через себя все ужасы, про которые снимаю кино, что я могу закрыться от всего этого, а потом выяснилось, что это не так.

Хотя говорить можно что угодно... Наверное, если, не дай бог, случится что-то страшное, как "Норд-Ост" или Беслан, я все-таки не буду делать в этот момент программы о звездах и напомню, кто такая Оксана Барковская.

Комментарии
Прямой эфир

Загрузка...