Перейти к основному содержанию
Реклама
Прямой эфир
Спорт
Тайсон Фьюри одолел Чисору и защитил титул чемпиона мира по версии WBC
Мир
Израиль ударил по целям в секторе Газа
Армия
Российский военный отогнал горящую машину с боеприпасами и спас сослуживцев
Экономика
Правительство расширило субсидии и гранты для животноводов и сельхозпроизводителей
Мир
Будапешт назвал потолок цен на нефть РФ вредным для европейской экономики
Мир
В нескольких областях Украины объявили воздушную тревогу
Спорт
Сборная Аргентины обыграла Австралию и вышла в четвертьфинал ЧМ-2022
Спорт
Месси побил рекорд Марадоны и Роналду по количеству голов на чемпионатах мира
Армия
Связисты под шквалистым огнем боевиков эвакуировали раненых сослуживцев
Спорт
Исмаилов одержал победу над Шлеменко
Мир
Ирландский политик призвал главу ЕК поспособствовать приближению мира на Украине
Мир
Зеленский назвал установленный ЕС ценовой потолок на нефть из РФ в $60 несерьезным
Главный слайд
Начало статьи
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Он не дожил до 84-го дня рождения какой-то месяц... В его актерском портфолио было много серьезных, веских ролей — но не только они сделали его кумиром миллионов. Кажется, никто — ни на сцене, ни на экране — не произносил с таким же апломбом и столь же убедительно знаменитую фразу «Командовать парадом буду я!» Сергей Юрьевич Юрский обладал удивительным для актера — и даже для большого актера — даром находить неожиданный внутренний трагизм даже в, казалось бы, характерно-комических ролях. Такое умение в наши дни стало редчайшим в профессии; это признак не просто таланта — это знак истинного величия. Теперь, когда Юрский ушел, трудно и представить, кто сможет встать на пьедестал славы русской актерской школы. Сергей Юрский умер ранним утром 8 февраля 2019 года. «Известия» в этот скорбный день вспоминают великого артиста.

В юности он хотел стать правоведом — окончив школу с отличием, поступил без экзаменов на юридический факультет Ленинградского университета. Но, похоже, самой судьбой было предрешено иначе: страсть к сцене, к актерскому ремеслу досталась ему от отца. Как и артистическая фамилия: отец, Юрий Сергеевич Жихарев, взял псевдоним Юрский еще до революции, участвуя в гимназических спектаклях — как дворянину ему, по понятиям времени, было не вполне уместно заниматься лицедейством под родовым именем. Революция смела предрассудки, а фамилия Юрский стала знаменитой в артистической среде еще до театральных и кинематографических триумфов Сергея Юрьевича — его отец долгие годы руководил Ленконцертом.

Сергей Юрский

В юности Сергей Юрский хотел стать правоведом, но, похоже, самой судьбой было предрешено иначе: страсть к сцене, к актерскому ремеслу досталась ему от отца

Фото: РИА Новости/Владимир Целик

От отца он унаследовал и редкую для советской сцены — да и жизни, впрочем, — аристократичность; и в облике, и в манере держаться, и в умении найти благородство даже в, казалось бы, самом безнадежном по этой части персонаже. Его Тарталья в «Короле-олене» (1969) по пьесе Карло Гоцци превращается из откровенно балаганного злодея (все же комедия дель арте XVIII века была ориентирована не на самую взыскательную публику) в совершенно трагического антигероя, мечущегося между врожденной тягой к добру и вынужденным принятием зла. Даже заикание Тартальи, непременный и неотменимый признак персонажа, в трактовке Юрского превращается из способа достичь комического эффекта в знак рокового проклятия, наложенного судьбой (и драматургией) на зловредного министра.

Доставались Юрскому и роли злодеев не карикатурных — точнее говоря, он никогда не пытался представить их в том виде, в каком подавала официальная пропаганда. В образе вымышленного Диктатора из незаслуженно забытого «Падения Кондора», снятого в 1982 году на «Мосфильме» чилийским эмигрантом, легко узнается реальный Аугусто Пиночет — в исполнении Юрского сходство даже внешнее. Но и в кровавом латиноамериканском тиране актер сумел найти что-то человеческое на самом дне его черной души — хотя, казалось бы, и эпоха, и тема диктовали трактовку в духе карикатуры из журнала «Крокодил». Так же он подошел и к своей последней большой экранной работе, заглавной роли в «Товарище Сталине» (2011). Его вождь народов — не степенный, величественный генералиссимус с трубкой, а болтливый, усталый старик в нелепо сидящем кителе. Надо ли говорить, что многих этот образ разозлил — но Юрский никогда не работал на публику. Он работал — и жил — ради искусства.

Сергей Юрский

Актер Сергей Юрский в главной роли в фильме «Товарищ Сталин»

Фото: Телекомпания НТВ/Фильм «232»

Сыгранные Юрским откровенно отрицательные персонажи по понятным причинам менее любимы зрителями, чем ироничный Великий Комбинатор в «Золотом теленке» или поддающий, но обаятельный деревенский резонер дядя Митя из всенародного хита «Любовь и голуби». Но именно игра на нюансах, раскрытие тонкого баланса в человеческой душе было сильнейшей стороной таланта Юрского. Стоит заметить, что даже Иван Сергеевич Груздев из «Места встречи изменить нельзя», нервный интеллигент, неуютно чувствующий себя в жестоком мире Жегловых и Горбатых, в исполнении Юрского предстает типом, по совести говоря, не самым приятным. Тут и проявлялась удивительная способность Юрского понимать — и принимать — человеческую душу во всей ее сложности. И именно это понимание давало такую убедительность словам Груздева, обращенным к Шарапову: «Ты извини за прямоту, но плохой человек твой Жеглов. Для него люди — мусор».

Для самого Сергея Юрьевича люди никогда мусором не были. Юрский, верующий и воцерковленный человек (он был членом попечительского совета Свято-Филаретовского православно-христианского института), умел прощать и никогда не останавливался перед тем, чтобы вступиться за «труждающихся и обремененных». Он, похоже, не обращал большого внимания на политические нюансы — сам он всегда был, по собственному утверждению, бесконечно далек от политики. Но отказаться попросить о смягчении участи (даже, возможно, и тех, кто милости особо не заслуживал) он просто не мог — по своему добросердечию и христианскому чувству милосердия.

Он блистал и на экране, и на театральной сцене — его Чацкого и Эзопа из спектаклей Товстоногова вспоминают и по сей день. Его режиссерские работы часто были революционными для отечественного театра — можно назвать хоть «Мольера» по «Кабале святош» Булгакова (где сам Юрский сыграл главную роль), хоть сделанную им в 1994 году постановку «Стульев» Ионеско, один из первых опытов по переносу театра абсурда на отечественную сцену.

Он продолжал работать и в XXI столетии, несмотря на проблемы со здоровьем и общую атмосферу в художественной среде, явно печалившую Юрского. «Искусство потеряло гордость: оно пытается догадаться, что хотят те, кто платит деньги, кто сидит в зале», — говорил он на склоне лет в телеинтервью. Теперь искусство потеряло и одного из последних людей, кто пытался эту гордость сохранить.

 

Читайте также
Реклама