Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Главный слайд
Начало статьи
Краб капитализма: кому невыгоден прозрачный рынок добычи биоресурсов
2018-12-27 18:35:05">
2018-12-27 18:35:05
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

В ближайшее время на рынке вылова краба ожидаются большие перемены: глава российского правительства Дмитрий Медведев поручил выставлять 50% квот на добычу биоресурса на электронный аукцион. Упорядоченная таким образом система распределения очистится от теневых схем и поможет в борьбе с контрабандистами, считают инициаторы нововведения. О криминальной стороне крабового промысла — в материале «Известий».

Большая разница

Новая система дележки добычи ценного улова, по замыслу правительства, создаст условия для выхода на рынок новых участников и станет куда прозрачнее, нежели сегодняшняя. Своеобразный эксперимент первоначально продлится до конца 2019 года — во всяком случае, норма действует на этот период. Распределением квот займутся Федеральная антимонопольная служба (ФАС), Минсельхоз и Росрыболовство.

Члены команды шхуны Queen под наблюдением специалиста-ихтиолога выпускают в море живых камчатских крабов, обнаруженных приморскими пограничниками в трюмах судна без соответствующих документов.

Члены команды шхуны Queen под наблюдением специалиста-ихтиолога выпускают в море живых камчатских крабов, обнаруженных приморскими пограничниками в трюмах судна без соответствующих документов

Фото: РИА Новости/Виталий Аньков

Как пишут «Ведомости», государство имеет право выставлять квоты на аукцион, только если они высвобождаются от действующих рыбодобытчиков. То есть когда компания не использует квоты или сама возвращает их государству. Такая система допускает ситуацию, когда желающие выйти на рынок крабодобытчики могут приобрести компанию, получившую квоты в прошлом.

Исторический принцип распределения квот очень выгоден тем, кто давно занимается крабовым промыслом и получает огромные доходы от этого бизнеса. Вот только в этой сфере очень много криминального и секретного, так уж исторически сложилось. Главные проблемы современного рынка вылова краба — браконьерство и контрабанда ценного ресурса за рубеж.

Нежное бело крабовое мясо — излюбленный деликатес гурманов по всему свету. Блюда с этим обитателем морских глубин стоят огромных денег — 100 г мяса в ресторанах обойдутся клиенту как минимум в 600–700 рублей. Например, в одном из столичных рыбных ресторанов котлета из морского гада стоит 2,6 тыс. рублей.

Чужими руками трал загребать

Высокая цена на мяса обусловлена сложными условиями вылова. Долгое время ловля камчатских крабов оставалась, да и по-прежнему остается, одной из самых опасных профессий в мире. Дело в том, что по устаревшей технологии камчатского краба ловят в шторм. Он водится в холодных Охотском и Беринговом морях — это сосредоточение сильных течений, морского льда и сложных погодных условий. На Аляске рыбаки этой категории считаются чуть ли не смертниками — катастрофически большой процент моряков погибает, свалившись за борт во время шторма. И тем не менее этот труд в США высоко оплачивается — рыбак зарабатывает около $100 тыс. в год. Сколько зарабатывает отечественный моряк в «сером» выходе в море, знают только он сам и его работодатель.

ловля краба

По устаревшей технологии камчатского краба ловят в шторм

Фото: TASS/ZUMA/Antonino Condorelli

62 моряка погибли, 7 пропали без вести в море при затоплении траулера «Дальний восток» в апреле 2015 года. 63 удалось спасти, они получили разные степени переохлаждения. Большая часть экипажа работала на судне нелегально. Официальной причиной опрокидывания траулера стало нарушение балластировки судна во время подъема трала. Говоря простым языком, судно перевернулось из-за перегруза. Так обычная жадность судовладельцев обернулась трауром на Дальнем Востоке. Как сообщил Первый канал, в региональных СМИ утверждали, что траулер принадлежал предпринимателю Олегу Кану. Однако сам он категорически отрицает какое-либо отношение к судну.

«Отношения юридического или физического я [к судну] не имею», — сообщил он корреспондентам канала.

К слову, с именем Кана связана и еще одна трагедия на Дальнем Востоке — гибель судна «Восток» в январе 2018 года. 21 человек считается пропавшим без вести. На днях СКР изъял материал о пропаже в Японском море плавсредства, принадлежащего компании подконтрольной бизнесмену. В ведомстве тщательно изучат материалы расследования.

Дела, как показали предварительные результаты ревизии, оказались приостановленными, сообщает официальный канал «Россия 24» (ролик доступен на YouTube). Хотя рассматривалось несколько версий о преступлении, в том числе нарушение правил безопасности движения и эксплуатации морского транспорта и неудовлетворительное техническое составляющая судна.

Камчатский краб в Баренцевом море

Камчатский краб в Баренцевом море

Фото: РИА Новости/Антон Денисов

По словам родственников пропавших членов экипажа, моряки вынуждены были заниматься контрабандой камчатского краба. В последнем рейсе перед исчезновением «Восток» доставил в корейский порт нелегальную партию морепродуктов и в сильнейший шторм отправился обратно. Судно могло дождаться нормальной погоды, но день простоя в иностранном порту — убытки для судовладельца.

Также СК проверит материалы о прекращении уголовного преследования Кана по делу об убийстве Валерия Пхиденко — он был конкурентом бизнесмена в отрасли.

«Будет тщательно изучена законность принятых [по делу] процессуальных решений», — сообщила Ольга Чебыкина, представитель сахалинского управления СКР. Она добавила, что Александр Бастрыкин поручил провести служебную проверку в отношении должностных лиц подразделения, принявших решение. Сам Кан находится в японском Саппоро, где у него собственный дом.

Семейный бизнес

Несколько слов о других крабовых магнатах. По данным «Известий», чуть больше дюжины человек являются владельцами прибыльной отрасли в стране. Как сообщил источник, Кан контролирует 22 крабодобывающих предприятия на Дальнем Востоке (у него в кармане квоты на 20,8 тыс. т краба), Геннадий Миргородский в паре с Дмитрием Озерским полностью владеют добычей (17,1 тыс. т) в Северном бассейне (Мурманская область). Валерий Шегнагаев и Александр Передня вместе контролируют предприятие «Восток-1» с квотами на добычу 7,3 тыс. т краба в Приморье. Предприятия Максима Петрушина вправе выловить 7,1 тыс. т ценного морепродукта. Такое же количество вправе достать из моря компании, связанные с депутатом Магаданской облдумы Михаилом Котовым. 5,5 тыс. т краба квотами имеет фирма «Антей», принадлежащий Ивану Михнову и Сергею Белянцеву. Фирма «Феникс», имеющая право добычи 3,5 тыс. т краба, подконтрольна депутату заксобрания Камчатского края Игорю Евтушку и члену Совфеда Валерию Пономареву. Примерно столько же краба разрешено выловить компании «РК Лунтос» Виктора Варенникова. 1,8 тыс. т краба вправе выловить 8 компаний Дмитрия Дремлюги. И замыкает шорт-лист крупнейших игроков Александр Козлов, контролирующий добычу 1 тыс. т краба (ЗАО «Тефида»).

Продажа рыбы и морепродуктов в Мурманске

Продажа краба в Мурманске

Фото: ТАСС/Лев Федосеев

Примечательно, что большинство из этих людей в России появляются лишь периодически. Так же как и Кан, постоянно проживают за границей и наведываются в страну только по деловым вопросам, связанным с получением прибыли. Их суда также приписаны к иностранным государствам. Львиная доля выловленной продукции сбывается тоже за кордоном. Для некоторых бизнесменов квоты — лишь пропуск в море. Реальные же объемы вылова серьезно превосходят заявленные, а сбываются иностранцам.

«Документы оформляются на иностранные флаги, чтобы создать видимость легальной деятельности. Все эти государства, которые дают возможность у себя их регистрировать, продают это право частной корейской фирме. То есть там всё за деньги делается, а за деньги тебе там зарегистрируют, что хочешь», — пояснил корреспондентам телеканала vesti.ru начальник отдела Погрануправления ФСБ России по Сахалинской области Сергей Кощенко.

Речь в основном идет о Южной Корее и Японии. В этих странах хорошо налажен механизм скупки российских морепродуктов. После того как в море с отечественного судна на заграничное перегружаются тонны краба, груз считается легализованным. Расплата, как правило, производится наличными — никаких налогов, никаких отчислений в бюджет и, уж конечно, никаких соцгарантий морякам.

По заверениям рыбопромышленников, отмена распределения квот по «историческому принципу» убьет отрасль. Профсоюз рыбаков Приморья писал обращение к российскому президенту, в котором утверждалось, что пищевую ценность морепродуктов «сложно переоценить для здоровья человека, особенно для подрастающего поколения». Впрочем, не совсем понятна связь между заботой о здоровье детей и выловом крабов, которых большинство из них ни разу в жизни не пробовало. Но, чтобы попытаться отклонить неудобный для себя законопроект, активисты ассоциации рыбопромышленников пробовали действовать через Госдуму, рассчитывая, что протащить мораторий помогут депутаты от Приморья, а также от Сахалинской и Магаданской областей. Сенатор Елена Афанасьева внесла на рассмотрение Госдумы поправку к закону «О рыболовстве», которая запрещает любые изменения действующего перечня квот на 15 лет.

На улице Осаки

В Южной Корее и Японии хорошо налажен механизм скупки российских морепродуктов

Фото: ТАСС/Юрий Смитюк

Среди категорических противников перехода на аукционный принцип — бывший губернатор Приморья Сергей Дарькин, ныне руководитель ПАО «Тихоокеанская инвестиционная группа». До назначения на пост губернатора Дарькин владел компаниями, занимающимися ловлей, переработкой и перевозкой рыбы и морепродуктов. В 2011 году во время «прямой линии» Владимира Путина бизнесмен Андрей Голдобин рассказал о фактах коррупции в крае.

«Чиновничий аппарат во главе с Дарькиным, губернатором края, набивает карманы за счет федерального бюджета и нас, бизнесменов. Хотелось бы знать, сколько еще на своем посту пробудет губернатор Дарькин, который ведет весь этот беспредел, контролирует его от начала и до конца?» — поинтересовался тогда Голдобин. Через два месяца губернатор подал в отставку по собственному желанию и вскоре вернулся в рыбопромышленный бизнес.

Подконтрольное ему предприятие ПАО «НБАМР» за последние несколько лет из небольшой компании, занимающейся ловлей краба, выбилось в лидеры рынка и в 2017 году приобрело квоты за 2,1 млрд рублей. Директором «Находкинской БАМР» Дарькин назначил своего бывшего вице-премьера по вопросам ЖКХ, судостроения и судоремонта Сергея Передерия. В 2008 году именно Дарькину принадлежала идея полного запрета на вылов краба в регионе, из-за того что браконьерство достигло ужасающих размахов. Впрочем, и сейчас случаи браконьерской добычи, подкупа сотрудников таможни и погрануправления, организации цехов нелегальной фиксируются регулярно.

До сих пор в 1990-х

Сотрудники Федеральной службы безопасности ежемесячно пресекают в Приморском крае деятельность по контрабандной добыче и переработке краба для последующего сбыта за рубеж. Из-за нелегального промысла, налаженного в регионе, бюджет недосчитывается миллиардов рублей.

К пример, работу одного из многочисленных кустарных производств пресекли в феврале прошлого года. Цех по незаконной переработке крабов обнаружили в пустующих помещениях рыбколхоза. Выяснилось, что производство наладили пятеро местных жителей. В цехе находились весы, морозильные камеры, огромный чан для варки, к которому была подведена морская вода. Выловленных крабов варили, разделывали и фасовали по коробкам для дальнейшей транспортировки. Только в момент задержания в помещении насчитали 1,5 тыс. кг краба-стригуна опилио: почти полтонны коробок с конечностями. Ущерб оценили примерно в 800 тыс. рублей. Нарушители отделались административной статьей.

крабы в сачке

Фермы по разведению крабов могут оказаться прикрытием браконьеров

Фото: TASS/ZUMA/Zhou Haijun

В том же месяце года компанию, занимавшуюся разведением крабов, заподозрили в незаконной добыче ракообразных. В ответ на претензии правоохранительных органов ООО «Озерки» заявила, что последние три года японских мохнаторуких крабов искусственно выращивали в сообщающихся прудах. Экспертиза показала, что в прудах вода пресная, а мохнаторукий краб размножается только в солоноватой. Из-за отсутствия сообщения между прудом и морем специалисты установили, что краба все-таки вылавливали, а не выращивали. То есть под вывеской разведения скрывается механизм легализации браконьерского вылова. Результаты проверки показали, что в период с апреля по май 2016 года компания добыла почти 250 тыс. особей, не имея на это соответствующих разрешений. Ущерб от деятельности ООО «Озерки» оценили в 20 млн рублей. По результатам проведенной проверки в отношении компании возбудили девять уголовных дел. Выяснилось, что предприятие незаконно вывозило контрабандного краба за рубеж. Общая стоимость перевезенного товара оказалась вдвое больше первоначальной суммы — 40 млн рублей. Но всё это мелкие игроки, которым не нашлось места за основным столом. За вычетом браконьеров, ловлей краба во всей стране занимается всего несколько компаний, а по сути семей, которые и делят между собой «исторические квоты».

ФАС велела делиться

Против сохранения «исторического принципа» выступила Федеральная антимонопольная служба (ФАС). В ведомстве намерены провести анализ рыбопромысловых холдингов, на долю которых приходится более 35% квот, чтобы исключить условия, способствующие монополизации рынка.

В окрестностях поселка Териберка на побережье Баренцева моря

Против сохранения «исторического принципа» выступила Федеральная антимонопольная служба

Фото: ТАСС/Лев Федосеев

«Какие были надежды на исторический принцип: то, что те, кто исторически владеют рыболовецкими хозяйствами, разовьет инфраструктуру, создаст новые суда, поднимет экономику приморскую. Этого ничего не произошло», — рассказал в беседе с журналистами заместитель руководителя ФАС России Андрей Цариковский.

С подачи ФАС возобновилось рассмотрение дела в отношении предприятий «Дальморепродукт», АО «ДМП-РМ» и ООО «Атлантика», которые находятся под контролем бизнесмена Дмитрия Дремлюги, проживающего в США. Предприниматель в 2012 году сбежал из России опасаясь уголовного преследования. Правоохранительные органы подозревали его к причастности к ряду махинаций на крабовых аукционах. В 2010 и 2012 годах на аукционы по квотам приходили всего несколько человек и торги заканчивались с минимальным повышением первоначальной цены. Кто предложил цену немного выше первоначальной, тому и доставалась квота. Как впоследствии выяснилось, все участники торгов были связаны со структурами Дремлюги. Сейчас бизнесмен через третьи лица и посредничество иностранных фирм контролирует восемь компаний в Камчатском, Хабаровском, Приморском краях и Сахалинской области, которые имеют право на добычу 1,8 тыс. т краба.