Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Главный слайд
Начало статьи
«Здесь сейчас безопаснее, чем где-либо в мире»
2020-03-20 03:09:33">
2020-03-20 03:09:33
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Москвичка Снежана уже неделю живет в изоляции на борту круизного лайнера Princess — судно дрейфует в Карибском море, его не пускают в порты, боясь распространения коронавируса. Девушка рассказала «Известиям» о том, как выживают и развлекаются люди на корабле, оказавшемся взаперти в открытом море, а также призналась, что боится возвращаться домой — на лайнере нет ни одного заболевшего COVID-19, сейчас это одно из самых безопасных мест в мире.

— Расскажи, как получилось, что ты оказалась на карантине посреди океана?

— На лайнере я не гость, а сотрудник, работаю по контракту. И сегодня первый день, как меня выпустили из-под карантина — я пять дней провела в полном одиночестве в своей каюте. Меня закрыли не из-за подозрения на коронавирус, а из-за обычной простуды. Корабль — закрытое пространство, всех заболевших тут сразу изолируют.

Чуть больше недели назад я пришла к доктору и честно призналась, что у меня заложен нос, сел голос и сухой кашель. Медики дали мне лекарства и сказали прийти через три дня провериться. Как видите, никакой паники среди медперсонала не было и нет. Я пришла к ним через эти три дня, у меня уже прошел жар, но меня все равно решили изолировать, поскольку я общалась с другой девушкой, у которой симптомы сохранялись.

Меня поместили в одну из пассажирских кают — они сейчас пустые, на борту не осталось гостей. Все уехали как раз неделю назад — мы подплыли к домашнему порту во Флориде, в шесть утра, чтобы высадить пассажиров по расписанию и принять новых. Но нас долго не пускали в гавань — как нам потом рассказали, они ждали, что покажут результаты теста на коронавирус у двух членов экипажа. В итоге только в одиннадцать часов вечера пассажирам дали сойти на берег — это не была эвакуация, люди спустились как ни в чем не бывало. Но новых гостей мы на борт уже не брали.

Вид с палубы круизного лайнера Princess

Вид с палубы круизного лайнера Princess

Фото: предоставлено пассажиркой лайнера

То есть ты пять дней провела в полном одиночестве? Тебя хоть кормили, давали лекарства?

— Да, в полном одиночестве, но с балконом и видом на океан. Самое сложное, что есть в карантине, — остаться наедине со своими мыслями. Несмотря на доступ к интернету, потрясающий вид, несмотря на то что меня постоянно посещали врачи, приносили еду или измеряли температуру, все равно очень сложно быть взаперти. Потому что начинаешь много думать, размышлять. Я чуть с ума не сошла.

Занятий можно было себе придумать немного. Я попросила, чтобы мне принесли гантели, но почему-то настолько погрузилась в состояние апатии, что просто лежала на кровати и пять дней ничего не делала.

Но карантин обычно длится две недели, почему тебя отпустили раньше?

— Потому что тесты на коронавирус показали отрицательный результат, медики нас ежедневно наблюдали. Они мне рассказывали, что им пришлось отправить свыше 160 писем в головной офис, чтобы нас выпустили. В изоляции помимо меня находилось еще примерно 20–25 человек, из них выпустили где-то половину.

Катер Береговой охраны США (фото с борта круизного лайнера Princess)

Катер береговой охраны США (фото с борта круизного лайнера Princess)

Фото: REUTERS

— И чем вы сейчас занимаетесь, раз пассажиров на судне больше нет?

— Остались механики, техники, поддерживающие судно на плаву, обслуживающий персонал типа стюардов, которые убирают кабины, в том числе каюты тех, кто всё еще изолирован. Работает кухня. Остальные, например музыканты, диджеи, фотографы, более-менее свободны, но для нас придумывают разные задания. Например, сегодня мы проводим инвентаризацию — считаем кабели, микрофоны, инструменты.

— А дистанцию не просят соблюдать между собой?

— С первого же дня карантина нас, конечно, попросили ограничить контакты, расширили пространство столовой, чтобы мы могли сидеть как можно дальше друг от друга, — на борту по-прежнему остается свыше 1,5 тыс. членов обслуживающего персонала, моряков и других сотрудников. Корабль не пускают в порты, никому из нас не дают сойти на берег. Пару дней назад мы заходили в один порт во Флориде, судно пустили только сгрузить мусор, завезти продовольствие, а людям спуститься с трапа не дали (хотя обычно пускали). Со вчерашнего дня мы просто стоим посреди моря в компании других лайнеров нашей компании Princess, точное местоположение я не знаю. Знаю только, что три дня назад мы проплывали прямо через середину Бермудского треугольника.

У бассейна круизного лайнера Princess

У бассейна круизного лайнера Princess

Фото: REUTERS

Паники из-за коронавируса нет?

— Нет, атмосфера чудесная, страха на корабле точно нет, все дружелюбные, люди хорошо проводят время. Капитан каждый вечер нас предупреждает, что надо мыть руки. До карантина части обслуживающего персонала не разрешалось подниматься на пассажирские палубы (privilege deck), а сейчас запрета нет, и некоторые впервые попали в эту зону. Для них это реально в новинку. Благодаря такому стечению обстоятельств люди могут почувствовать этот опыт.

Здесь не страшно. У меня есть крыша над головой, мы ходим по кораблю, просто занимаемся тем, чем нам хочется, — загораем, тренируемся, занимаемся йогой. Это похоже на какой-то пионерлагерь посреди океана. Просто сюр. Правда, мы пока не знаем, заплатят нам или нет.

— Как и когда ты собираешься возвращаться в Россию?

— В США, откуда начинался наш круиз, мы прилетели с пересадкой в Португалии. Обратных билетов у нас еще нет, компания пока не сообщила нам подробностей по поводу нашего возвращения. Согласно последней информации, мы поедем домой, когда наш контракт закончится, то есть 19 апреля. По идее они должны будут нас отправить в Москву, но одному богу известно, что будет через месяц, какие еще границы будут закрыты. Честно говоря, я не очень-то хочу домой — как мне кажется, на корабле сейчас безопаснее, чем где бы то ни было в мире.

Читайте также