Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Главный слайд
Начало статьи
Среда ожидания: что мешает инвалидам в России путешествовать
2019-09-11 19:46:10">
2019-09-11 19:46:10
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

С каждым годом в России всё больше внимания уделяют созданию комфортной среды для инвалидов. В обществе появляется понимание того, что ограничения по здоровью — не преграда для получения образования, занятий спортом и для работы. В России живут более 4 млн инвалидов в возрасте от 18 до 60 лет, и вполне естественно, что многие из них хотели бы знакомиться с новыми местами, совершать туристические поездки по стране и за рубежом. Реально же путешествуют лишь единицы. Чтобы разобраться в причинах, «Известия» пообщались с теми, кому удалось воплотить мечту в реальность.

Отыскать

Обычному туристу для того, чтобы отправиться в путешествие, нужно или самому выбрать направление, купить билеты и подобрать отель, или просто обратиться в турагентство. По идее, для людей с инвалидностью процесс должен быть таким же, но с некоторыми нюансами. Например, тем, кто передвигается на коляске, нужна особая инфраструктура и в транспорте, и в гостинице. Как отмечают сами инвалиды, за последние годы с этим действительно стало намного проще. И в самолетах, и во многих поездах уже знают, как принимать пассажиров с ограниченными возможностями. В отелях тоже всё чаще можно найти номера, адаптированные для постояльцев на инвалидном кресле. Вопрос только в том, насколько качественно всё будет сделано. Директор калининградского центра развития социальных и образовательных проектов «Аура» и эксперт по доступному туризму Светлана Нигматуллина сама передвигается на коляске. Исходя из ее опыта, наткнуться на недоработки можно и в дорогих, и в дешевых гостиницах. «Я предложила администратору зайти в ванную комнату, сесть на стул в душевой кабине и представить себе, что он — это я. Он сел, попробовал дотянуться до душа — не вышло. Вроде бы всё и учтено, но всё недоработано. Проблема с унитазом, с поручнями, с зеркалом над раковиной — сидящий в коляске человек в нем увидит только свою макушку. Телефон не на тумбочке возле кровати, а на столе — чтобы позвонить, мне нужно садиться в коляску и ехать к нему», — рассказывает Нигматуллина.

Знак «Инвалид» на стойке содействия пассажирам с ограниченными возможностями здоровья в Международном аэропорту Внуково

Знак «Инвалид» на стойке содействия пассажирам с ограниченными возможностями здоровья в международном аэропорту Внуково

Фото: РИА Новости/Виталий Белоусов

У незрячих людей сложности могут начаться уже на этапе поиска билета. «Ты можешь заполнить все поля на сайте авиакомпании, но не можешь выбрать пол. Или выбираешь пакетный тур в Турцию, например: можешь выбрать отель, а ввести паспортные данные — нет, потому что сайт не адаптированный, приходится кого-то просить, — делится с «Известиями» Владимир Васкевич, инвалид по зрению, объездивший уже 25 стран. — Просто у нас нет современного ГОСТа доступности интернет-ресурсов для лиц с нарушениями зрения. Нынешний устарел, он 2012 года, а новый сейчас находится на согласовании, года два еще там поварится, а когда выйдет, окажется тоже автоматически устаревшим».

Право выбора

Свою помощь в подготовке отдыха турагентства пока предлагать не спешат. Путевки, разработанные с учетом потребностей инвалидов, есть лишь по ограниченному количеству направлений и далеко не везде. Первой в России туристической фирмой для людей с ограниченными возможностями стала компания «Либерти» из Санкт-Петербурга. Ее в 2004 году организовали две подруги — аудитор Наталья Гаспарян и преподаватель Мария Бондарь. Когда они начинали свое дело, в городе практически не было никакой инфраструктуры. Девушки сами покупали автобус, оборудовали его складным пандусом, обмеряли и тестировали на доступность городские достопримечательности, гостиницы, рестораны, кафе и театры. Сначала компания предлагала туры по Петербургу и Ленинградской области, затем в Москву, Калининград, Коломну. Сейчас количество направлений значительно расширилось, в том числе заграничными поездками.

В первую очередь туры «Либерти» рассчитаны на тех, кто передвигается с помощью инвалидного кресла, но не так давно Мария и Наталья стали продумывать и программы для незрячих и глухих людей.

Пока таких проектов в России немного. Как полагают сами инвалиды, бизнес не верит в их платежеспособность. «Часто, говоря о продуманных вещах, я привожу примеры Запада. Но это не потому, что у них всё так замечательно, просто они действительно думают о развитии своего дела и учитывают людей с инвалидностью, предлагая им массу услуг, — объясняет Сергей Прушинский, сотрудник РООИ «Перспектива», который, несмотря на инвалидность, объехал почти всю страну. — Когда я был в Большом каньоне, то увидел там небольшие электрокары. Их услугами могут пользоваться все, и люди с инвалидностью, и люди без нее. Просто если одни могут сэкономить и пройтись пешком, то инвалид заплатит, зато получит возможность увидеть те достопримечательности, до которых он иначе просто никак бы не добрался. У нас же в турбизнесе не учитывают людей с инвалидностью, потому что считают их неплатежеспособными. Отсюда и отсутствие мотивации для них работать».

Музей Haus der Natur, посетители могут передвигаться на инвалидных колясках, Зальцбург

Музей Haus der Natur, где посетители могут передвигаться на инвалидных колясках, Зальцбург

Фото: Global Look Press/Jochen Tack

Против такого восприятия выступают многие. Светлана Нигматуллина полагает, что позиция иждивенца в итоге плохо сказывается на самих инвалидах. «Сегодня у нас есть возможность работать и зарабатывать. И когда мы предоставляем людям с инвалидностью слишком много бесплатного, мне кажется, это отчасти развращает. Как раз возможность путешествовать — то, что может стимулировать человека, чтобы работать, зарабатывать деньги на поездку», — полагает специалист.

Такого же мнения придерживается и Сергей Прушинский. «С одной стороны, да, мы несем расходы больше, чем остальные. Те же доступные отели стоят обычно дороже. Так что на билетах и не грех сэкономить иногда, но достаточно льгот. Всё полностью бесплатное — это неправильно. Услуга хорошо работает, если за нее платят», — уверен Прушинский.

Экскурсионные программы

Для человека с инвалидностью нередко сопряжены с трудностями обычные экскурсионные программы. Кому-то нужны подъемники, кому-то — особые формы подачи информации. Заботиться об этих вопросах организаторы хотят не всегда. «Часто для инвалидов всё делают по принципу «они всё равно не придут». Вот был в шикарном музее Салехарда, остановился у мамонтенка Любы, а рядом брайлевская табличка. Но написано черт-те что, просто точки наколоты для вида, — вспоминает Владимир в разговоре с «Известиями». — В наличии есть табличка — и ладно, всё равно никто не читает. Я у них оказался единственным слепым за 13 лет. При этом рядом была другая табличка, неплохо сделанная, всё читабельно».

Дело, полагает Васкевич, в том, что к производству табличек подключают организации, не знакомые с тонкостями процесса. «Есть специализированные компании, а есть дизайн, 3D-принтинг, они просто делают брайль-матрицу, загоняют в принтер и наращивают, чтобы она была тактильно ощутима. А на выходе — набор непонятных пупырышков, потому что в таких компаниях не знают, что одна брайлевская буква должна помещаться под подушечку одного пальца. Очень часто у них буквы такого размера, что их и четырьмя пальцами не охватишь. И как это понять, как читать?», — удивляется Владимир.

Удачных примеров адаптации музеев под людей с инвалидностью в России тоже немало. Больше всего положительных отзывов получает Исаакиевский собор. Там не только сделали пандусы для тех, кто передвигается на инвалидном кресле, но и продумали отдельную программу для незрячих посетителей. «Часто мне на экскурсиях бывает скучно, но эта была шикарная, — рассказывает «Известиям» Оксана Чучункова, инвалид по зрению. — Мой сын пошел с группой, а я отдельно с сопровождающим и аудиогидом. В аудиогиде была вся информация по восьми остановкам, там рассказывают то, что мы не можем увидеть. Плюс на каждой остановке дают макет: вот сам собор, вот колоннада, вот мозаика. На макете собора есть и цифры, и расшифровка по Брайлю. Я сама искала всё на плане, изучала. Почувствовала себя настолько самостоятельным человеком!»

Посетительница у трехмерной репродукции картины Пабло Пикассо «Старый еврей с мальчиком»на открытии первой в России выставки тактильных картин для слепых и слабовидящих людей «Видеть невидимое»

Посетительница у трехмерной репродукции картины Пабло Пикассо «Старый еврей с мальчиком» на открытии первой в России выставки тактильных картин для слепых и слабовидящих людей «Видеть невидимое»

Фото: ТАСС/Вячеслав Прокофьев

Подобные программы есть почти во всех крупных городах России. В ближайшее время продуманные туристические маршруты, доступные для людей с ограниченными возможностями здоровья, обещают запустить на Урале. Центр развития туризма Свердловской области с 2018 года работает над проектом «Инклюзивный туризм». Сначала эксперты обследовали 30 туристических объектов, 40 гостиниц и 30 предприятий общественного питания, оформив для них «паспорта доступности».

В итоге были сформированы пять маршрутов, длительностью в один-два дня. С августа по сентябрь их тестировали экспертные группы. «Были получены рекомендации по доработке маршрутов, а в настоящий момент реализуется заключительный этап проекта по разработке каталога туристических маршрутов для граждан с ОВЗ (ограниченными возможностями здоровья. — Прим. «Известий») на русском и английском языках, со шрифтом Брайля и методическими рекомендациями по организации маршрутов с учетом экспертных заключений», — сообщили «Известиям» в Центре развития туризма Свердловской области. Когда будут запущены маршруты, в ведомстве не уточнили.

В планах и появление особых маршрутов в Дагестане. Там на молодежном форуме «Машук» свой проект «Доступный туризм» представила инвалид по зрению Саида Гаджиева. «Мы собираемся открыть компанию, привлекать волонтеров, сурдопереводчиков, организовать транспорт, проводить тренинги. Охватить думаем и природные объекты, которые будут интересны глухим людям, и исторические. Можно организовывать и оздоровительные туры на минеральные источники. Компания будет рассчитана и на здоровых людей, и на людей с ограниченными возможностями здоровья», — объясняет автор проекта.

Девушка планирует продвигать проект и дальше. «На «Машуке» мы не останавливаемся, будем претендовать и на президентские гранты. Сейчас ведем переговоры с председателем правительства республики».

Счастливые случайности

Все эти идеи люди с инвалидностью полностью поддерживают, особенно инклюзивные проекты. «Я за то, чтобы люди с инвалидностью путешествовали вместе со всеми, а не со специализированными экскурсиями. Нужно взаимодействовать с окружающими, а не замыкаться», — полагает Владимир Васкевич.

Более того, такие проекты будут значительно дешевле и рентабельнее, считает он. Ведь для того, чтобы сделать путешествие комфортным, часто достаточно пары продуманных деталей.

Главная же проблема, уверен Васкевич, заключается в самих людях с инвалидностью и их окружении. «Я всегда говорю, даже если вся доступная среда будет организована, то просто станет удобнее тем, кто уже путешествует. Остальным это не поможет. Дело в психологических барьерах, в родственниках, которые людям с инвалидностью часто мешают проявить малейшую самостоятельность. Они просто сидят в четырех стенах, «мальчики» в 32 года ходят с мамой за ручку, а чтобы они побыли с девушкой, им снимают квартиру. Какие тут путешествия?».

Большинство тех, с кем удалось побеседовать корреспонденту «Известий», начали путешествовать в то время, когда об инклюзивных программах не было и речи. А обязаны они своему активному образу жизни случайности.

Пенсионеры на моторизованных инвалидных колясках на пляже Схевенинген, Нидерланды
Фото: Global Look Press/Jochen Tack

Владимир еще в школе оказался на мастер-классе, который проводил успешный предприниматель, лишившийся зрения. «Помню, как я не хотел туда идти, мне было лень. Я, как и все инвалиды, ругался, хотел просто полежать, слушать книгу. Но меня заставили, я пришел и увидел всё это. У него и бизнес, и семья, и путешествия. Он рассказывал про яхт-клуб, который запускает. Я с детства интересовался географией, так что яхтинг меня сразу привлек. С этого всё и началось. Теперь я посетил уже 25 стран и написал книгу «Путешествие без границ», которая может помочь другим незрячим, — делится Владимир.

Случайность помогла открыть для себя мир и Сергею. «Я был в санатории для спинальников в Крыму. Это был 1995 или 1996 год. Зашел к знакомому и увидел у него на кровати книжку, Лев Индолев «Тем, кто в коляске и рядом с ними». Начал листать, а там рассказано, как еще в 1980-х годах он ездил на троллейбусе. У человека с инвалидностью часто стереотип, что сам он никуда не может, его возят, и всё. И тут меня как осенило. Ведь рядом есть электричка. Лето, отличная погода, что же я сижу? Уже в следующие выходные я бегом туда. Понятно, попросил, чтобы меня подсадили. Вышел в Симферополе, там пересел на поезд, поехал в Керчь, и пошло, — вспоминает Сергей Прушинский. — С появлением машины стало еще проще. Просто нужна подсказка, толчок, чтобы мы поняли, что можем куда-то ходить, можем путешествовать».

Загрузка...