Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Сюжет:

Никто и не обещал: чем завершилась 27-я встреча лидеров РФ и Японии

По итогам переговоров на полях ВЭФ Москва и Токио не приблизились к решению проблемы мирного договора
0
Фото: РИА Новости/Григорий Сысоев
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Переговоры на полях Восточного экономического форума (ВЭФ) во Владивостоке стали уже 27-й встречей лидеров России и Японии. Как заявил на пленарном заседании Синдзо Абэ, «надо непременно понимать, что раз у нас с президентом Путиным было очень много совместных трапез, то наши отношения — это, как вы говорите, будто мы «пуд соли съели вместе». Впрочем, ни знание русских поговорок, ни принятое между лидерами обращение на «ты», ни частота встреч так и не смогли продвинуть решение главной проблемы, ради которой японский премьер так часто бывает в России.

Восемь пунктов

В мае 2016 года Синдзо Абэ выдвинул план сотрудничества из восьми пунктов, нацеленный на углубление экономических отношений с Россией. По замыслу Токио, инвестиции должны были проложить путь к лояльности Москвы по чувствительным политическим вопросам.

Как напомнил на ВЭФ японский премьер, за три последних года число коммерческих проектов в рамках японо-российского сотрудничества превысило две сотни. А в недавнем интервью «Известиям» он сообщил, что совокупные инвестиции Японии в экономику Дальнего Востока превысили $15 млрд. При этом во Владивостоке господин Абэ весьма наглядно — при помощи почти трехминутного ролика — продемонстрировал, как тесно план сотрудничества пересекается с российскими нацпроектами.

На данном этапе японские компании уже вложились в «Сахалин-1», «Сахалин-2» и «Ямал СПГ», а также в проект поставок в азиатские страны арктического СПГ (в проектировании и строительстве завода участвовали японские компании, и в июне состоялась первая поставка газа в Японию). Этим летом компании «Мицуи» и JOGMEC (Японская национальная корпорация по нефти, газу и металлам) решили стать инвесторами еще одного проекта — «Арктик СПГ-2». И как заметил Синдзо Абэ, Япония, «по-видимому, станет покупателем СПГ с этого проекта».

На хозяйстве

В конце 2016 года во время визита Владимира Путина в Японию была выдвинута еще одна экономическая идея: начать совместную хозяйственную деятельность на Южных Курилах, или, как их традиционно именуют в Токио, «северных территориях». Стороны договорились развивать на Шикотане, Хабомаи, Итурупе и Кунашире совместные проекты в области рыболовства, медицины, туризма и экологии. Но за прошедшее время воз по большому счету остался там же — на уровне деклараций.

Единственными скромными достижениями стали некоторые послабления визового режима в довольно ограниченном формате. Японские туристы получили возможность впервые посетить два из четырех островов Южных Курил в октябре — это будет лишь пилотным проектом. А россиянам из компаний и НИИ, имеющих отношение к плану сотрудничества, были обещаны многократные визы в Японию с максимальной продолжительностью до пяти лет.

Как ранее поясняли «Известиям» российские дипломатические источники, главный камень преткновения, не позволяющий перейти от слов к делу в плане совместной хозяйственной деятельности, лежит в юридической сфере. Японцы не хотят признать суверенитет РФ над четырьмя островами Южной Курильской гряды и настаивают на разработке некоей новой законодательной схемы. Россия по понятным причинам не допускает мысли о том, чтобы вывести Южные Курилы из-под действия российского законодательства.

— Несмотря на начало пилотных проектов в сентябре и октябре, в Японии есть опасения, что они ни к чему не приведут. Это потому, что Россия придерживается позиции, что они должны проводиться в соответствии с российским законодательством. И если ничего не поменяется, японцы не смогут участвовать ни в одном проекте, который признает суверенитет России над островами, — пояснил «Известиям» эксперт по российско-японским отношениям Токийского университета Темпл Джеймс Браун.

Не добавляет позитива и недовольство Токио, высказываемое каждый раз, когда Россия затевает проект на Южных Курилах. Последним примером такого рода стало открытие рыбзавода на Шикотане с участием исландской компании SKAGINN — нарочно или так совпало, но он был открыт за считанные часы до переговоров Путина с Абэ, причем российский лидер успел еще и поучаствовать в открытии рыбзавода по видеосвязи. В Токио тут же заявили, что сделают в связи с этим представление России.

— Тот факт, что это произошло в тот момент, когда Абэ находился в России, в Японии восприняли как дипломатическое оскорбление. Это было неловким моментом и для самого премьера с учетом того, что он всегда поддерживал ВЭФ, посещая его четыре года подряд, — сказал Джеймс Браун.

Игра в слова

Никуда не делась и другая фундаментальная проблема, довлеющая над отношениями Москвы с Токио, — военно-политический альянс Японии и США.

В ноябре 2018 года Владимир Путин заявил о намерении двигаться к соглашению на основе декларации 1956 года, которая предусматривает передачу Японии Шикотана и Хабомаи — после подписания мирного договора и в качестве жеста доброй воли.

— С ноября прошлого года появился шанс, поскольку премьер Абэ понизил свои ожидания до реалистичной формулы 1956 года. Но проблема в том, что это случилось в неудачное время: американо-российские отношения в низшей точке за всё время после окончания холодной войны, и это осложняет прогресс в российско-японских отношениях, — заметил «Известиям» профессор юридического факультета университета Хосэй Нобуо Симотомаи.

Прошлой осенью российской стороной был поставлен вопрос о гарантиях того, что на двух южнокурильских островах в случае их передачи японцам не появятся американские военные. Внятного ответа от Токио так и не последовало, о чем Владимир Путин напомнил своему визави на прошлой неделе.

— Доброе слово — это хорошо, но доброе слово и Смит-Вессон действуют гораздо эффективнее, чем просто доброе слово. Мы это хорошо понимаем, знаем и должны это учитывать, — не без иронии намекнул на обязательства Токио перед Вашингтоном российский президент в ответ на пожелание Абэ «верить в добрые слова Японии».

Лето в двусторонних отношениях выдалось жарким: в Токио то возмущались визитом премьера Дмитрия Медведева на Итуруп, то выражали протесты в связи с проведением учебных стрельб в районе Курил. Российский МИД отвечал на это вызовом «на ковер» японского посла. Не пропустили на Смоленской площади «факты нарушений на Южных Курилах, допущенных японскими участниками безвизовых обменов с островами». Под этим, очевидно, подразумевалось заявление одного из депутатов парламента Японии о возможности отвоевать «северные территории».

Как заметил эксперт Джеймс Брайн, единственным итогом переговоров лидеров двух стран на полях ВЭФ стала договоренность встретиться на полях саммита АТЭС в Чили в октябре. Будущее российско-японских переговоров по мирному договору неопределенно, признал и Нобуо Симотомай, напомнив японскую поговорку, что «преемственность является отцом успеха». Очевидно, в русле такой логики и продолжит действовать японский премьер.

Прямой эфир

Загрузка...