Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Главный слайд
Начало статьи
«Ничто человеческое не чуждо и ворам в законе»
2019-06-14 12:13:44">
2019-06-14 12:13:44
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Актер театра «Ленком» Сергей Степанченко сыграет отца Федора в новой экранизации романа Ильфа и Петрова «12 стульев», он часто испытывает желание все бросить и мечтает сделать фильм по «Незнайке на Луне». Об этом народный артист, отмечающий сегодня 60-летие, рассказал «Известиям».

— Недавно исполнилось 35 лет, как вы стали артистом «Ленкома». Вы были счастливы, когда вошли в труппу Марка Захарова?

— А кто бы не был счастлив? В Москву я приехал, будучи артистом Сызранского драматического театра. И показывался наравне с выпускниками театральных вузов. В зале сидели легенды — Марк Захаров, Евгений Леонов, Александр Абдулов, Инна Чурикова, Олег Янковский. Это испытание! Но после прослушивания я получил приглашение в «Ленком».

На тот момент Сызранскому театру предстояли гастроли, на мне был репертуар. Я сказал об этом Марку Анатольевичу, и он меня потряс тем, что не позволил подвести другой коллектив. Дал доработать в Сызрани, а после этого я уже стал служить в «Ленкоме». Считаю, это поступок большого художника и руководителя.

Актер Сергей Степанченко

Актер Сергей Степанченко

Фото: ИЗВЕСТИЯ/Андрей Эрштрем

— За 35 лет у вас не появлялось желания психануть, плюнуть, уйти из «Ленкома»?

Удивлю вас, но оно постоянно присутствует у каждого артиста — плюнуть и уйти торговать каким-нибудь санитарным фаянсом. Вот и у меня сейчас, прямо в данный момент, самое острое желание — всё бросить. Будто сидит кто-то на твоем плече и подначивает.

— Вы говорите это без иронии?

— Абсолютно искренне. Иногда кажется, что в своей профессии ты не очень преуспеваешь, а вот в других наверняка преуспеешь. Или что не тем боком к тебе судьба поворачивается, но, если ты сейчас откажешься от прошлого, она наверняка повернется как надо. В общем, «хорошо там, где нас нет». Актеры очень склонны к таким метаниям. Ну не буду говорить за всех, может быть, умные актеры не сомневаются, а вот такие глуповатые, как я, — абсолютно точно в этом замечены.

— У вас приступ самокритики?

— Может быть, и так. Я глуповатый, подчеркните два раза: глу-по-ва-тый.

— У меня сложилось иное впечатление.

— Видите — вы возражаете мне. Вот и драматургия.

— Как вы боретесь с собственными недостатками?

— Не знаю, курение — это недостаток или нет? Может быть, привычка не очень здоровая. Недостаток — понятие какого-то иного толка. Вы какие свои недостатки можете вспомнить?

— Иногда нападает лень.

— Во! Это и про меня тоже. В общем, всё, что вспомните, можете смело приписывать и мне (улыбается).

— Вас никогда не пытались переманить другие театры?

— Это нормальное дело, такие попытки случаются постоянно. Сейчас пореже, но еще года 2–3 назад регулярно куда-то звали. Кое-кого, кто переманивал, уже и в живых-то нет.

Здесь как в спорте, когда игрока одной команды пытаются переманить соперники. Честь и хвала тем руководителям театров, которые хотят собрать лучших артистов у себя в труппе. Отчасти это залог успеха. «Ленком» тоже всегда славился тем, что лучшие люди собирались именно здесь, на нашей территории.

Актер Сергей Степанченко в роли Сэра Джона Фальстафа (в центре) в сцене из спектакля «Фальстаф и Принц Уэльский» режиссера Марка Захарова в театре Ленком

Актер Сергей Степанченко в роли Сэра Джона Фальстафа (в центре) в сцене из спектакля «Фальстаф и Принц Уэльский» режиссера Марка Захарова в театре Ленком

Фото: РИА Новости/Владимир Вяткин

— «Ленком» много лет сохраняет статус самой звездной труппы. Директор театра Марк Варшавер говорит, что здесь работают 15 народных артистов России и два народных СССР. Такого нет ни в одной труппе.

— Полностью согласен с Марком Борисовичем. У нас не только звездная, но и самая лучшая труппа, самая жизнеспособная, активно действующая. Все ленкомовцы пашут как лошади.

— Какой зритель сегодня приходит в театр?

— Публика вообще меняется. Зрителей старшего поколения — уже меньше. Всё больше молодежи появляется, и это меня радует. Прекрасный показатель. Проблема ведь в другом: у театра большая конкуренция с гаджетами. На электронных носителях мы можем посмотреть, почитать, развлечься и опечалиться... Техника всё нам сделает. Во времена сплошного «энтертейнмента» театру трудно конкурировать на этом поприще, особенно за сердца и души молодежи. Поэтому у меня огромная радость, когда я вижу в зале молодые лица. Я понимаю, что в чем-то, но мы одержали победу.

— От гаджетов еще и другая проблема — издают звуки в неподходящий момент.

— Сейчас этого стало меньше. Зрители с пониманием относятся к просьбе выключить телефоны. Я уже и не вспомню, когда последний раз раздался звонок в зале. Раньше это было сплошь и рядом.

Когда на поклонах смотришь на лица зрителей и видишь улыбки, даже слезы, понимаешь — обратная связь налажена. В этом и есть пафос нашей профессии. Артистам не всё едино. Очень важно, какой зритель сидит в зале — понимающий, толковый, знающий, чувствующий все твои посылы, месседжи. Хорошо, если юмор, заложенный в произведении, оценен. Если все, что ты делаешь, не пролетает мимо ушей, мозгов и сердца и зал начинает дышать с тобой вместе одним взволнованным дыханием.

— Захаров в свои постановки закладывает не только юмор, но и сатиру, обостряя классику, делая новые акценты в авторском тексте. Зрители улавливают посыл режиссера?

— Народ улавливает всё. Нет зрителей, которые бы не понимали замысел режиссера. В финальной сцене спектакля «Фальстаф и Принц Уэльский» герой Дмитрия Певцова, принц Генрих, став королем, поднимается над сценой на троне. Это метафора режиссера и художника, демонстрирующая карьерный взлет монарха и то, как власть меняет людей. Разве это не актуально по сей день?

Драматургия Шекспира всегда современна, потому что человечество живет одними и теми же страстями. Появляются лишь всевозможные электронные штучки-дрючки, автомобили, самолеты, но взаимоотношения остаются такими же, как в прошлых веках. Поэтому произведения Шекспира, Чехова, Островского и других классиков всегда будут актуальны и востребованы.

— У Марка Анатольевича, кроме легендарных постановок в «Ленкоме», есть и фильмы на все времена. Взять те же «12 стульев». Но ходят слухи, что будет еще одна экранизация романа Ильфа и Петрова, и вы в ней снимаетесь. Это точно?

— Да, это так. Мне предстоит сыграть отца Федора.

— Кто же утвержден на роль Остапа Бендера?

— Дмитрий Нагиев. А Кису Воробьянинова сыграет Дмитрий Назаров. Сейчас снимаем на «Мосфильме», потом будем выбираться на натуру.

Если говорить о кино, еще я очень жду работу с режиссером Юрием Морозом. Он возьмется за экранизацию романа Вячеслава Шишкова «Угрюм-река». Продюсирует Денис Евстигнеев. А затем хочется поработать с Николаем Досталем. Он задумал снять историю об Александре I. Вернее, легенду о том, как царь, якобы скоропостижно скончавшийся в Таганроге, на самом деле остался жив. Инсценировав смерть, он ушел скитаться. В Сибири старца знали под именем Федор Кузьмич. Я буду играть полицмейстера.

— Среди ваших многочисленных кинообразов есть авторитет Санчо из сериала Next. Александр Абдулов в нем сыграл вашего друга, вора в законе Лавра. У вас с ним получились не уголовники, а романтические герои — Санчо Панса и Дон Кихот. Наверняка вам известна реакция на фильм зрителей с криминальным прошлым?

— Мне писали разные люди, были среди них и те, кто имел много общего с нашими персонажами. Многие говорили, что фильм пусть немного, но изменил их жизнь. Так что ничто человеческое не чуждо и вору в законе.

Актер Сергей Степанченко

Сергей Степанченко

Фото: ИЗВЕСТИЯ/Андрей Эрштрем

Я благодарен режиссеру Олегу Фомину за эту роль. Я даже представить не мог, что именно Санчо станет заметным персонажем в моей кинобиографии. Вспоминают и многое другое, но этот образ всё равно стоит особняком. Так бывает.

— С Александром Абдуловым вас связывает не только работа, но и многолетняя дружба. Когда он задумал снять фильм-мюзикл «Бременские музыканты & Co», вы не сочли этот план авантюрой?

— Да вы что! Александр Гавриилович позвал в свою работу, да еще и доверил роль Осла, которую сам когда-то играл в театре, — это ли не счастье! Работая над этим проектом, я провел часть жизни в огромной радости. Моего отца играл Александр Адабашьян. По сценарию он говорил: «Осел — гордое звание! Это нужно понимать и беречь». Во как!

Все-таки у Саши Бременские музыканты — Кот, Осел, Петух, Пес — не совсем животные. Это актеры, которые отправились с шоу по миру доставлять радость зрителю. Вот и наша теплая компания поехала на съемки в Египет. И там был настоящий экстрим. Снимали на Красном море во время отлива. Обнажилось дно в острых страшных кораллах. Нам же по сценарию надо было тащить груженую телегу и весело прыгать. Ноги проваливались в песок, а там кораллы. Актеры травмировались. Но при этом от экспедиции остались самые приятные эмоции. Саша растворялся в артистах, окружал всех безумной любовью.

— 10 лет назад вы тоже попробовали себя в качестве постановщика — сняли картину «Следы на песке». Режиссерские амбиции сохранились?

— Отсутствуют. Снимать кино буду, когда пойму, что не снимать не могу. Когда идея воспалится до такой степени, что ликвидировать воспаление можно лишь активными действиями. А пока спокойно без этого обхожусь.

— Неужели не приглядели для себя никакой истории?

— Есть несколько заветных. Я бы с удовольствием снял «Незнайку на Луне». Это мое любимое произведение Николая Носова. Но как это в кино сделать? Персонажей должны играть актеры, причем моего возраста. Такие серьезные дядьки.

— Незнайка на пенсии?

— Ну уж точно не мальчишки и девчонки.

— Вы какого героя для себя выбрали?

— Пончика, наверное, сыграл бы. А кого еще? Мог бы всё, что было бы предложено. Кроме Незнайки. Для этого персонажа нужен другой герой. Здесь важно типажное попадание в персону.

— Кого видите Незнайкой?

— Не скажу. У меня уже все роли и исполнители прописаны в голове, в мечтах. Но сейчас кино не могу заниматься. Для этого нужно год жизни из театра выдернуть, а я не хочу. Дорожу «Ленкомом» и всем, что с ним связано.

Справка «Известий»

Сергей Степанченко в 1982 году окончил актерский факультет Дальневосточного государственного института искусств и три года работал в Сызранском драматическом театре. В 1985-м приехал в Москву и был принят в труппу «Ленкома». Снимался в фильмах «Чокнутые», «Анекдоты», «Ближний круг», «Крестоносец», «Шизофрения», «Сыщики», «Лузер», «Утомленные солнцем 2: Цитадель», «Тобол» и др. Народный артист России.

Загрузка...