Перейти к основному содержанию
Реклама
Прямой эфир
Мир
Полянский обвинил Запад в незаинтересованности в мире на Украине
Экономика
В Минфине предварительно оценили дефицит бюджета в январе в 1,76 трлн рублей
Мир
В Белом доме заверили в неизменности отношения к КНР после ситуации с шаром
Мир
Более 5,6 тыс. зданий обрушилось в Турции из-за землетрясения
Мир
Нацсобрание Франции проголосовало против отказа от пенсионной реформы
Мир
В Индии студент увидел 500 девушек на экзамене и упал в обморок
Мир
В Харьковской области демонтировали бюст Ватутина
Мир
Более 7300 человек были спасены в течение 20 часов после землетрясения в Турции
Общество
Никита Михалков вышел на сцену впервые после выписки из больницы
Мир
Число жертв землетрясения в Турции возросло до 2379
Мир
МВД Украины оценило сроки расследования крушения вертолета в Броварах в 1–2 месяца
Мир
В Тайване произошло землетрясение магнитудой 5,1

Дихлофос-шоу

В конце прошлой недели в маленьком ресторанчике на Тверской прошли тараканьи бега. Немногочисленные посетители участвовали в них с удовольствием. Призовой фонд составил четыре тысячи сто рублей. К сожалению, спортсмен по кличке "Рыжий", на которого поставили наши корреспонденты, пришел лишь вторым. Шесть блестящих коричневых тараканов печально шевелят усами. Хоть и мадагаскарские, а родились в Москве. Кроме стеклянной банки, отродясь ничего не видали. Худощавый человек в черной рубашке выглядит так, будто решил в этот вечер отомстить тараканам за все зло, что они принесли человечеству.
0
Холодная рука достает троих и кидает в полозья беговых дорожек (фото Евгений Самарин, "Известия")
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

В конце прошлой недели в маленьком ресторанчике на Тверской прошли тараканьи бега. Немногочисленные посетители участвовали в них с удовольствием. Призовой фонд составил четыре тысячи сто рублей. К сожалению, спортсмен по кличке "Рыжий", на которого поставили наши корреспонденты, пришел лишь вторым.

Шесть блестящих коричневых тараканов печально шевелят усами. Хоть и мадагаскарские, а родились в Москве. Кроме стеклянной банки, отродясь ничего не видали. Худощавый человек в черной рубашке выглядит так, будто решил в этот вечер отомстить тараканам за все зло, что они принесли человечеству. Звать его Гена. Гена — хозяин тараканьих бегов. Гена ловко раскидывает подставку, жестом фокусника кидает поверх три цветные беговые дорожки и недобро усмехается.

— Покупайте билеты, делайте ставки! Шумахер — истинный ариец! Фома — простой русский мыслитель! Терминатор, Масяня, Динамит, Рыжий! Это — дихлофос-шоу!

Билет стоит сто рублей. Билетов не хватает. Вокруг гремит музыка. Оглушенные музыкой, ослепленные светом, тараканы замирают в своих отсеках и перестают шевелить усами. Холодная рука достает троих и кидает в полозья беговых дорожек. Красная достается Шумахеру, синяя — Терминатору (он яростно бросается на стенку), желтая — Фоме.

Гена готовится, откидывает заграждения и кричит: "Начали!" Тараканы стоят. Гена стучит палочкой по крышке, щекочет их кисточкой. Тараканы бегут. Шумахер первый. Гена прячет тараканов в банки. На большом экране принужденно веселится компания. Посетители расходятся и продолжают есть. Гена сует тараканью кисточку в карман потертых штанов. Лица раскраснелись от еды и свечей. Музыка долбит глухой такт.

— Мы занимаемся шоу-бизнесом, тараканы — один из спецэффектов, — говорит Гена. — Просто бизнес.

Во втором забеге первым приходит Рыжий, но в финале победил Терминатор. Хозяин тараканов уговаривает девушек взять их на руки. Девушки соглашаются не сразу.

— Кормлю я их раз в неделю, — вещает Гена. — Едят всё. Они ж самые безобидные. Хоть я занимаюсь ими лет пять, они не стали моими любимыми животными. Для меня они все одинаковые.

Нелюбимым тараканам дали поползать по рукам, а потом повезли домой. Дома у Гены есть еще жена, собака и кошка.

Кинопродюсер, ассистент режиссера картины "Бег" Андрей Разумовский: "Самые большие тараканы жили на Кутузовском, в домах партийной элиты"

Я работал ассистентом режиссера на картине "Бег" у Наумова, и у нас был эпизод тараканьих бегов. Для этого эпизода требовалось найти тараканов и выдрессировать их. Чтобы что-то с ними сделать, мы пригласили дрессировщиков, двух интересных стариков. В 1969 году еще оставались любопытнейшие люди прошлого — начиная от Елены Сергеевны Булгаковой и заканчивая стариками-дрессировщиками  Мышицким и Алексеевым, которые помогали работать над нашей картиной. Мышицкий имел прозвище Князь, он на самом деле был княжеских кровей и с какого-то из его родственников Достоевский писал князя Мышкина. Возник вопрос — как снимать тараканов, чтобы это было интересно оператору. Придумали бильярдное поле, беговые дорожки. Оказалось, они не бегут ни на какую приманку, но жутко боятся света. Вот и бежали они к темной полоске на финише.

Непросто было найти и самих "героев". Самых больших рыжих тараканов обнаружили в Москве на Кутузовском проспекте, в домах партийной элиты. Среди них был знаменитый таракан Янычар, конечно, это мы его так назвали. Их кормили Алексеев и Мышицкий и нас к ним не подпускали. Эти два странных старика из сновидений приносили тараканов в банках. А потом наши дрессировщики пропали... А нам надо снимать. В итоге мы нашли их в районе, где жил Алексеев, в полуподвале вроде дворницкой. Оказалось, они устроили там доморощенные бега, к ним вся округа шла играть, они уже до съемок начали зарабатывать!

Мы очень берегли тараканов. А потом так увлеклись бегами,  что сами стали играть. И режиссерам это очень понравилось. Они говорят: "Давайте отрежем часть стола и пусть тараканы бегут на камеру". Да ведь они убегут! "Поймаем, не убегут!" Естественно, мы их поймали только через месяц. Вместе с санэпидстанцией — они расплодились по всему Мосфильму...  Это был один из лучших эпизодов фильма. Его даже пытались повторить на Западе, но это невозможно. Чтобы повторить все это, во-первых, нужны Алов и Наумов с их фантазией, а во-вторых, Алексеев и князь Мышицкий, которых давно уже нет. Кстати, на этих бегах я выиграл у Наумова 18 бутылок шампанского. И он до сих пор мне их должен.

Читайте также
Реклама
Комментарии
Прямой эфир