Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Главный слайд
Начало статьи
Укрепление пройденного: почему эстонская граница с Россией безостановочно дорожает
2019-08-06 14:01:06">
2019-08-06 14:01:06
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Правительство Эстонии на излете лета провело выездное заседание, где обсуждался вопрос о том, как поступить со стремительно дорожающим проектом укрепления восточной границы. Проект утвердили еще четыре года назад. Тогда подсчитали, что на возведение заборов из колючей проволоки, покупку дронов и установку суперсовременной системы слежения понадобится €71 млн. Однако за минувшие годы объем затрат распух в несколько раз. Подробности — в материале «Известий».

Граница на замке

Общая граница России и Эстонии составляет по земле 89,5 км, по реке Нарве — 87,5 км, по Псковскому, Теплому и Чудскому озерам — 147,8 км и по Балтийскому морю — 142 км. Пограничный договор между двумя государствами до сих пор так и не ратифицирован — сделать это мешают многочисленные взаимные претензии. Дело в том, что 2 февраля 1920 года в Тарту большевики подписали с эстонцами документ, предусматривающий передачу новорожденной прибалтийской республике, в частности, некоторых территорий современных Псковской и Ленинградской областей (включая основанный еще великим князем Иваном III Ивангород, а также Печоры). После включения Эстонии в состав СССР эти земли вновь отошли России. Но в сентябре 1991 года Верховный совет возрожденной Эстонской Республики провозгласил «юридически ничтожными» все указы и резолюции, касающиеся изменений условий Тартуского договора.

Параметры российско-эстонской границы были согласованы в 2005 году — после почти 11 лет переговоров. Уже подготовленный пограничный договор внесли на ратификацию в эстонский рийгикогу. Однако его депутаты включили в преамбулу этого документа упоминание Тартуского договора — в контексте, сохранявшем потенциальные территориальные претензии к России. В ответ Москва отозвала свою подпись, и процесс остался незавершенным. Переговоры возобновились в конце 2012 года. В настоящее время договор, подписанный в феврале 2014 года главами МИД Эстонии и РФ, представлен к ратификации в парламенты обеих стран. Но с тех пор отношения между странами сильно ухудшились, и теперь Россия вновь не спешит с ратификацией документа.

Подписание Тартуского договора. 2 февраля 1920 года

Подписание Тартуского договора. 2 февраля 1920 года

Фото: commons.wikimedia.org

Теплоты во взаимных отношениях не прибавилось с тех пор, как по результатам мартовских парламентских выборов в правительство Эстонии вошла праворадикальная Консервативная народная партия (EKRE). Ее лидеры открыто заявляют о территориальных претензиях к России. В частности, в мае 2019 года глава EKRE Март Хельме, являющийся в настоящее время руководителем эстонского министерства иностранных дел, сказал: «До сих пор в руках России находится 5,2% территории Эстонии. Россия не хочет нам ни возвращать эту территорию, ни давать за нее компенсацию, ни вообще обсуждать этот вопрос». Впрочем, Хельме, который на тот момент замещал премьер-министра Юри Ратаса, отправившегося в зарубежную поездку, успокоил: по его словам, Эстония намерена решать вопрос со «спорными» территориями мирно, в рамках международного права. «Воевать с Россией мы не собираемся», — подчеркнул чиновник.

Укреплять восточную границу в Эстонии решили по двум причинам. Во-первых, за этой границей находится Россия, которую в Таллине считают крайне «агрессивной» и способной на различные неожиданные «сюрпризы». Так, в сентябре 2014 года ФСБ России задержала сотрудника эстонской охранной полиции (разведка и контрразведка) Эстона Кохвера. При этом версии сторон на обстоятельства данного инцидента радикально разошлись. Россияне утверждали, что Кохвер нелегально прибыл со шпионской миссией на территорию Псковской губернии (собирался завербовать местного пограничника), где и был арестован. Эстонцы, в свою очередь, заявляли, будто Кохвера выкрали с территории родного государства, близ пограничного пункта Лухамаа, где он якобы «проводил операцию по борьбе с контрабандой». Год спустя Кохвера выменяли на арестованного в Таллине в 2012 году российского «крота» Алексея Дрессена, многие годы тайно поставлявшего в Москву секретную информацию из эстонского МВД, высокопоставленным сотрудником которого он являлся.

Сотрудник эстонской полиции безопасности Эстон Кохвер, задержанный на территории Псковской области, у здания Лефортовского суда Москвы. 11 сентября 2014 года

Сотрудник эстонской полиции безопасности Эстон Кохвер, задержанный на территории Псковской области, у здания Лефортовского суда Москвы. 11 сентября 2014 года

Фото: РИА Новости

Этот инцидент был использован официальным Таллином, дабы внушить эстонскому налогоплательщику необходимость трат на укрепление границы. Тем более что с 2014 года в Эстонии стали ждать российских «зеленых человечков». Тогдашний главком эстонской армии Рихо Террас во всеуслышание пообещал расстреливать таких человечков на месте. По его мнению, эстонцы «должны очень хорошо знать о том, что происходит в России, и быть готовыми» к разным неприятностям.

Гладко было на бумаге…

Впрочем, у Таллина есть и другая причина, чтобы заняться границей, — ведь это восточный рубеж всего Евросоюза. Эстония служит транзитной территорией, через которую многочисленные нелегалы, прибывающие со стороны России, пытаются пробраться в государства Западной Европы. В основном это жители Восточной Азии и Африки. Особенно трудно эстонским пограничникам пришлось летом 2018 года. Тогда восточную границу ЕС штурмовало большое количество граждан третьих стран, приехавших в Россию по документам болельщиков чемпионата мира по футболу.

В Эстонии одно время распространялась в СМИ конспирологическая теория, что якобы россияне специально пропускают этих нелегалов через границу, чтобы создать проблемы соседям. Руководителю отдела гражданства и пограничной политики эстонского МВД Янеку Мяги пришлось даже выступить с опровержением по этому поводу. «Российские пограничники хорошо делают свою работу. Они не пускают людей без документов, так что нет никаких оснований утверждать, что их учреждение занимается чем-то нелегальным», — подчеркнул Мяги.

Бывший министр внутренних дел Эстонии Ханно Певкур

Бывший министр внутренних дел Эстонии Ханно Певкур

Фото: REUTERS/Ints Kalnins

Таллин решил уладить все проблемы подобного рода с помощью забора. «Мы возведем забор высотой 2,5 м примерно на 90 из 135 км сухопутной границы. Также на пограничной полосе появится патрульная тропа шириной не менее 2 м и контрольная линия шириной до 8 м», — заявил в 2016 году тогдашний глава МВД страны Ханно Певкур. Он проинформировал, что на границе будут также установлены преграды для животных, шлагбаумы, столбы, предупреждающие знаки и освещение.

Кроме того, решили смонтировать современные системы слежения: видеокамеры, инфракрасные сенсоры и звуковые детекторы. На заболоченных участках границы ограда не предполагается: там удовольствуются столбами и проложат контрольную полосу. В Чудском озере решили разместить более 600 пограничных буйков. Все эти меры, как считают в министерстве внутренних дел, полностью исключат возможность незаконного нарушения. За всё про всё первоначально предполагалось выложить €71 млн.

«Эстония нуждается в современной государственной границе, достойной быть внешним рубежом Европы и НАТО. Я верю, что как правительство, так и рийгикогу в ближайшие годы поддержат необходимые отчисления из госбюджета, чтобы в свою сотую годовщину Эстония могла бы представить самую современную в мире пограничную инфраструктуру», — сказал министр Певкур. Однако, хотя сначала завершить строительство «великой эстонской стены» предполагалось в 2018 году (к столетию провозглашения эстонского государства), скоро стало ясно, что мечтать об этом не приходится. К концу осени 2017-го были готовы лишь два пробных участка, общая длина которых составляла 3,2 км, — и до сих пор строительство идет черепашьими темпами. Поэтому срок окончания работ перенесли на 2021 год.

Восточная граница Эстонии

Восточная граница Эстонии

Фото: PPA

В МВД признали, что при составлении плана укрепления границы там очень торопились и не произвели элементарного расчета почвы местности — непредвиденные грунтовые воды, наличие множества болот потребовали «особых строительных решений». В 2018 году новый глава МВД Андрес Анвельт сообщил, что обустройство границы обойдется более чем на €100 млн больше, чем предполагалось изначально. В свою очередь директор департамента полиции и погранохраны Эльмар Вахер оправдывался: «Этот ландшафт мы знаем очень хорошо в плане охраны границы. Но мы ничего не знали о том, что находится под землей. Ума нам явно не хватило».

По словам Вахера, первоначальные расчеты оценки стоимости работ были неверными. «Мы должны были быть лучшими. Но мы строим такое в первый раз и скажем честно: департамент полиции и погранохраны — это не строительная фирма», — заявил он. В конце концов было признано, что на укрепление границы по новым сметам придется выложить порядка €320 млн.

…да забыли про овраги

Премьер-министр Эстонии Юри Ратас каялся: «Следует признать, что в зимнее время мы не были полностью в курсе, в каком состоянии находится граница, какие там участки. Сегодня можно смело говорить, что это очень сильно заболоченная местность, которая повышает стоимость расходов на строительство, также возник вопрос о системе отвода дождевой воды. Так что решение, принятое в феврале 2015 года, было сделано в спешке». Кроме этого, эстонский кабмин оправдывается тем, что, дескать, цены на строительство за последние годы значительно выросли.

Эти доводы убедили не всех — с яростной обличительной речью выступил глава парламентской фракции партии EKRE (находившейся тогда в оппозиции) Мартин Хельме. «Ясно, что в этот проект закачано много воздуха. Очень многие — от поставщиков щебенки до продавцов разных приборов — обнаружили вдруг место, где можно неплохо заработать. Правительству надо найти в себе силу сказать им: «Стоп! Граница строится не для того, чтобы вы разбогатели», — призвал Хельме.

Эскизный проект восточной границы Эстонии

Эскизный проект восточной границы Эстонии

Фото: PPA

Затем высказал свое веское слово Госконтроль. Там пришли к выводу, что обустроить восточную границу страны можно гораздо дешевле, чем за €320 млн. В Госконтроле отмечают, что «при составлении проекта в той или иной мере присутствовали все тревожные сигналы, на которые следует обращать внимание при управлении крупными государственными проектами». Глава ведомства Янар Холм считает, что так получилось из-за истории с Кохвером. «Из-за спешки ни у министерства внутренних дел, ни у департамента полиции и погранохраны не было объективной возможности основательно продумать, в какой пограничной инфраструктуре нуждается Эстония, проанализировать альтернативы и их стоимость», — заявил чиновник. В докладе Госконтроля предлагается еще раз просчитать, можно ли достичь оптимального результата с меньшими затратами.

Мартин Хельме, в 2019 году занявший кресло главы минфина, уверен, что «границу надо обустраивать дешевле, чем планировалось, без лишней помпы». По его мнению, «есть более рациональные решения», нежели те, что прописаны в нынешнем варианте пограничного проекта. В свою очередь, его отец Март Хельме, ныне возглавивший МВД, признал, что проект строительства границы до сих пор находится в разработке, а потому не прописан в бюджетной стратегии. Эксперты еще только решают, во сколько этапов, в каких объемах и как быстро будут организованы работы. Конкретные суммы, как ожидается, будут прописаны в сентябре.

По словам Хельме, наиболее затратный отрезок — болотистый участок длиной 52 км, где необходимо установить понтоны, чтобы территория стала проходимой для транспорта сотрудников погранохраны. «Это вопрос экономии и отсрочки — стоит ли оставлять пустыми болотистые участки? На этом можно было бы хорошо сэкономить, а вместо этого построить границу на участках, где существуют очевидные риски», — сказал Хельме. Под «рискованным» участком Хельме подразумевает место, где соприкасаются границы Эстонии, Латвии и России. По словам министра, контрабанда и нелегалы попадают в Эстонию и через Латвию.

Хельме и Эльмар Вахер предлагают поделить всю границу на участки в 15–20 км — и сначала укрепить наиболее «опасные» из них. По словам гендиректора полиции, тендер на строительство уже объявлен, а победителя объявят осенью 2019 года. Пока же можно констатировать, что эпопея с укреплением границы стала большим имиджевым провалом для эстонских властей. Неумение выполнить большой проект в изначально определенный срок и за первоначально запланированную сумму называют здесь примером огромного головотяпства.

Табличка, предупреждающая о зоне пограничного контроля

Табличка, предупреждающая о зоне пограничного контроля

Фото: REUTERS/Ints Kalnins

К слову, на август пришелся большой скандал, едва не обернувшийся правительственным кризисом: Хельме попытался уволить Вахера, обвинив его, в частности, в неумении правильно распределять финансовые средства МВД. Однако против Хельме — за его «самоуправство» — ополчилась буквально вся политическая элита страны. В итоге тому пришлось отказаться от своего намерения.

29 августа состоялось выездное заседание правительства Эстонии — его провели на восточной границе государства, на Пиузаском кордоне. В ходе него министры согласились поддержать предложение Хельме, согласно которому будет уменьшено число компонентов инфраструктуры границы. Предполагается, что за счет этого удастся сократить величину затрат на €57,5 млн. Однако нет гарантии, что в будущем цена границы снова не распухнет.

Читайте также