Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Главный слайд
Начало статьи
Ёкнуло оно: почему японцы испугались поправок в Конституцию РФ
2020-03-06 10:44:15">
2020-03-06 10:44:15
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Вероятное появление в российской Конституции запрета отчуждать часть территории страны крайне беспокоит Токио, который не первый год и без особого успеха ведет переговоры с Москвой о спорных островах. Впрочем, и без нынешних поправок шансы на то, что Япония когда-то сможет получить обратно Шикотан, Хамобаи, Итуруп и Кунашир (или хотя бы первые два из них), крайне малы, признали в разговоре с «Известиями» японские эксперты. Проблема осложняется разными трактовками сторонами исторических договоров и противоположными взглядами на роль в регионе США. Политологи уверены: тема островов вряд ли уйдет из японской политической повестки после ухода с поста премьера Японии Синдзо Абэ, но диалог по этой непростой теме станет куда более вялым.

Конец надеждам?

Из всех японских премьеров нынешний глава правительства Синдзо Абэ, бесспорно, проявил себя как самый большой энтузиаст в том, что касается налаживания отношений с Россией и попыток выйти с Москвой на мирный договор. За бытность премьером Абэ 27 раз встречался с российским президентом Владимиром Путиным, но частота встреч так и не конвертировалась в прогресс по территориальной теме.

Согласие Синдзо Абэ в конце 2018 года взять за основу для дальнейших переговоров советско-японскую декларацию 1956 года (она подразумевала обещание Москвы передать Японии Шикотан и Хабомаи после заключения мирного договора) было очень большим шагом вперед, сказал «Известиям» эксперт по России Университета Хосэй Нобуо Симотомаи. Немалая часть японского общества, с детства воспитанная на том, что все четыре острова южных Курил — японские «северные территории», восприняла такой компромисс как предательство национальных интересов. Хотя были и те, кто считал такую позицию более реалистичной.

В самом начале 2019 года, сочтя, что Абэ излишне самонадеянно преподносит публике передачу Хабомаи и Шикотана как уже решенное дело, Москва выступила с рядом отрезвляющих заявлений, напоминающих, что вообще-то южные Курилы — острова российские.

Премьер-министр Японии Синдзо Абэ во время встречи с президентом РФ Владимиром Путиным. 22 января 2019 года

Премьер-министр Японии Синдзо Абэ во время встречи с президентом РФ Владимиром Путиным. 22 января 2019 года

Фото: ИЗВЕСТИЯ/Зураб Джавахадзе

В тупик, по сути, зашла и совместная хозяйственная деятельность на четырех островах: за три года, что существует эта идея, стороны смогли только наметить области, в которых на южных Курилах могли бы сообща действовать японские и российские компании, и провести несколько визитов делегаций. На практике же всё уперлось в нежелание Токио работать на островах на основе российского законодательства — для него это бы означало признание суверенитета РФ над этими территориями. В Москве же резонно и не предполагают иного толкования вопроса. И хотя не так давно стороны договорились о «ненарушении юридических позиций» друг друга при ведении совместной хозяйственной деятельности, никаких доходчивых объяснений, каким образом это возможно, не последовало.

С тех пор переговоры продолжились, но никаких подвижек, по сути, не произошло. Как признал в беседе с «Известиями» один из бывших высокопоставленных японских дипломатов, долгие годы работавший на российском направлении, Синдзо Абэ проявил достаточную смелость, пойдя на столь плотное общение с лидером РФ в условиях «не самого комфортного положения России на международной арене после событий в Крыму».

— Сам Абэ говорит, что прогресс есть, но никогда не уточняет, в чем именно. Никаких обнадеживающих новостей на сей счет мы не видим. Зато видим новости о поправках в российскую Конституцию о запрете на передачу российской территории другим странам, — не без упрека заметил бывший дипломат.

Эта поправка, о которой в России заговорили в феврале, заметно встрепенула японское экспертное сообщество. Одни сочли, что такая мера окончательно поставит крест на и без того слабых надеждах когда-либо получить острова. Другие, вроде Нобуо Симотомаи, предположили, что имеющаяся в этой поправке формулировка «за исключением случаев проведения демаркации или редемаркации границ с соседними государствами» выведет дальнейшие японо-российские переговоры за скобки законодательного запрета.

Президент РФ Владимир Путин проводит встречу с рабочей группой по подготовке предложений о внесении поправок в Конституцию Российской Федерации. 13 февраля 2020 года

Президент РФ Владимир Путин проводит встречу с рабочей группой по подготовке предложений о внесении поправок в Конституцию Российской Федерации. 13 февраля 2020 года

Фото: ИЗВЕСТИЯ/Павел Бедняков

Именно такую мысль стали в последние дни продвигать и некоторые японские СМИ. В частности, газета «Санкей Симбун» не исключила, что вопросы переговоров по «северным территориям» могут считаться не противоречащими обновленной Конституции России.

Впрочем, судя по тону освещения темы в российской прессе, выведение курильской темы в раздел переговоров о демаркации вряд ли произойдет. По крайней мере инициатор поправки актер Владимир Машков, говоря о возможности иностранных государств забрать себе в будущем часть российских территорий, упоминал в этом ряду не только Крым и Калининград, но и Курилы.

Без общего знаменателя

Как бы то ни было, но еще до новостей о поправках, так взволновавших японскую сторону, хвастаться особым прогрессом в решении проблемы, доставшейся Москве и Токио со времен окончания Второй мировой войны, и так не приходилось.

Одно из самых сложных противоречий — разная трактовка исторических событий и прошлых договоров. К примеру, в Токио исходят из того, что, подписав Атлантическую хартию в 1941 году, СССР обещал не расширять свою территорию за счет других стран, а заняв четыре острова впоследствии — должен был вернуть их Японии, как сделали некогда США в случае с занятой ими Окинавой и островами Огасавара. Москва же исходит из того, что острова на законных основаниях вошли в состав СССР по итогам Второй мировой войны и российский суверенитет над ними сомнению не подлежит.

Американский ракетный эсминец в Японии

Американский ракетный эсминец в Японии

Фото: Global Look Press/US Navy

Совершенно по-разному Токио и Москва относятся и к американскому фактору. Одна из главных озабоченностей России связана с тем, что из-за действующего военного альянса Японии с США в случае гипотетической передачи Токио любого из островов южной Курильской гряды там вмиг появится американская военная база. При этом в России помнят о том, что в свое время НАТО тоже обещало на словах не расширяться на восток.

В Токио, однако, хоть и высказывают понимание на этот счет, лишь подчеркивают нецелесообразность американского военного присутствия на островах, но каких-то гарантий, что этого не произойдет, давать не намерены.

— Япония не заинтересована в милитаризации двух островов, если Россия их вернет. Но так как японо-американский договор по безопасности распространяется на всю территорию Японии, его действие автоматически распространится и на любые другие острова, — пояснила эту позицию «Известиям» эксперт Японского института международных отношений Михо Окадо.

Ничто не забыто

С того момента, как японцы покинули четыре ныне российских острова, прошло более семи десятилетий. Но проблема утраченных Токио территорий не пропала из поля зрения японской общественности, хотя всё большее число жителей разуверились в возможности вернуть острова.

— И смотря сейчас на процесс внесения поправок в российскую Конституцию, многие японцы стали размышлять и склоняться к тому, что острова уже никогда не вернут, — признал «Известиям» эксперт Японского института международных отношений Хиронори Фусита. — И прогноз тут не очень оптимистичен. Абэ эту проблему не решит, а после него всё станет еще сложнее, так как такого энтузиазма у нового главы правительства не будет.

Музей территориальной целостности в Токио

Музей территориальной целостности в Токио

Фото: National Museum of Territory & Sovereignty

Это, однако, не значит, что политический истеблишмент Японии перестанет напоминать населению про «северные территории». Напротив, эту тему будут активно подпитывать — мерами вроде недавнего открытия в Токио Музея территориальной целостности.

К слову, проблеме «северных территорий» даже подобрали собственный символ — птичку топорик, обитающую в том числе и на южных Курилах.

Как остроумно заметила в беседе с «Известиями» одна жительница Японии, во многом проблема с островами сродни теме похищенных десятилетия назад северокорейской разведкой японцев: все понимают, что КНДР никогда никого не вернет и, скорее всего, похищенные давно умерли, но в публичном пространстве никто из политиков не позволит себе перестать бороться за возвращение сограждан, чтобы не оказаться предателем национальных интересов. По этим же причинам никто из японских политиков, даже не испытывая никаких иллюзий, никогда не перестанет прилюдно добиваться от Москвы передачи Японии островов.

Наталия Портякова, Токио

Читайте также