Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Главный слайд
Начало статьи
Второй шанс: зачем Зимбабве вновь запрещает доллар США
2019-06-28 21:39:54">
2019-06-28 21:39:54
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Зимбабве, одна из самых бедных и отсталых африканских стран, впервые за последние 10 лет ввела обязательную для всей экономики национальную валюту, параллельно запретив открытое хождение иностранных. Для жителей страны это решение стало шоком, напомнившим о временах гиперинфляции при прежнем президенте Роберте Мугабе. Правительство заверяет, что сейчас всё иначе и финансового коллапса не будет, а меры по его предупреждению уже приняты. Но, судя по курсам валют на черном рынке, особого доверия у граждан новая денежная единица пока не вызывает.

Страна вечного гипера

В XXI веке именно Зимбабве долгое время ассоциировалось со словом «гиперинфляция». Африканская страна по скорости роста цен побила все рекорды, установленные в Европе в 1920-х годах, и, судя по всему, даже Венесуэле побить их не по силам. Началось всё с того, что поиздержавшееся на Великой Африканской войне рубежа веков правительство Роберта Мугабе провело цепь весьма неортодоксальных экономических реформ, включавших массовую национализацию предприятий и конфискацию земель у белых фермеров, которые составляли ядро сельскохозяйственного сектора страны. Результатом стало падение производства, рост торгового дефицита и экономический спад. Когда власти захотели подогреть экономику, напечатав побольше денег, стало еще хуже: уже в 2006 году инфляция превысила 1000%.

Экс-президент Зимбабве Роберт Мугабе

Экс-президент Зимбабве Роберт Мугабе

Фото: Depositphotos

Контроль над денежной массой был утерян, и с этого момента рост цен только ускорялся. В середине 2008 года неприятностей добавил глобальный финансовый кризис. В определенный момент инфляция достигла 500 млрд процентов в год, то есть цены удваивались каждые пару дней. Деньги (даже купюры в 10 трлн зимбабвийских долларов) перестали стоить бумаги, на которой были напечатаны, в буквальном смысле. В конечном итоге правительство запретило публиковать темпы инфляции, а затем просто смирилось с гибелью национальной валюты. В январе 2009 года зимбабвийский доллар был исключен из обращения, а на смену ему пришли твердые валюты других государств, в первую очередь доллар США.

Этот радикальный шаг позволил стабилизировать финансовую ситуацию и оживить коллапсирующую экономику. Вскоре возобновился рост ВВП, который в определенный момент превзошел показатель в 10%. Цены стабилизировались и уровень жизни начал расти. Но предсказуемо возникли новые проблемы.

Во-первых, отсутствие контроля над эмиссией выбивает у властей самый действенный рычаг управления собственной экономикой — что в полной мере познали совсем недавно многие члены еврозоны. Невозможно отрегулировать курс таким образом, чтобы обеспечить осмысленность инвестиций в производство и другие отрасли хозяйства. Соседи Зимбабве — ЮАР, Ботсвана, Замбия — могут девальвировать валюту в случае кризиса и тем самым поддержать собственных экспортеров. В нашем случае проблема обострилась из-за сильного даже по мировым меркам доллара США в последнее десятилетие. Сложилась фантастическая ситуация: несмотря на то что Зимбабве — страна очень бедная и, соответственно, располагающая дешевой рабочей силой (по африканским меркам еще и довольно квалифицированной, так как власти колонии Южная Родезия оставили новому руководству в наследство одну из лучших на континенте систем образования), выпускать товары в многократно более зажиточной ЮАР оказалось выгоднее.

повседневная жизнь в Зимбабве
Фото: Depositphotos

Из первой проблемы вытекала и вторая. Долларизация замедляла экономику, в результате чего формировался хронический торговый дефицит. А это в свою очередь замедляло приток валюты в страну и еще сильнее сдавливало ее экономику. Правительство же Мугабе не делало практически ничего, чтобы развить хотя бы сырьевой сектор в богатой полезными ископаемыми стране в достаточной мере. Неурядицы подстегнуло общее падение цен на сырьевые ресурсы после кризиса 2014 года.

Накопление экономических проблем привело к перевороту 2017 года, после которого бессменному лидеру страны на протяжении почти 40 лет Роберту Мугабе пришлось уйти на пенсию. Новый лидер Эммерсон Мнангагва столкнулся с теми же трудностями и пошел на ряд реформ — в частности, в страну начали возвращаться белые фермеры. Тем не менее результаты в целом пока не впечатляют. Экономический рост в прошлом году составил всего 2,7% при росте населения в 2,5% — то есть показатель на душу практически не изменился.

Зимбабвийский доллар 2.0

В начале 2019 года на фоне курса экономических реформ государство анонсировало возрождение национальной валюты, пока в «латентном» виде. В феврале был запущен проект временной денежной единицы под названием Real Time Gross Settlement (RTGS). RTGS-доллары поначалу могли ходить совместно с иностранной валютой, в них можно было брать займы в местном Центробанке. Последнее обстоятельство вызвало к жизни новые проблемы.

Хотя ставка рефинансирования у ЦБ Зимбабве была довольно высокой (17%), это не остановило любителей легких денег. Суть их бизнеса состояла в следующем. Зимбабве ввозит практически весь бензин из-за рубежа (страна добывает немного нефти, да и крупных НПЗ нет), но при этом государство субсидирует его продажу потребителям, причем по очень низким ценам. Иначе в силу низкой покупательной способности зимбабвийцев страну будет ждать коммуникационный паралич. Стоимость литра бензина в Зимбабве составляет 20 центов США, что в шесть раз меньше, чем в соседней Ботсване. В итоге предприимчивые коммерсанты, как зимбабвийского, так и иностранного происхождения, покупают на взятые в зимбабвийских RTGS-долларах кредиты топливо, а затем продают его за доллары США за рубежом. Бизнес не требует никаких вложений, но гарантирует высочайшую доходность. Только расплачиваться за это приходится остальным зимбабвийцам — из страны ежемесячно утекает почти 100 млн л бензина и дизеля.

Зимбабвийский доллар после гиперинфляции

Зимбабвийский доллар после гиперинфляции

Фото: Depositphotos

В целом частичное внедрение RTGS-доллара во многом из-за топливного кризиса уже привело к разгону инфляции — пока довольно низкой по сравнению с показателями времен Мугабе, «всего» 100%, но для небогатых зимбабвийцев и эта цифра часто означает разорение. Резко снизился и курс: официальный в момент запуска новой валюты составлял 2,5 RTGS за 1 доллар США, но уже вскоре соотношение достигло 4:1, а в июне — 14:1.

Первоначально в Хараре планировали сделать RTGS-доллар единственной официальной валютой страны только в следующем году, однако быстрое ухудшение ситуации на рынке вынудило действовать оперативнее. 26 июня свободное хождение всех остальных валют было полностью запрещено, распоряжение вступило в силу немедленно.

Были приняты и еще несколько экстренных мер во избежание немедленного краха валюты. В частности, ставка рефинансирования была поднята до 50%, что по замыслу ЦБ, должно сделать спекулятивные сделки с нефтепродуктами невыгодными. Кроме того, центробанк организует межбанковский валютный рынок, куда будет поступать валюта, полученная в свою очередь от экспортеров (50% валютной выручки будет передаваться в ЦБ). Таким образом власти надеются затормозить разогнавшуюся инфляцию, а курс доллара США опустить до 4 RTGS-долларов.

Сработает ли новая программа​? Опыт использования национальной валюты в стране наработан очень негативный, что уже само по себе раздувает панику и инфляционные ожидания. Никто не может дать гарантии, что правительство и ЦБ вновь не запустят печатный станок. Возмущенные голоса раздаются со стороны не только оппозиции, но и представителей промышленного сектора, а также профсоюзов. Для многих зимбабвийцев период свободного хождения иностранной валюты был символом хоть какой-то стабильности.

С другой стороны, новые власти добились некоторых, пусть и скромных, успехов в экономике, в частности смогли впервые за многие десятилетия заметно снизить дефицит бюджета. В прошлом месяце было заключено соглашение с МВФ, в котором правительство и ЦБ пообещали не печатать деньги, тогда как миссия фонда будет консультировать их по вопросам проведения реформ. Не исключено, что и изменения в финансовой политике проходят с одобрения МВФ. Это, как показывает практика, совершенно не гарантирует их успех, но по крайней мере позволяет финансовым властям чувствовать себя увереннее. В конечном итоге появление более или менее стабильной национальной валюты даст многострадальной (без преувеличения) экономике Зимбабве серьезное преимущество по сравнению с предыдущими десятилетиями развития. Удастся ли реализовать эти преобразования с успехом — будет ясно уже очень скоро.

Загрузка...