Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Главный слайд
Начало статьи
«Пришел, проверил и ушел»
2019-05-15 16:56:45">
2019-05-15 16:56:45
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

В России появится новый вид проверки предпринимателей — инспекционный визит. Такая поправка будет внесена в законопроект о госконтроле ко второму чтению в Госдуме, рассказал «Известиям» замминистра экономического развития Савва Шипов. Визит предполагает, что контролер сможет прийти внезапно и увидеть, как всё работает на самом деле. А легкие внеплановые проверки предлагается проводить без разрешения Генпрокуратуры. Также Минэкономразвития выступает с инициативой изменить систему штрафов бизнеса. Их размер за конкретное нарушение не должен быть одинаковым для всех. В будущем могут исчезнуть и надзорные каникулы: их полностью заменят риск-ориентированным подходом.

— 16 мая на Петербургском международном юридическом форуме вы представите обновленный законопроект о госконтроле. Какие поправки готовятся к его второму чтению в Госдуме?

Документ действительно сильно поменялся. Появились новые подходы к описанию как контрольных мероприятий, так и профилактики. Главная цель обновленного законопроекта — сделать контроль эффективным и при этом помогающим бизнесу работать безопасно. Для этого существенно переработана система оценки соблюдения обязательных требований.

Другая важная составляющая — это профилактика нарушений. Сейчас контролер боится сделать любой шаг навстречу предпринимателю, у него просто нет таких полномочий. Контрольный орган даже не вправе объяснить, как правильно действовать в той или иной ситуации. Основной задачей должна стать помощь в соблюдении существующих правил, а не поиск нарушений.

международный юридический форум в Санкт-Петербурге

Участники IX Петербургского международного юридического форума в Санкт-Петербурге

Фото: РИА Новости/Александр Гальперин

Мы хотим, чтобы у нас появились дополнительные возможности взаимодействия контролеров и бизнеса, основанные на доверии. Например, возможность провести самообследование и получить рекомендации по корректировке своей работы. Или использовать системы рейтингования. У нас есть, например, TripAdvisor, который показывает тех, кому доверяют, организации, где высокое качество оказания услуг. Мы считаем, что можно подумать, как и контролерам применить аналогичные механизмы, предлагаем использовать знания и опыт потребителей для выстраивания таких же рейтингов и оценки рисков.

— Какие конкретные новшества предусматривает новая версия законопроекта по проведению контрольных мероприятий? Что именно изменится для надзорных органов и бизнеса?

— Вводится целый ряд новых, необременительных как для контролера, так и для предпринимателя контрольных мероприятий. Фактически мы уходим от доминирования проверок к применению других форм контроля. Например, инспекционный визит. Инспектор может приехать на объект и, пройдя по помещениям, сделать вывод, что обязательные требования, например противопожарной безопасности, выполняются, запасные выходы открываются.

Мероприятие должно проводиться в течение одного дня, нельзя будет истребовать никаких документов. В законопроекте предполагаются как плановые такие визиты, так и внеплановые. Если сейчас можно внести в график контролеров только проверки, то после вступления документа в силу можно будет включить еще и инспекционный визит.

Разница в том, что такой визит может проводиться без предупреждения подконтрольного лица. Это очень важно, потому что иногда нужно прийти и провести проверку не когда тебя ждут и всё подготовили к твоему приходу, а внезапно.

Можно ставить в известность предпринимателей о том, сколько раз в год будет совершен инспекционный визит, но не говорить, когда конкретно контролер придет. При этом у поднадзорного лица не будет серьезных затрат на прием инспектора: надо просто пустить и показать, ничего больше. Такая проверка будет происходить в течение дня, не ночью. Пришел, проверил и ушел.

— Законопроект меняет систему штрафов и наказаний за нарушения?

— Наказания регулируются Кодексом об административных правонарушениях. Сейчас есть уникальная возможность совпадения работы над новым законом о госконтроле и подготовки концепции нового КоАПа.

Мы считаем, что в новом КоАПе нужно отказаться от статей с широким кругом требований, за нарушение которых могут быть наложены штрафные санкции. Сейчас в кодексе часто встречается: «Нарушение обязательных требований, связанных с...» — и дальше указание на широкую сферу. От такого регулирования надо уходить. Если речь идет о несоблюдении конкретных требований, очень четко их указывать, писать, какие нарушения должны привести к ответственности.

Также мы считаем, что новые формы контроля могут проводиться без согласования с прокуратурой. Если сработал индикатор риска, ситуация выходит за пределы штатной, то без согласования с прокуратурой можно проводить всё, кроме рейда и проверки.

Если в рамках такого мероприятия будет установлено нарушение, которое потребует серьезного вмешательства, то проверка, в свою очередь, будет проходить только с согласования прокуратуры.

— Раньше озвучивалась идея не проводить проверки, а вместо этого установить видеокамеры на производствах. Это будет отражено в новом законодательстве?

— Да. Предусматривается специальный режим за счет использования информационных технологий — датчиков, камер — в отношении соблюдения отдельных обязательных требований. Установил датчики — и после этого контрольные мероприятия по соответствующим требованиям не проводятся.

— Второе чтение законопроекта о госконтроле состоится в этом году?

— Мы ориентируемся на его принятие до конца года.

— Помимо законопроекта о госконтроле также готовится еще один — о «регуляторной гильотине»? Можете подробнее о нем рассказать, а также пояснить, в чем разница между этими двумя документами?

— Если первый законопроект регулирует процедуры осуществления контрольно-надзорной деятельности и много внимания уделяет профилактике, то второй будет регулировать процедуры установления обязательных требований и проведение работы по их сокращению.

Документ ответит на вопросы, что такое обязательные требования, на основании каких принципов они должны устанавливаться, каков их жизненный цикл, по каким основаниям они должны пересматриваться.

Пока могу сказать о нашей позиции: не должно быть избыточных требований в нормативных правовых актах и вообще не должно быть обязательных требований, которые закреплены вне рамок НПА.

— Есть оценка ущерба для предпринимателей и экономики в целом от избыточных обязательных требований?

— По нашим оценкам, больше 9 тыс. нормативно-правовых актов содержат обязательные требования. При этом, сколько требований содержится в этих НПА, посчитать невозможно.

Сотрудница федеральной налоговой службы

Сотрудница Федеральной налоговой службы общается с налогоплательщиком

Фото: РИА Новости/Игорь Зарембо

Если говорить о конкретных издержках, в рамках оценки регулирующего воздействия в 2018 году мы выявили в проектах новых документов обязательные требования, выполнение которых могло бы обойтись в 150 млрд рублей только для бизнеса. Учитывая эту цифру и количество лет, когда ОРВ не было, можно получить примерное понимание, сколько избыточных издержек получил бизнес.

Какие-то обязательные требования точно останутся, но они должны быть обоснованы, должно быть понятно, какой риск наступает за их несоблюдением.

— Есть ли уже первые итоги работы риск-ориентированного подхода?

— Он оказался успешным. Проверочные мероприятия теперь концентрируются на объектах высокого риска. Уже 32 вида контрольно-надзорной деятельности переведены на риск-ориентированный подход.

Однако главной проблемой остается то, что под риск-ориентированным подходом мы пока в основном понимаем разбиение подконтрольных объектов на категории риска и дифференциацию количества плановых проверок.

У нас уже есть два органа федеральной исполнительной власти, которые используют риск-ориентированный подход для проведения внеплановых мероприятий. В чем разница? Это уже не просто разбиение на категории риска, а их отслеживание на основании данных в режиме реального времени каких-то показателей — индикаторов риска. Если они изменяются, то появляется основание выходить с внеплановой проверкой на эти объекты.

— Не планируется отдельных надзорных каникул для бизнеса по соблюдению обязательных требований по аналогии с мораторием на проверки, который действует для малых и средних предприятий?

— Мы считаем, что надзорные каникулы должны быть не по признаку, малый бизнес или крупный, а по рискам, которые возникают на предприятии.

С обязательными требованиями та же самая история. Если в случае нарушения такого требования никакого ущерба причинено не будет, это не должно быть обязательным требованием и не должно проверяться контролерами.

Работа над «гильотиной» на это и настроена, но она предполагает отмену таких требований, а мораторий означал бы, что они остаются, просто не подлежат проверке.

— Надзорные каникулы могут исчезнуть как понятие?

— Со временем так оно и будет. Мы исходим из того, что на смену надзорным каникулам должен прийти риск-ориентированный подход.

Проверка пожарной безопасности

Проверка пожарной безопасности в торгово-развлекательном центре в Москве

Фото: РИА Новости/Евгения Новоженина

— Сколько проверок бизнеса было проведено в прошлом году, и как изменилась эта цифра по сравнению с 2017-м?

— В 2018 году количество проверок сократилось на 8,4% — до 1,65 млн. Сумма штрафов возросла. В 2018 году было 36 млрд, а в 2017-м — 30 млрд.

Но ведомства не должны гнаться за собираемостью штрафов. Наша позиция, которую мы предлагаем прописать в законопроекте о госконтроле, состоит в том, что эффективность работы контролеров не должна зависеть от этого показателя. Такая оценка должна проводиться только на основании снижения ущерба, который причинен в охраняемой сфере. Меньше погибло людей, меньше вреда имуществу — контролер работает хорошо.

— У Минэкономразвития была инициатива отменить штрафы для крупного бизнеса за нарушения, которые совершены предприятием впервые. На какой стадии проработки этот вопрос?

— Эта инициатива претерпела преобразование. Сейчас мы предлагаем дифференцировать круг лиц, в отношении которых могут применяться различные составы административных правонарушений. Для кого-то 200 тыс. рублей — катастрофически огромный штраф, а для кого-то копейки.

Мы считаем, что наказание за каждое нарушение должно влиять на провинившегося. Если это нарушение не влечет серьезных рисков, штрафы должны быть минимальны. Если это наказание связано с высокими рисками, оно должно быть болезненным для нарушителя.

Критерии определения размера штрафа могут быть разными, но это точно должна быть умная система.