Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Главный слайд
Начало статьи
Сторожевые шашни: реформа ведомственной охраны вылилась в скандал
2019-07-02 16:57:20">
2019-07-02 16:57:20
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Казенное предприятие «Связь-Безопасность» во время реструктуризации (присоединения к ФГУП «Охрана» Росгвардии) выписало при увольнении семерым сотрудникам выплаты на общую сумму около 15 млн. рублей. Щедрые отступные из госбюджета заметили ревизоры вновь образованной структуры и инициировали возбуждение уголовного дела по факту злоупотребления должностными полномочиями. Казалось бы, рутинное дело, но у расследования может быть и скрытая подоплека, связанная с переделом рынка услуг государственной охраны. Подробности — в материале «Известий».

В июне подразделением по расследованию особо важных дел СУ СКР по ЦАО было возбуждено дело о злоупотреблении должностными полномочиями по факту необоснованно высоких выплат выходного пособия в связи с увольнением работников. Официальная причина расторжения контрактов — нежелание работников продолжать трудовые отношения из-за смены собственника (п.6 ч.1 ст. 77 Трудового кодекса). Но по мнению следствия, на такие решения полномочна «принимающая» сторона, то есть ФГУП «Охрана».

— Выплата выходных пособий производится исключительно вновь созданным в результате реорганизации юридическим лицом после внесения соответствующих сведений в ЕГРЮЛ, — говорится в материалах дела, сообщил источник «Известий», близкий к следствию. Он уточнил, что в расследовании пока нет фигурантов, однако известны фамилии работников, которым, как считает следствие, были необоснованно выплачены «золотые парашюты» — Тихонов, Колесов, Толданов, Казаков, Чернышев, Корженевская, Колнооких (6,5 млн., 3,7 млн., 894 тыс., 390 тыс., 1,8 млн., 4,1 млн., 637 тыс. рублей соответственно).

Битва за гособъекты

Самая существенная сумма, которую, по мнению следствия, незаконно начислили при увольнении, полагалась Тихонову В.Г. — больше 6,5 млн. рублей. «Известия» выяснили, что человек с такой же фамилией и инициалами занимал должность советника гендиректора ФГУП «Связь-безопасность», а также руководил филиалом в Нижегородской области и Поволжском федеральном округе. Он занимался работой по получению тендеров. Его претензии, в частности, были связаны с тем, что предприятие было лишено права на участие в аукционах. Согласно одной из жалоб в Управление антимонопольной службы по Нижегородской области, подписанной Тихоновым, его филиал пытался оспорить отстранение от участия в конкурсе на оказание услуг по охране Верховного суда Татарстана. «Связь-Безопасность» лишилась контракта из-за того, что «здание суда не является сооружением или объектом связи, находящимся в ведении Министерства связи и массовых коммуникаций РФ». Участнику указали на отсутствие полномочий на охрану здания суда несмотря на то, что ФГУП соответствовало положениям закона №77-ФЗ «О ведомственной охране». Тихонов посчитал, что действия конкурсной комиссии противоречат законодательству РФ. «Учредительные документы ФГУП «Связь-безопасность» не содержат запрета на охрану силами ведомства Минкомсвязи России объектов, не находящихся в прямом ведомственном подчинении органа исполнительной власти, имеющего право на ее создание. Кроме того, законодательство в принципе не предусматривает ограничений на охрану организациями ведомственной охраны объектов, не находящихся в прямом ведении органов исполнительной власти, имеющих право на ее создание», — писал Тихонов.

Фото: ИЗВЕСТИЯ/Михаил Терещенко

В этой жалобе 2016 года, по сути, был сформулирован протест против монополизации рынка услуг, предоставляемых государственными охранными структурами. На роль монополиста, по мнению других участников рынка, тогда, как и сейчас, претендовало ФГУП «Охрана» — структурное подразделение Росгвардии. В дальнейшем конфликт только усиливался. В Росгвардии был взят курс на присоединение всех ведомственных охранных организаций и жесткую позицию на конкурсах за право охраны «спорных» объектов.

Не доверяй и проверяй

Два года назад начались масштабные проверки ведомственных охранных структур. Росгвардия, представляющая собой ведомство, созданное на базе отделившихся от МВД служб и подразделений, получила функцию контроля за лицензионно-разрешительной деятельностью — в том числе и полномочия по надзору в сфере охранных услуг. Сложилась ситуация, когда ведомство, имеющее в своей структуре мощную охранную организацию (ФГУП «Охрана»), получило контроль над потенциальными конкурентами.

В 2017-м ревизии коснулись ФГУП «Ведомственная охрана промышленных объектов» Минпромторга, ФГУП «Связь-безопасность» и ФГУП «Главный центр спецсвязи» Минкомсвязи, а также предприятия «Росинкас» Центробанка. Летом 2018-го проверки начались в Росрезерве, «Атом-охране», МЧС, ФГУП «Почта России», писало информагентство «Индустрия безопасности».

В Росгвардии уточнили, что цель проверок — лишь навести порядок в сфере услуг безопасности.

— Такие же предписания об устранении нарушений получает и ФГУП «Охрана», которое хотя и является предприятием при Росгвардии, тем не менее проверяется так же и даже строже, чем и все остальные участники отрасли,— объяснил «Коммерсанту» советник директора Росгвардии Александр Хинштейн. Он также уточнил, что решение о существовании той или иной ведомственной охраны будет принимать правительство «по результатам максимально открытого обсуждения».

Проверки, в результате которых были выявлены недостатки в ряде ведомственных охран, привели к противостояниям — далеко не все горели желанием потерять независимость, а вместе с этим и прибыль в виде солидных премий (выручка игроков достигала в среднем несколько миллиардов рублей в год). Начались судебные тяжбы и споры в инстанциях. Один из таких процессов инициировали представители ФГУП «Связь-безопасность», отстаивавшие право охранять любые гособъекты, а не только те, которые отнесены к ведению Минкомсвязи.

Представляла интересы опального ФГУП юрист Ирина Колнооких, чья фамилия также фигурирует в расследовании о якобы незаконных начислениях при увольнении. По данным следствия, ей было начислено при увольнении около 640 тыс. рублей.

Ее фамилия фигурирует в качестве заявителя в арбитражном процессе об оспаривании «Связь-безопасностью» предписания от Росгвардии. Ведомство потребовало от руководства ФГУП отказаться от охраны объектов, не отнесенных к сфере ведения Минкомсвязи. В предписании фигурировали 190 объектов, ключевые из которых — объекты ПАО «Ростелеком». Суд встал на сторону Росгвардии, но ФГУП пыталось обжаловать это решение вплоть до своего поглощения ФГУП «Охрана». При этом ФГУП «Связь-безопасность» было мощным игроком на рынке охранных госуслуг — выручка в 2017 году составила 4,8 млрд. рублей, а чистая прибыль — 51 млн.

В противостоянии в итоге победила Росгвардия. В октябре прошлого года был подписан указ о присоединении предприятия «Связь-безопасность» к ФГУП «Охрана». Это решение было принято в связи с принятием «Концепции развития вневедомственной охраны на период 2018–2021 годов и далее до 2025 года», утвержденной Росгвардией. В июне 2019 года сразу в несколько судов поступили ходатайства от правопреемника «Связи-безопасности» — ФГУП «Охраны» Росгвардии об отказе от претензий к себе самой.

Ошибка или умысел

Но странность ситуации в том, что обычно споры о неосновательном обогащении и причинении убытков предприятию решаются в судебном или дисциплинарном порядке.

— Уголовные дела о злоупотреблении служебными полномочиями — скорее исключение из общего правила. Обычно в ситуации, когда руководитель выплачивает необоснованно высокие премии или отступные (так называемые «золотые парашюты»), а такое довольно часто встречается в бизнесе, он отвечает за это рублем. То есть с него могут взыскать убытки на ту сумму, которую он переплатил. Например, руководитель решил премировать своего работника на круглую сумму, и об этом становится известно собственнику либо новому руководителю. Начинается разбирательство, устанавливается факт, что особых успехов премированный работник не достиг, собираются объяснения от заинтересованных лиц. С этими данными собственник или новый гендиректор идет в суд, где в гражданском порядке добивается возмещения ущерба как убытков для предприятия. Уголовная составляющая появляется, как правило, когда деньги — бюджетные либо околобюджетные. Но возбудить дело по такой фактуре очень сложно, — рассказывает адвокат, руководитель коммерческой практики юридической компании BMS Law Firm Денис Фролов. По словам юриста, такие дела редко доходят до суда и остаются так называемыми «висяками».

— Доказать, что руководитель заведомо хотел умышленно нанести имущественный ущерб компании, которой он руководит, очень непросто. Обвиняемый, по сути, должен расписаться в том, что его истинной целью было причинить убытки. Единственный случай в моей практике, где удалось возбудить уголовное дело по незаконному премированию — мы доказали, что лица, получившие выплату, затем вернули ее директору, — говорит Фролов.

По закону руководителю предоставлено право премирования работников, вопрос размера премий и отступных для каждой компании индивидуален.

— Грань между гражданско-правовым нарушением (причинением убытков) и преступлением довольно тонкая, поэтому следственные органы обычно не берутся за такие дела. Они часто разваливаются либо на стадии следствия, либо в суде, — считает адвокат.

Не исключена также и производственная ошибка кадровика в выборе основания при увольнении сотрудников. Следствие подчеркивает, что выплаты были произведены незадолго до прекращения деятельности ФГУП «Связь-безопасность», хотя сделать это, как считает следствие, должно было руководство ФГУП «Охрана». Многое в этой истории зависит от хронологии событий — что и предстоит доказать следствию.

— В любом случае окончательное решение принимает руководитель предприятия, он несет ответственность, — говорит Денис Фролов. По данным ФНС России, последним руководителем недействующего на сегодняшний день предприятия, имевшим право действовать от имени юрлица, был Юрий Колесов. Впрочем, отзывы о ФГУП «Связь-безопасность» от рядовых сотрудников на различных тематических форумах чаще негативные. Главные претензии — мизерная зарплата и хамское отношение к персоналу.

Повторение пройденного

Разворачивающееся уголовное преследование бывших менеджеров охранных ФГУП в период присоединения к «Охране» — не первое за последние годы. Лица, фигурирующие в текущем расследовании, могут повторить судьбу экс-командира спецгруппы «Вымпел» генерал-майора ФСБ Владимира Подольского. Он возглавлял ведомственную охрану Минпромторга (ФГУП «Ведомственная охрана промышленности РФ»), которая одной из первых, в феврале 2017 года, была поглощена ФГУП «Охрана». Подольского обвинили в мошенничестве в особо крупном размере. Громкое обвинение сводилось к похожим на историю с менеджментом охраны Минкомсвязи кадровым спекуляциям. По версии ГВСУ СКР, Подольский в соучастии с советником главы Минпромторга, бывшим руководителем отдела Службы экономической безопасности ФСБ Сергеем Горбуновым и Татьяной Литягиной фиктивно устроил на работу Владимира Белого без ведома последнего. Мужчина числился полтора года (с 2012-го по октябрь 2013 года) в штате, ему, в общей сложности, была начислена зарплата в 3,3 млн. рублей, которую тратили обвиняемые. У бывшего спецназовца Подольского также нашли во время обыска 100 патронов от пистолета Ярыгина и ПМ. Полковнику Горбунову ставили в вину использование в личных целях служебного транспорта.

Генерал Подольский и полковник Горбунов получили по четыре года колонии. После приговора бывшему спецназовцу инкриминировали еще один эпизод хищений, связанный с фиктивным трудоустройством родственников другого военного отставника — Андрея Польщикова.

Загрузка...