Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Сюжет:

«Мы обсуждаем тему черных списков пассажиров»

Гендиректор ФПК Петр Иванов — о том, как приструнить хулиганов в поездах и почему боковушки в июле вдвое дороже, чем в мае
0
Фото: РИА Новости/Сергей Пивоваров
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

­­­­Федеральная пассажирская компания (ФПК) подписала рекордный контракт на 3,7 тыс. новых вагонов с душевыми, холодильниками и микроволновками. В перспективе в поездах могут появиться купе-спортзалы. О том, как это повлияет на цены, какие еще новые сервисы готовит компания, а также нужны ли на железных дорогах черные списки пассажиров, в интервью «Известиям» на форуме в Петербурге рассказал генеральный директор ФПК Петр Иванов.

— На прошлой неделе активно обсуждалась тема повышения цен на билеты в плацкартных вагонах. Есть ли подорожание на самом деле?

— На самом деле, конечно, нет. Тарифы в плацкартных и общих вагонах регулируются ФАС раз в год. Общее повышение, по сравнению с 2018-м, составило всего 3,9%, это ниже уровня инфляции. Есть сезонные колебания цены на плацкартные вагоны: если, например, в межсезонье билеты можно купить с 15%-ной скидкой от базового тарифа, то в пик сезона, который начинается с 15–16 июня и длится до конца августа, применяется коэффициент 1,2. Но никакого двукратного повышения, естественно, нет.

Гибкий график регулирования тарифов применяется уже на протяжении многих лет, здесь нет никакого новшества. И все пассажиры знают о том, что в межсезонье плацкартный билет стоит чуть-чуть дешевле, чем в сезон. В оценке (Общероссийского объединения пассажиров. — «Известия») могла быть неправильная база для сравнения. Например, можно взять обычный пассажирский поезд и скорый фирменный. В фирменных поездах применяется коэффициент 1,5, и поэтому нефирменный будет от него отличаться по стоимости на 50%. Либо второй вариант: можно было взять, к примеру, акционный тариф. У нас в межсезонье проводится акция: например, верхняя боковая полка в плацкартном вагоне может продаваться с 50%-ной скидкой. Если взять верхнюю боковую полку в мае и такую же в июле, то получится, что она в два раза дороже. Но, на самом деле, это скидка, которую применяет ФПК, она не учитывается при расчете коэффициентов экономически обоснованного уровня тарифов, и пассажиры об этом знают.

Я думаю, что в этой ситуации возникло какое-то недопонимание. Мы встречались на днях с общественными организациями, обсудили эти вопросы, дали еще раз дополнительные разъяснения, попросили их в свою очередь — в случае поступления обращений — давать такие же разъяснения. Также мы связались с Федеральной антимонопольной службой, предоставили по их запросу все необходимые документы, которые подтверждают: мы выше предельного уровня тарифа, установленного ФАС, билеты на плацкарт не продаем. Я считаю, что эта ситуация исчерпана. Для пассажиров просто важно знать, и мы принимаем, что, наверное, нужно больше разъяснять им, как формируются тарифы, как приобрести билет по минимальной стоимости и от чего зависят цены. Мы это и будем делать.

— ФАС согласилась с вашими доводами?

— Да. Федеральная антимонопольная служба подготовит и даст свое заключение. Мы рассчитываем, что оно будет именно таким, как и обстоят дела на самом деле.

— В обществе активно обсуждалось внедрение черного списка пассажиров поездов по аналогии с теми, которые сегодня есть у авиакомпаний. На какой стадии сейчас вопрос?

— Мы обсуждали эту тему на разных площадках. Действительно, в авиации уже с 2017 года действуют черные списки, и этот опыт, безусловно, положительный, подтвердил, что количество правонарушений, хулиганских действий, распития спиртных напитков на бортах самолетов существенно сократилось. Мы продолжаем обсуждение этого вопроса, видим реакцию общественности на ситуацию и понимаем, что ни одно правонарушение, хулиганское действие, которое мешает покою и комфорту других пассажиров, не должно оставаться безнаказанным. В своей работе в первую очередь ориентируемся на мнение наших пассажиров. И если они не хотят ездить в поездах с дебоширами и алкоголиками, мы будем делать всё, чтобы этого не случилось.

— Помимо черных списков, какие меры еще возможны?

— Повышение уровня административной ответственности вполне могло бы помочь. Об этом тоже можно говорить, и я знаю, что эта тема обсуждается на различных площадках. Какой вариант в итоге будет принят законодателями, покажет время.

­­­­­­­­— ФПК закупает новый подвижной состав, в том числе купейные и плацкартные вагоны с микроволновками, душевыми кабинами, холодильниками. Отразится ли это на стоимости проезда в таких вагонах?

— Важный вопрос, это опять подтверждение того, что мы не берем всё из воздуха. Это то, что просят нас сделать пассажиры. Они писали: «Как же так, вы нас на юг везете, а даже помыться негде?». У нас сейчас во всех новых вагонах предусмотрена душевая кабина и возможность воспользоваться ей бесплатно.

Мы подписали с Тверским вагоностроительным заводом контракт на закупку таких вагонов. Это произошло впервые в истории российских железных дорог и отечественного машиностроения. Подписан долгосрочный контракт на семь лет — на 3731 вагон. Это практически замена, с учетом капитального восстановительного ремонта до 2025 года, около 30% нашего парка. Мы рассчитываем, что средний возраст вагонов с 19 лет снизится до 14-ти, то есть будет существенное омоложение парка. В этих вагонах предусмотрены душевые кабины, сейфы, покупейное регулирование температуры, специальные удобные затемняющие шторки на окнах, микроволновки и вендинговые аппараты — в общем, всё то, о чем просили и пассажиры, то, что сделает их поездку более комфортной. Ну и, естественно, везде будет специальный портал, то есть информационная магистраль, которая связывает все вагоны со штабным вагоном, где находятся серверы и откуда каждый пассажир может через Wi-Fi загрузить кино, книгу, посмотреть маршрут, узнать что-то интересное о городах, которые он проезжает. То есть мы стараемся и делаем поездку современной.

— Это хорошо. Но все-таки на стоимость поездки такой сервис как повлияет?

— В долгосрочной программе развития российских железных дорог мы заложили коэффициенты повышения тарифов на уровне «инфляция минус». Это тот принцип, который поддерживается Минэкономразвития, ФАС и который обсуждался в правительстве РФ. «Инфляция минус» — это тот подход, который применяется сегодня при индексации тарифа. Мы выдерживаем его в таких параметрах, и вся наша экономическая модель нацелена именно на это.

— С середины апреля компания продает невозвратные билеты в нерегулируемом сегменте — это купе и люкс. Пользуются ли они спросом?

— Да. Это опыт, который уже использовался и в других отраслях. С 1 января законодательство позволяет нам продавать невозвратные билеты, и вот уже с 18 апреля пассажиры начали осуществлять первые поездки по этим документам. Всего с начала года мы продали 29 тыс. таких билетов. Всего в невозвратном сегменте мы используем около 10% емкости от соответствующего подвижного состава, задействованы девять маршрутов. Будем расширять сеть, так как предложение пользуется спросом и летний период это отчетливо показывает. Пассажир, если уверен в датах поездки, на таких билетах может сэкономить до 20%.

— На каких направлениях планируете расширить эту услугу?

— Мы сейчас анализируем спрос. Это будут в первую очередь те направления, которые наиболее востребованы у пассажиров.

— На плацкартные вагоны планируете распространить?

— Пока нет. И у нас этот вопрос регулируется действующим законодательством, которое не предполагает возможности использования невозвратных билетов в регулируемом сегменте, то есть в плацкартных и общих вагонах. Сегодня это только купе, СВ и люкс. Но дальше будем смотреть.

— В поездах дальнего следования проводники продают кофе, чай, сладости. Есть ли у них какие-то нормы продаж? Это больше сервис или способ дополнительного заработка для компании?

— Чай в подстаканнике — неотъемлемая часть путешествия российскими железными дорогами. Вы знаете, как говорят, можно подвести к воде, но нельзя заставить пить. Поэтому какие нормы ни устанавливай, если пассажир не хочет пить — он не будет. Естественно, для нас это в первую очередь услуга. Никаких нормативов мы не устанавливаем, хотя проводник сам заинтересован в том, чтобы реализовывать больше — он получает комиссию, которая зависит от объема продаж. Но разделять понятия бизнеса и сервиса не совсем корректно. Мы сервисная компания, это и есть наш бизнес.

— ФПК планировала протестировать аромадизайн вагонов на одном из своих направлений. Выбрано ли это направление?

— Да, это направление выбрано. С 3 июня мы применяем эту практику в поезде «Невский экспресс». Женская часть нашего коллектива изучала опыт других стран и отраслей и подбирала запахи вместе со специалистами. А в течение месяца у нас поедут поезда, где будут разные запахи в санитарных комнатах и в коридорах.

— Например, какие?

— Цитрусовые. Первые отклики положительные и мне кажется, что это будет востребовано. Должен быть какой-то свой запах у вагона, понимаете? Вот ты входишь и попадаешь в эту атмосферу, в этом что-то есть. Ну, и тем более это точно не отразится на цене.

— А вагоны-спортзалы не хотите ввести?

— Хотим. У нас есть совместный проект с Тверским вагоностроительным заводом, они конструируют такие вагоны. В первую очередь они должны быть, конечно, безопасными. Но это, скорее всего, будет не спортивный вагон, а, например, спортивное купе или объединенные два купе. Ну, какая-то возможность для того, чтобы пассажир мог в дороге немножко размяться. Мы думаем об этом и обязательно отдельно объявим.

Прямой эфир

Загрузка...