Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Главный слайд
Начало статьи
Мутные воды: так ли безопасна вода с АЭС «Фукусима-1»
2019-11-19 16:02:55">
2019-11-19 16:02:55
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

В министерстве экономики, торговли и промышленности Японии заявили, что вода, которую использовали для охлаждения реакторов АЭС, не несет опасности для окружающей среды. Это уже не первая попытка донести до общественности позицию о необходимости слива воды. Возможно, в следующий раз для убедительности кто-то рискнет выпить стакан жидкости. Стоит ли верить словам властей — читайте в материале «Известий».

Don’t worry, be happy

Новый аргумент японских властей — это доклад, представленный на суд совета экспертов. В нем говорится о безопасности сброса радиоактивной воды в Тихий океан.

После крупнейшей аварии, которая произошла 11 марта 2011 года в результате землетрясения и последовавшего за ним цунами, компания TEPCO (Tokyo Electric Power Company, она управляет АЭС) постоянно охлаждает поврежденные ядерные реакторы. Вода просачивается через бреши, подвергается очистке и далее накапливается в цистернах. Сейчас количество этой технической воды увеличивается на 100 т каждый день. Впрочем, резервуары, по подсчетам компании, совсем не «резиновые» и вот-вот исчерпают свои объемы. По разным данным, это произойдет или летом 2021 года, или к 2022 году. Как вариант, который не всем нравится и в Японии и вызывает опасения у соседей (прежде всего у Южной Кореи, да и КНДР не в восторге), — взять и слить воду в океан.

В докладе отмечается, что в воде даже после очистки остаются радиоактивные вещества — например, тритий, но даже с ним ежегодный уровень радиоактивности в районе слива не поднимется выше 0,62 микрозиверта в морской воде и 1,3 микрозиверта в атмосфере. Для убедительности, предполагая, что не все разбираются в подобных показателях, уточняют: в обычных условиях человек получает 2100 микрозивертов в год.

завод по очистке воды

Завод по очистке воды Канамати в Токио, Япония

Фото: Global Look Press/jn1

Как отмечает доктор физико-математических наук, руководитель лаборатории физики моря Института океанологии РАН Ирина Чубаренко, слив воды с «Фукусимы-1» нельзя назвать полезным, но и сильно опасным тоже.

«Если они сбрасывают воду с естественным радиационным фоном, то, конечно, это не может считаться большой опасностью, а с другой стороны, как с пластиком: выкидываем один стаканчик, а проблема получается глобальная», — говорит Ирина Чубаренко «Известиям». Хотя океан умеет усваивать и перерабатывать вредные для себя выбросы, как, например, после взрыва на нефтяной платформе Deepwater Horizon в 2001 году. Результаты исследования показали, что к концу 2010 года исчез подводный шлейф метана, нефтесодержащие вещества со сложным составом — их переработали обитающие в океане бактерии.

«Тогда в Атлантический океан вылилась нефть, и первые прогнозы были ужасными — кошмарные превышения всех возможных допустимых значений, но океан всё усвоил», — отмечает эксперт.

Впрочем, пока решения по сбросу радиоактивной воды нет. Один из членов совета экспертов попросил профильное ведомство предоставить подробные данные о том, как могут повлиять на поток воды с АЭС различные факторы, в частности океанические течения и погода. Другой эксперт запросил информацию об уровне радиации, которому могут подвергнуться жители внутри страны (с учетом того, сколько рыбы и морских водорослей потребляет население).

Хранить, хранить и еще раз хранить

«Это очень плохая идея, — не одобряет намерения японских властей в беседе с «Известиями» руководитель энергетической программы российского отделения «Гринпис» Владимир Чупров. — Даже если воду разбавить, то в любом случае есть процесс аккумуляции — в этой воде живут водоросли, которые аккумулируют опасные радионуклиды. Водоросли едят рыбы и тоже аккумулируют опасные вещества, а сама рыба может попасть на стол».

Это, кстати, причина, по которой категорически против сброса воды местные рыбаки. И если тритий, о котором говорят как об «относительно неопасном», распадается за 12 лет, то кроме него есть и другие вещества.

«Там не только тритий, но и цезий, стронций. Оба примерно одинаково опасны, а их период полураспада около 30 лет, — отмечает Владимир Чупров. — Стронций «бьет» по костям, цезий — по мышечной ткани и нервной системе. Поэтому тритий, конечно, быстрее распадается, но помимо трития есть и другие опасные соединения».

Приверженцы метода сброса утверждают, что другого варианта, кроме как слить воду, нет. Экологи возражают: есть. Например, продолжать хранение.

Резервуары для хранения радиоактивно загрязненной воды на территории атомной электростанции Фукусима-дайити в Окуме

Резервуары для хранения радиоактивно загрязненной воды на территории атомной электростанции «Фукусима-дайити» в Окуме

Фото: mainichi.jp/Kaho Kitayama

«Хранить, хранить и еще раз хранить, — говорит эксперт российского отделения «Гринпис». — Это плохо, что емкости скоро заполнятся, но власти говорят и другое: всё хорошо, всё замечательно. Поэтому вопрос к ним: они врут или нет? Кто-то должен нести ответственность. Всегда говорят, что атомная энергетика дешевая и безопасная. Ребята, докажите это. Это такой риторический вопрос «ниже пояса», но в такой ситуации каждая атомная компания. Пусть повышают себестоимость, пусть население знает, что за каждый кВт/ч 10 юаней идут на «Фукусиму». Если это приведет к удорожанию, то повышайте цену — пусть соревнуются с другими генерациями, у которых нет этих проблем».

По словам президента фонда «Основание» Алексея Анпилогова, вариант «взять всё да и слить» — вынужденная мера, появился не от хорошей жизни. Кроме увеличения объемов емкостей хранения можно использовать установки, которые очищают воду от того же остаточного трития.

«Установки по очистке от остаточного трития, который находится в этой радиоактивной воде, есть в Канаде, есть в Южной Корее. Никто там не сливает его в океан. Это дорого, но это не какие-то инопланетные технологии. TEPCO, которая эксплуатирует «Фукусиму», регулируется японским правительством, но многие решения принимает сама. А компания сейчас переживает отнюдь не лучшие времена: часть атомных станций была закрыта, финансы поют романсы, — отмечал как-то в интервью радио Sputnik эксперт. Компания пытается спастись от банкротства, но Южная Корея стоит на своем: отважитесь на сброс, и отношения двух стран резко обострятся. — Технологии японцам много раз предлагали — Южная Корея, Канада, Франция. «Росатом» тоже предлагал построить установку. Это несколько миллиардов долларов».

Пляж и центр энергетики

Дебаты по поводу сброса воды в океан продолжаются. По расчетам экспертов министерства экономики страны, полный демонтаж АЭС, в том числе реакторов, может занять около 40 лет. Только в 2016 году расходы на демонтаж составили более $75 млрд.

На сегодняшний день TEPCO уже утвердила метод, с помощью которого она собирается извлечь топливные стержни из второго реактора «Фукусимы-1». По плану в стене здания, дабы избежать распространения радиоактивной пыли, проделают отверстие, через которое и вытащат 615 стержней. Аналогичная операция проходит и на третьем энергоблоке, но пока работы идут медленно — здание серьезно повреждено.

Тем временем провинция Фукусима живет обычной жизнью. Да, с 2015 года проверяют каждый мешок риса — в год выходит около 10 млн мешков по 30 кг, но радиационный фон в норме.

фукусима пляж

Пляж недалеко от АЭС

Фото: Global Look Press/jn1

«Где-то до конца 2015 года что-то встречалось, хотя совсем немного. А с тех пор — и вовсе ничего», — заявил замдиректора по сельскохозяйственной безопасности Сельскохозяйственного технологического центра префектуры Кендзи Кусано.

По его словам, в первые годы после катастрофы большую опасность представляли морепродукты, дичь, грибы. В 2013–2014 годах забраковали 11% грибов, почти 40% дичи и 7% морепродуктов. К 2016–2017 годам процент продуктов с превышением радиационных норм существенно снизился: грибов — меньше 2%, морепродуктов — 0,5%, а вот дичь побегала по «грязным» местам — более 22%. В 2018 году еще действовал запрет на вылов 10 видов рыбы.

Летом в городе Минамисома, что близ печально известной АЭС, открыли пляж и общественный парк. В планах — построить центр возобновляемой энергетики в горных районах и на сельскохозяйственных землях, которые невозможно использовать по прямому назначению. Всего 11 солнечных и 10 ветряных электростанций. Как писало издание Nikkei, проект может потянуть на $2,75 млрд.

Загрузка...