Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Обсуждаемая вот уже какое-то время скандальная сделка по поглощению финской Fortum немецкого концерна Uniper, и российской дочки Юнипро, может нанести огромный ущерб российской экономике и инвестиционному климату. Сделка может быть проведена лишь с нарушением российского законодательства об иностранных инвестициях. Если вопрос будет решен в пользу Fortum, что уже не исключил глава Федеральной антимонопольной службы (ФАС0 Игорь Артемьев, то это не только повлияет на отношение к России иностранных инвесторов в целом. Сделка может поставить под угрозу и реализацию «Северного потока – 2», и отношения с немецким бизнесом, активно работающим в России.

На российском рынке генерации электроэнергии со времен реформы РАО «ЕЭС» работают в том числе иностранные компании. Две из них — финская Fortum с 50-процентным участием правительства Финляндии и полностью частная немецкая Uniper. Им принадлежат различные крупные российские генерирующие компании. Uniper при этом — крупный игрок на европейском рынке генерации, плюс ей принадлежат и подземные газовые хранилища в Германии, а главное, она участвует в проекте «Северный поток – 2».

Начиная с 2017 года Fortum активно пытается поглотить Uniper, причем это поглощение на рынке расценивается исключительно как «враждебное» и «недружественное». Fortum уже владеет 49,99% немецкой энергокомпании и хочет получить еще 20,5% акций. Уже есть договоренность о покупке такого пакета с миноритарными акционерами Uniper. Но этому мешают российские правила вхождения иностранных компаний, контролируемых иностранными государствами, в стратегические предприятия.

В составе российских компаний Uniper есть, в частности, магистральный водоканал на Сургутской ГРЭС-2, который в соответствии с российским законодательством относится к стратегическим активам как объект водоснабжения и очистки. По закону «О порядке осуществления иностранных инвестиций в хозяйственные общества, имеющие стратегическое значение для обеспечения обороны страны и безопасности государства» иностранные государства или иностранные компании с 50-процентным и более участием иностранного государства не могут владеть контрольным пакетом в российских стратегических компаниях. Еще в 2008 году правительство с подачи президента таким образом позаботилось «об обеспечении обороны страны и безопасности государства, закон был принят и с тех пор еще и ужесточался разными поправками. За соблюдением правил строго следят правительство и ФАС.

И вот теперь Fortum, будучи на 52,4% контролируемой финским государством, желает как-то обойти этот закон и получить 70% участия в стратегическом активе. Вроде бы вопрос нерешаемый. Есть закон, все иностранные инвесторы его выполняют, все в равном положении. И вдруг глава ФАС Игорь Артемьев сообщает, что в принципе возможно разрешить Fortum сделку с неким обязательством в дальнейшем избавиться от стратегического актива и якобы до конца года правительственная комиссия по иностранным инвестициям собирается найти решение.

И какое тут можно найти решение? Ну, например, изменить закон. Но изменить его можно только один способом: снять ограничения для всех иностранных компаний, подконтрольных иностранным государствам. Но на это российские власти вряд ли пойдут, и совершенно обоснованно. Любые другие варианты в виде исключений из правил для отдельных инвесторов точно не проходят, поскольку нарушают равные условия конкуренции. И правительство эти правила неуклонно соблюдает. Не далее как 21 октября глава правительства Дмитрий Медведев в преддверии очередного заседания Консультативного совета по иностранным инвестициям отметил: «Мы исходим из того, что все инвестиции должны быть равны, что все инвесторы должны получить одинаково привлекательные условия, что все инвесторы одинаково уважаемы и ко всем инвесторам, по сути, применяются одни и те же требования по соблюдению российских законов».

Спрашивается, зачем нашим властям даже просто обсуждать возможность сомнительной сделки? Уже появляются объяснения — мол, финны разрешили проложить «Северный поток – 2» через свои территориальные воды и теперь надо их как-то отблагодарить. Но ведь это создает новые риски. Сделка вроде бы ради интересов проекта и «Газпрома», а создает риски тому же «Газпрому». Ведь именно Германия в отличие от финнов активнее всех в Европе жестко отбивает все попытки остановить «Северный поток – 2». Uniper является основным лоббистом интересов «Газпрома» в Германии. Этим теперь будет заниматься финская компания? Более того, не секрет, что глава российского подразделения «Фортум» г-н Чуваев имеет двойное гражданство — российское и американское. В случае каких-либо исключений из российского законодательства для финской компании и выдачи разрешения на поглощение немецкого энергетического гиганта судьба ненавистного американцам «Северного потока – 2» будет решаться уже не в Берлине, а в Хельсинки при полном участии США.

Есть и другие риски. В случае проведения сделки под контроль финского правительства попадают принадлежащие Uniper немецкие и австрийские газовые хранилища. «Газпром» в этом году полностью заполнил их газом ради сильной позиции в трехсторонних переговорах по новому договору о газовом транзите через Украину, который вступает в силу с 2020 года. Теперь под влиянием США могут возникнуть проблемы с исполнением договора.

Кстати, такой негативный сценарий может воплотиться в жизнь и без решений об изменении законодательства. Можно предположить и вариант решения проблемы самой Fortum: финское правительство снижает свою долю в Fortum, и тогда в России не остается никаких законодательных барьеров для поглощения им Uniper. Но Fortum в случае покупки 20,5% доли у миноритариев окажется в крупных долгах — выкуп доли планируется за счет кредитных средств в €2,3 млрд. При этом содержание объектов водоснабжения и очистных сооружений требует огромных вложений и, как правило, эти вложения прибыли не приносят. Всё, что касается водоснабжения, несет социальную нагрузку, на инвестора накладываются определенные обязательства.

Как рассказывают источники, знающие ход переговоров Fortum с ФАС, представители Fortum заверяли ведомство, что могут обеспечить все обязательства по водоканалу и очистным сооружениям. И ФАС явно повелась на эту откровенную ложь, сообщив затем о возможности выдачи разрешения на сделку с получением и стратегического актива. Судя по всему, и президента ввели в заблуждение о возможностях Fortum, а заодно и всё правительство. Иначе невозможно объяснить, почему министр экономики 21 октября после заседания Консультативного совета по иностранным инвестициям c участием главы правительства заявил журналистам, что сделка, скорее всего, будет одобрена и что эта «техническая история» с водоканалом будет решена. Но какая же это «техническая история», если речь идет об изменении законодательства либо о нарушении конкурентных условий в пользу одной иностранной компании. Эта проблема имеет отношение к правилам игры для всех иностранных инвесторов.

Но самом деле очевидно, что водоканал меньше всего интересует Fortum в этой сделке, его работоспособность в этой ситуации будет поддерживаться по остаточному принципу. Fortum нужны совершенно другие активы Uniper. В этой ситуации отдавать социально значимый объект потенциально ненадежному инвестору с крупными долговыми обязательствами — это большой риск.

Автор — доктор экономических наук, профессор

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

Прямой эфир

Загрузка...