Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Главный слайд
Начало статьи
Brexit в режиме выживания: что ждет Британию в 2020 году
2019-12-25 15:32:04">
2019-12-25 15:32:04
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

После голосования в палате общин стало понятно: Соединенное Королевство покинет Евросоюз 31 января (осталось лишь голосование в палате лордов и в Европарламенте). На этом первый этап Brexit будет завершен, однако впереди переговоры о торговых отношениях с ЕС. В Еврокомиссии (ЕК) «Известиям» заявили: они начнутся, как только Британия выйдет из Евросоюза. При этом всё чаще раздаются разговоры об угрозах территориальной целостности Соединенного Королевства: о своем желании отделиться вновь заявила Шотландия, она намерена ратовать за повторный референдум о независимости, а Северная Ирландия, которая после выхода будет фактически окружена границами с двух сторон, теперь получит шанс объединиться с оставшейся в ЕС Республикой Ирландия.

Сделка за 11 месяцев

В конце декабря 2019 года палата общин одобрила обновленный вариант сделки по Brexit, которую глава правительства Борис Джонсон за пару месяцев достиг с Евросоюзом. Собственно, основные моменты согласовала еще его предшественница Тереза Мэй, однако из-за проблемного пункта «бэкстоп» по британо-ирландской границе это соглашение трижды провалилось в парламенте, а сама политик была вынуждена уйти с поста.

Свою роль сыграли решительность Бориса Джонсона и ультиматум «Либо новая сделка, либо обвальный выход». И вот 20 декабря британские законодатели открыли стране путь на выход из Евросоюза. Впереди осталось два голосования — в палате лордов (по оценкам экспертов, 7–8 января) и в Европарламенте (до 29 января). Однако уже сейчас можно сказать: первый этап Brexit практически завершен. Это значит, что после 31 января 2020 года Британия войдет в переходный период, за который должна договориться с партнерами — и в первую очередь с ЕС — о будущем взаимной торговли.

Переходный период завершится в конце 2020-го, затем его можно будет продлить еще на два года. Борис Джонсон решительно настроен завершить все процедуры за 11 месяцев, какими бы ни были итоги переговоров. Однако если продление все-таки потребуется, то о нем важно договориться до 1 июля 2020 года, пояснили «Известиям» в Еврокомиссии.

Премьер-министр Великобритании Борис Джонсон выступает в Палате общин в Лондоне, Великобритания, 20 декабря 2019 года

Премьер-министр Великобритании Борис Джонсон выступает в Палате общин в Лондоне, Великобритания, 20 декабря 2019 года

Фото: Global Look Press/Xinhua

В общих чертах характер отношений Лондона и Брюсселя обрисован в 27-страничной политической декларации, идущей в связке с обновленным соглашением. В ней стороны договорились сближать позиции по широкому спектру тем — от введения санкций до борьбы с терроризмом. Ключевой аспект — будущее экономическое партнерство, центром которого должно стать соглашение о свободной торговле (при перемещении товаров отменяются таможенные пошлины, налоги и сборы). При этом подчеркивается необходимость расширять сотрудничество за пределы норм Всемирной торговой организации (ВТО) в целом ряде сфер — от интеллектуальной собственности до госзакупок.

Однако конкретики относительно переговорных позиций у сторон пока нет — по всей видимости, для их обнародования все ждут 31 января.

— Мы представим Евросовету проект переговорного мандата сразу же после выхода Соединенного Королевства из ЕС, — отметили в Еврокомиссии. — Будущие отношения должны основываться на балансе прав и обязанностей, а также обеспечивать равные для сторон условия.

Британский политический истеблишмент раскололся на оптимистов и скептиков: кто-то считает, что Борис Джонсон с его боевым характером сможет выбить из ЕС максимально выгодное торговое соглашение; кто-то же уверен, что на согласование всех нюансов уйдут годы.

брексит Великобритания
Фото: Global Look Press/Steve Taylor

— Говорят, цель Бориса Джонсона достичь сделки до 31 декабря 2020 года — чрезмерно амбициозна. Однако считается, что он прекрасно уложится в этот срок и заключит рамочное соглашение, — поделился с «Известиями» источник в Вестминстере от правящих консерваторов. — Политическая декларация обеспечивает хорошую базу для дальнейших обсуждений, а все необходимые детали можно будет уточнить уже потом.

В оппозиции к этим переговорам относятся гораздо более пессимистично. Как рассказал «Известиям» Энтони Хук, член ЕП от «Либеральных демократов», проигравших на недавних выборах в Палату общин, в интересах Великобритании оставить за собой максимальный доступ к европейскому рынку и соответствовать стандартам Евросоюза. А для этого 11 месяцев будет явно недостаточно, заверил политик.

К слову, меньше всего 31 января ждут именно 72 британских евродепутата: для них выход из Евросоюза равнозначен потере работы.

По двум границам

Самый проблемный пункт в переговорах о сделке Британии и ЕС — режим британо-ирландской границы — может возникнуть и во время диалога по торговле. Согласно обозначенному механизму, после Brexit у Северной Ирландии появится две границы — та, что отделит ее от Великобритании по Ирландскому морю, и та, что пройдет вдоль соприкосновения Ольстера с Республикой Ирландия. Чтобы сделать эти границы максимально прозрачными и сохранить Северную Ирландию частью Соединенного Королевства, Лондон и Брюссель согласовали следующие меры.

Как часть Британии Северная Ирландия должна вместе с ней покинуть таможенный союз (ТС) ЕС. При этом вплоть до 2025 года она сможет участвовать в едином европейском рынке (ЕЕР). Таким образом, Ольстер станет окном в таможенную зону Евросоюза — в частности, потому, что Лондон не станет налагать тарифы на те товары, которые будут попадать в Северную Ирландию, если они не предназначены для транспортировки на британскую территорию. У ассамблеи Северной Ирландии (однопалатный парламент) будет право раз в четыре года голосовать за то, чтобы сохранить этот режим или отказаться от него.

ирландия граница великобритания
Фото: TASS/Zuma/Dirk Waem

Таможенный союз (вторая стадия интеграции) предполагает общий таможенный тариф и переход стран объединения к единой торговой политике в отношении третьих государств. ЕЕР (третья стадия интеграции) означает, что к свободному передвижению товаров в рамках ТС прибавляется беспрепятственное перемещение услуг, лиц и капиталов. В ситуации с Северной Ирландией возникает вопрос: можно ли выйти из ТС и при этом остаться в ЕЕР? Как показывает опыт Норвегии, можно: при свободном передвижении товаров, услуг, капиталов и людей страна имеет право на самостоятельную торговлю с третьими государствами.

Со стороны Северной Ирландии, которая в 2016 году высказалась против Brexit (55,8% голосов), сторонниками членства Ольстера в Соединенном Королевстве является Демократическая юнионистская партия (ДЮП). Как пояснил «Известиям» лидер фракции ДЮП в палате общин сэр Джеффри Дональдсон, его партия поддержит правительство, если торговое соглашение с ЕС предотвратит создание таможенной границы в Ирландском море, которая отделит Ольстер от крупнейшего рынка — Великобритании.

— Соглашение о выходе указывает, что у предприятий Северной Ирландии должен быть свободный доступ на британский рынок, однако прописанные в нем таможенные процедуры могут помешать нам торговать внутри нашей же собственной страны, — отметил сэр Джеффри. — Заключая торговое соглашение, Лондон и Брюссель должны решить эту проблему, избежав жесткой границы на острове Ирландия.

Учитывая, что после Brexit Северная Ирландия окажется фактически зажатой между двух границ, возникает вопрос: не решит ли Ольстер отделиться от Соединенного Королевства и объединиться с соседней Ирландской Республикой? Опросы общественного мнения показывают, что такая идея поддержкой большинства не пользуется. По данным The Irish Times от 7 марта 2019 года, за референдум по объединению высказываются 38% североирландцев, против — 45%.

Шотландская клетка

Несколько иначе ведет себя другая административная единица Королевства — Шотландия. Если Белфаст не создает особого шума, то из Эдинбурга уже давно раздаются призывы провести еще один референдум о независимости. Одно такое голосование прошло в сентябре 2014 года, и тогда против независимости высказались 55,3% шотландцев. В то время премьер-министр Британии Дэвид Кэмерон заявил: еще одного шанса выйти из Соединенного Королевства у Эдинбурга уже не будет.

Референдум 2016 года, на котором Шотландия решительно высказалась за членство в ЕС (это мнение выразили 62% жителей), дал правящей Шотландской национальной партии (Scotland National Party — SNP) повод для очередных претензий к Лондону. Как неоднократно отмечала лидер партии и первый министр региона Никола Стерджен, Шотландия «станет единственной территорией в Великобритании, которая покинет ЕС против своей воли и не будет иметь слова по поводу будущих отношений с Европой».

Шотландия Великобритания
Фото: TASS/Zuma

После недавних выборов в палату общин политик официально призвала Лондон передать Эдинбургу полномочия, которые позволят ему провести плебисцит о независимости. Правительство эту идею категорически отвергло. При этом, как и в Северной Ирландии, однозначной поддержки у инициативы нет: по данным опроса The Sunday Times, проведенного в начале декабря 2019 года, за независимость высказываются 44% шотландцев, против — 50%.

Как пояснил сэр Джеффри Дональдсон, залогом того, что Северная Ирландия и Шотландия останутся в Соединенном Королевстве, стало бы сохранение инвестиций в эти регионы. К слову, по сравнению с другими частями страны, государственные расходы здесь значительно выше — по данным парламентского доклада за 2018–2019 годы, в Ольстере на одного человека приходится £11,5 тыс., а в Шотландии — £11,2 тыс., что на 21% и 17% соответственно выше, чем в среднем по стране.

— Лучший способ сохранить целостность Соединенного Королевства — экономическое процветание всех четырех регионов. Brexit дает Британии шанс усилить свои позиции в глобальной торговле. А быть частью крупнейшей в мире экономики — большая выгода для каждого гражданина страны, — отметил сэр Дональдсон.

Собеседник «Известий» в Вестминстере также пришел к выводу, что разговоры о независимости Шотландии — не более чем бравада.

— Как только Британия выйдет из ЕС в конце января, все аргументы Эдинбурга отпадут сами собой, — отметил политик, пожелавший остаться анонимным. — Даже если, вопреки позиции премьер-министра, референдум состоится, Шотландия к тому времени будет вне ЕС и, таким образом, по определению не сможет претендовать на финансовую поддержку Брюсселя.

Без внешней помощи — будь то ЕС или британские налогоплательщики — шотландская экономика нежизнеспособна, а потому референдум о независимости в подобных обстоятельствах станет самоубийственным шагом, подытожил источник.

Читайте также