Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Эрленд ЛУ: "Просто пишу, и все, не знаю зачем"

В Петербург приезжал Эрленд Лу – норвежский писатель, к имени которого прилепилось определение "культовый". Это звание он носит последние восемь лет, после выхода романа "Наивно. Супер". Книга была переведена на десять языков, стала европейским бестселлером. "…Кто читал меня одиннадцать лет назад, выросли вместе со мной. Я изменился, и читатели изменились. Типичный читатель "Наивно. Супер" везде одинаков: и в Норвегии, и в России, и в Германии"
0
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл
В Петербург приезжал Эрленд Лу – норвежский писатель, к имени которого прилепилось определение "культовый". Это звание он носит последние восемь лет, после выхода романа "Наивно. Супер". Книга была переведена на десять языков, стала европейским бестселлером. Критики постоянно путаются с определением жанров книг Эрленда Лу, но все как один советуют их прочитать. Хотя бы, чтобы разобраться самому. Лу приехал в Россию представлять свою новую книгу "Четыре сказки о Курте" и ответил на вопросы корреспондента "Известий" Афанасия Городецкого.

известия: Вы представляете своего читателя?

Эрленд Лу: Они разные, зависит от книг. Кто читал меня одиннадцать лет назад, выросли вместе со мной. Я изменился, и читатели изменились. Типичный читатель "Наивно. Супер" везде одинаков: и в Норвегии, и в России, и в Германии. Скорее всего это студент, которому принимать много серьезных решений, выбирать, что делать в жизни, кем становиться, как двигаться дальше.

известия: Вам самому помогают ваши книги?

Лу: Я заметил однажды, что, оказывается, пишу каждый день, не могу не писать. Просто пишу, и все, не знаю зачем. Мне очень нравится сам процесс письма: сидеть, формулировать предложения, когда вдруг приходит вдохновение. Это потрясающе. Мне было бы труднее, если бы я не писал. Да, это мне помогает, но как и каким образом – не знаю.

известия: Для вас важно, что о вас говорят?

Лу: Поскольку я пишу уже достаточно давно, могу сказать, что прошел критический период. Раньше мне было обидно, если говорили, что моя литература – дерьмо. А теперь я скорее скажу, давайте сами напишите книжку.

известия: Многие читатели, особенно молодые, часто отождествляют образ писателя с его героями.

Лу: Действительно, это реальная проблема. Сложно бывает.

известия: В романе "Наивно. Супер" много текста на английском языке, это что, ваш ответ на глобализацию?

Лу: Меня мало интересует узко национальное государство, больше интересует человек сам по себе. Когда люди говорят о глобализации, обычно имеют в виду крупный капитал, который все больше и больше получает власть. Глобализация в том смысле, что Штаты или Норвегия - любая другая страна - становятся богаче, вытягивая деньги, скажем из Африки. В этом нет ничего хорошего.

Глобализация, касающаяся демократии, мне кажется положительной. Все, что способствует увеличению контактов между отдельными людьми, это положительно. Думаю, что почти все проблемы в мире проистекают от того, что люди очень мало друг о друге знают, и не знают, что другие думают.

известия: А что вы думает о Петербурге?

Лу: Я приехал утренним поездом, толком ничего не видел. Внешне кажется, что город намного красивее, чем Москва. Но меня поразили огромные водосточные трубы, очень широкие. И еще одно впечатление: когда мне дали ключ от номера, оказалось, что там была пара. А вообще я впервые приехал в Москву три года назад. И в прошлый раз, и в этот я удивлен, насколько в России открытые люди, насколько голодны по общению. У нас в Норвегии есть много того, чего нет у вас, но и у вас есть много того, чего не хватает нам.

известия: Что хотели бы забрать?

Лу: Например, такое интенсивное отношение к литературе. В Норвегии тоже много читают, но в Норвегии немыслима ситуация, чтобы русский писатель в Осло пользовался таким интересом, как я у вас. Для Норвегии это немыслимо просто, норвежское общество слишком самодовольно и сыто.
Комментарии
Прямой эфир