Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Главный слайд
Начало статьи
Рассекая роли: как Стеллан Скарсгард стал легендой
2019-06-28 14:27:38">
2019-06-28 14:27:38
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

В российский прокат вышла драма «Угоняя лошадей», главную роль в которой сыграл Стеллан Скарсгард. Интеллект, ирония, мудрость, легкая доля безумия. За последние 30 лет он превратился в символ скандинавского кино. «Известия» вспомнили лучшие фильмы шведского актера.

Свен («Бесхитростное убийство»)

Даже сегодня, когда Скарсгард снялся у самых выдающихся мастеров, роль в драме Ханса Альфредсона не затерялась в биографии актера. Героя фильма Свена окружающие считают идиотом, да он и ведет себя как юродивый, хотя его галлюцинации временами полны торжества и благородства. Батрак, сбежавший от жестокого хозяина, чистое сердце, над которым все потешаются, Свен сначала предстает персонажем реалистического романа XIX столетия, а затем становится судьей своих обидчиков в духе высоких трагедий гораздо более далекого прошлого.

Ян Найман («Рассекая волны»)

Режиссер Ларс фон Триер за работой
Фото: Global Look Press/FilmStills.net

Появившись в эпизодической роли адвоката в сериале Ларса фон Триера «Королевство», Скарсгард быстро занял почетное место среди его любимых актеров. И в ближайшем после этого полном метре получил главную партию. Правда, большую часть времени его герой проводит на койке: трудяга Ян вскоре после свадьбы с прекрасной Бесс заработал травму головы и теперь может навсегда остаться калекой. Девушка совершает ради его исцеления специфические подвиги, ее начинает ненавидеть вся община, но Яну действительно становится лучше. И он этого заслуживает, потому что в этой истории дан как абсолютно положительный, почти святой персонаж. У Скарсгарда по жизни внешность страдальца, ему, как может показаться, даже играть ничего не надо, хотя это, конечно, заблуждение.

Чак («Догвилль»)

Кадр из фильма «Догвилль»
Фото: Централ Партнершип

Изолированный городок Догвилль принимает беглянку Грейс с распростертыми объятиями, но постепенно лучшие друзья превращаются в ее главных мучителей. По мысли режиссера Ларса фон Триера, само наличие человека с «золотым сердцем» пробуждает в окружающих самые низменные инстинкты. Мы с надеждой ожидаем, что Чак, тот самый идеальный мужчина из «Рассекая волны», наконец вступится за бедняжку. Но жестокий автор заставляет именно Чака с особым удовольствием истязать беззащитную девушку.

Прихлоп Билл Тернер («Пираты Карибского моря: Сундук мертвеца»)

Кадр из фильма «Пираты Карибского моря: Сундук мертвеца»
Фото: Каскад фильм

В диснеевской франшизе поучаствовало много замечательных артистов, но Скарсгард среди них не затерялся. Если поначалу кажется, что ему отведена чисто функциональная роль отца Уилла Тернера, одного из основных персонажей серии, то актер быстро развеивает это впечатление. Существенную часть своих сцен он играет с гримом живого утопленника, члена команды могущественного подводного пирата Дейви Джонса, и сквозь прилипшие к лицу ракушки сверкают глаза мученика и отважного моряка, которому еще суждено совершить свой главный подвиг.

Эрик Селвиг («Мстители»)

Один из немногих персонажей вселенной «Мстителей», который никогда до этого фильма не появлялся в комиксах или мультфильмах. Может, поэтому у Скарсгарда было чуть больше творческой свободы, что позволило его герою сразу запомниться, несмотря на малое количество сцен. Эрик — ученый, которому довелось понять, как мало мы знаем о существовании параллельных миров. А в награду ему выпал шанс напиться со скандинавским богом Тором. Впоследствии он участвовал в открытии портала для бога Локи, сошел в результате с ума и — привет фон Триеру от благодарного Голливуда! — стал шокировать общественность, разгуливая по улицам голышом.

Селигман («Нимфоманка»)

Кадр из фильма «Нимфоманка.Часть 1»
Фото: Централ Партнершип

Одинокий холостяк-интеллектуал приводит домой избитую женщину, и когда той становится лучше, выслушивает вопиющую историю ее жизни. Каждую главу этого повествования он сопровождает парадоксальными комментариями, и непонятно, то ли издевается над жертвой сексуальных страстей, то ли мучительно пытается встроить ее рассказ в привычную для себя систему координат. Впрочем, возможно, он хочет быть первым, кто победит влечение, охватывающее каждого мужчину при встрече с этой страдающей нимфоманкой.

Нильс Дикман («Дурацкое дело нехитрое»)

Скарсгард не раз утверждал, что на улице его часто путают с Лиамом Нисоном. Трудно в это поверить, но сюжет «Дурацкого дела» явно вдохновлен боевиками с пожилым Нисоном — от «Заложницы» до миллиона ее клонов. Водитель снегоуборочной машины считает, что его сын не погиб от передозировки, а был убит, и в ходе собственного расследования начинает устраивать изощренные разборки с местными мафиози. Черный юмор здесь тоже в духе «Заложницы», а сугробы, скрывающие под собой жертв, усиливают ощущение абсурда происходящего на экране.

Тронд («Угоняя лошадей»)

Больше всего на свете Тронд хочет спокойно окончить свои дни в одиноко стоящем среди норвежских снегов домике. После трагической смерти супруги его гложет чувство вины, он временами теряет контроль над собой — всё идет к тому, что жить ему осталось недолго. Знакомство с местными жителями становится для него поводом вспомнить свою юность, чьи события определили все последующие годы и, пожалуй, привели Тронда к тотальному унынию, в котором мы его застаем.

Борис Щербина («Чернобыль»)

Никакую «Игру престолов» у нас не обсуждали так горячо и не смотрели так внимательно, как сериал о трагедии на Чернобыльской АЭС. Кто-то искал фактические ошибки, кто-то впервые открывал для себя правду о том, что случилось на закате советской эпохи. Взгляды миллионов зрителей следили за Борисом Щербиной, руководителем спасательных работ, у которого на наших глазах произошло внутреннее перерождение: он разочаровался в том, чему привык верить. Примечательно, что это первый раз, когда Скарсгард и Эмили Уотсон оказались в одном фильме после судьбоносного шедевра фон Триера «Рассекая волны».

Барон Харконнен («Дюна»)

Этого фильма еще нет, съемки ведутся прямо сейчас, интригуя любопытных киноманов по всему миру. Дени Вильнев первым после Дэвида Линча решился сделать блокбастер по великому роману Фрэнка Херберта «Дюна», и стоит надеяться, что у него, режиссера «Убийцы», «Прибытия» и нового «Бегущего по лезвию», получится хорошее кино. А иначе и быть не может, ведь одну из ключевых ролей, зловещего интригана барона Харконнена, воплощение порока и предательства, взялся играть сам Стеллан Скарсгард. Провалов на его счету пока не было.

Загрузка...