Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Главный слайд
Начало статьи
Пропащий тип: настоящий «Летучий голландец» был датчанином
2018-12-27 10:11:11">
2018-12-27 10:11:11
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

21 декабря 1928 года военно-учебный корабль «Копенгаген» последний раз вышел на связь и был замечен встречным судном в южной части Атлантического океана. С тех пор прошло 90 лет — срок, вполне достаточный для того, чтобы объявить «Большого датчанина» (еще одно прозвище парусно-дизельного судна, подчеркивающее его физические размеры) погибшим. Но те, кто интересуется его судьбой, продолжают говорить, что «есть пока только основания считать барк пропавшим без вести и не более того». «Известия» разбираются почему.

Со второй попытки

Копенгаген — это не только имя столицы Дании. Для моряков мира, любителей океанских путешествий, поклонников парусного спорта, а также людей, увлеченных сбором информации о событиях из разряда «необычное, невероятное, странное», Копенгаген — это в первую очередь корабль. Пятимачтовый барк, именуемый также в устном моряцком творчестве «датским «Титаником» и «Летучим датчанином».

«Кобенхавн» (дат. København, Копенгаген) — последний пятимачтовый барк, построенный в 1921 году на верфи «Рэмэдж энд Фергюсон» (Ramage & Ferguson) по заказу датской Восточно-Азиатской компании.

С самого начала «Кобенхавн», можно сказать, заявил о том, что его нельзя ставить на одну доску с остальными кораблями. Хотя бы потому, что он рождался дважды. Первый проект начали реализовывать на «Рэмэдж энд Фергюсон» в 1915 году, но в 1916-м судно, которое строили как военно-учебный парусник, преобразовали в баржу для перевозки нефти, изменили имя на «Черного дракона» и направили по распоряжению британского адмиралтейства в Гибралтар. С тех пор о нем ни слуху ни духу. «Дракон» пропал так же, как впоследствии таинственно и бесследно исчезнет другое судно, построенное взамен «потеряшки», с тем же именем и, как выяснилось, с той же судьбой.

В конце Первой мировой войны Восточно-Азиатская компания заказала той же верфи парусный барк по тем же чертежам с тем же названием. Со стапелей новый будущий «Летучий датчанин» сошел в 1921 году. Официально его предназначением была «перевозка сыпучих грузов: зерна, угля и прочего». В период практической эксплуатации он быстро превратился в учебно-грузовое судно: владельцы плавсредства очень быстро сообразили, что таким образом можно убивать двух зайцев — в экипаж кроме опытных штатных моряков включали пару десятков единиц бесплатной рабочей силы, именуемой курсантами. Начинающие моряки в плаваниях набирались необходимого опыта, при этом вся оплата их труда состояла в предоставлении форменной одежды да трехразового питания.

«Датским «Титаником» барк назвали, не намекая на его будущую судьбу, а исходя из размеров: 131,9 м в длину (считая бушприт), 15 м в ширину и водоизмещение 7900 т. Среди пятимачтовых парусников того времени он считался самым крупным: его мачты достигали 60 м высоты, а площадь размещенных на них парусов превышала 5000 кв. м. При хорошем попутном ветре «Кобенхавн» мог развить скорость до 16 узлов. Установленный «на всякий случай» на нем дизельный двигатель от Burmeister & Wain мощностью 640 л.с. самостоятельно разгонял судно в штиль до 6 узлов.

Для кандидатов в морские волки

Первое же плавание, в которое «Копенгаген» отправился после завершения им ходовых испытаний, стало кругосветным: корабль за 404 дня обогнул земной шар, пройдя через Атлантический океан, очертив мыс Горн, зайдя в Сан-Франциско, посетив Гонолулу, Владивосток, Далянь, и, обойдя мыс Доброй Надежды, вернулся домой в Европу. Затем барк ходил в Аргентину, Австралию, страны Юго-Восточной Азии и стал единственным парусным пятимачтовиком, прошедшим Панамский и Суэцкий каналы.

Начинающие моряки полагали за счастье освоить курс введения в профессию на «Большом датчанине». Постепенно соотношение «морские волки» к «зеленой молодежи» менялось в пользу юности и неопытности, и в рейс, оказавшийся последним, отправились 62 гардемарина, руководить действиями которых должны были 17 офицеров.

За свои первые семь лет жизни «великий датчанин» совершил девять долгих путешествий (два из них — вокруг земли), в ходе которых посетил все континенты. Изображение барка, идущего среди океанских волн под всеми парусами, будоражило воображение многих датчан, решивших связать себя с морем навсегда. Нанесенный на кливер «Кобенхавна» портрет религиозного покровителя корабля епископа Абсалона (датский церковный, военный и государственный деятель XII века, известный в первую очередь гонениями на прибалтийских славян) убеждал любого, что судно находится под мощнейшей защитой и никаким каверзам погоды не подвластно. Многие из тех, кто отправился в плавание на «Большом датчанине» 21 сентября 1928 года, считали, что вытянули счастливый билет в лотерее судьбы, добившись для себя места на барке.

«У нас всё хорошо»

В рейсе, который для «Кобенхавна» стал последним, корабль должен был доставить из Северной Ютландии (Дания) в Буэнос-Айрес цемент. До порта аргентинской столицы датский барк добрался 17 ноября (всё по плану, никаких проблем). Следующей точкой маршрута значился Мельбурн (Австралия), где судну нужно было принять на борт 5200 т пшеницы (под завязку, но без превышения норм), которые предстояло перебросить в Данию.

В Аргентине «Копенгаген» застрял почти на месяц: гонять корабль в Австралию порожняком было невыгодным делом с точки зрения экономики, и капитан каждый день с утра до вечера искал попутный груз. Удача, однако, никак не хотела улыбаться «датчанину», и 14 декабря, оценив расходы на простой в порту, капитан вывел корабль из гавани Буэнос-Айреса и взял курс на юго-восток.

По предварительным расчетам, «Кобенхавн» должен был прибыть в Австралию через 45 дней. Но так и не прибыл. Последним, кто входил с ним в контакт, был норвежский пароход «Уильям Блюмер», капитан которого впоследствии рассказал, что «21 декабря поприветствовал капитана «Большого датчанина» на расстоянии примерно 900 морских миль от островов Тристан-де-Кунья в Южной Атлантике». Навигационные приборы у «Кобенхавна» были в полном порядке. То, что «датчанин» пошел в Австралию не Тихим океаном, а через Атлантику мимо Африки, никого не напрягало: все-таки мыс Горн куда ближе к Антарктиде, чем мыс Доброй Надежды, и потому во втором случае термин «ледовая обстановка» при удачном стечении обстоятельств может быть вообще исключен из списка сложностей, встречающихся на пути.

Правда, никто не обещал, что путешествие через «ревущие сороковые», южные широты, названные так за свой ураганный характер, станет легкой прогулкой.

Но никого помочь он не просил

В запланированные сроки датский барк в Мельбурн не прибыл, но особого беспокойства это не вызвало: двух-трехдневная задержка на дистанции более 15 тыс. км — вещь вполне обычная. Однако когда и в первой декаде февраля «Копенгаген» в Мельбурне не объявился и не подал о себе никаких вестей, судовладелец заволновался.

Дания направила в район Тристан-де-Кунья поисковый корабль в расчете найти хоть что-нибудь, указывающее на причину или направление исчезновения «Кобенхавна». Вся информация, которую удалось собрать, представляла собой путаные свидетельства местных рыбаков, утверждавших, что видели какой-то парусник с поломанной фок-мачтой, который не просил помощи и не пытался идти к островам с целью ремонта.

К поискам подключился и Королевский флот Великобритании: корабли двух стран избороздили всё водное пространство, отделяющее Тристан от Африки, но безрезультатно.

Через семь месяцев после исчезновения барка родственники пропавших без вести моряков собрали деньги на организацию еще одной поисковой экспедиции. Специальное судно для этого не снаряжали — просто заплатили экипажам австралийской шхуны Junee и датского танкера México, ходивших в Южной Атлантике, за то, чтобы заглянули в район исчезновения «Кобенхавна». Никаких следов пропавшего корабля обнаружено не было, и по итогам экспедиции «датский «Титаник» 20 июня 1929 года исключили из регистра Британского иностранного судоходства Ллойда, собирающего данные обо всех морских судах мира.

Новый океанский фантом

Право называться «Летучим датчанином» исчезнувший барк получил в 1931-м, через год с лишним после того, как поисковики покинули район предполагаемого кораблекрушения. Несколько групп британских рыбаков, промышлявших здесь (архипелаг является заморской территорией Соединенного Королевства), заявили, что видели «корабль-призрак, очертаниями напоминающий пропавший без вести «Копенгаген». В желании «обмануть общество группой лиц по предварительному сговору» уличить рыбаков не удалось: известно было, что моряки экипажей судов — свидетелей пришествия «Летучего датчанина» между собой до озвучивания своих заявлений не контактировали.

Единственным свидетельством, которое можно признать реальной деталью, проливающей свет на исчезновение «Кобенхавна», является найденная норвежскими рыбаками в 1934 году на острове Буве в Южной Атлантике бутылка с несколькими страницами дневника одного из курсантов, ушедших в последний рейс «Большого датчанина». Курсант рассказывает, что корабль столкнулся с айсбергом и затонул, а команде пришлось спасаться на шлюпках. Впрочем, эксперты подвергают сомнению как достоверность собственно найденного документа, так и сведения, в нем содержащиеся, считая, что «на судне одновременно несут вахту как минимум 25 человек, невероятно, что ни один из них не заметил огромную глыбу льда, надвинувшуюся на корабль».

В том же году финские моряки нашли на неприступном острове также обломок дощечки (возможно, от спасательной шлюпки) с надписью Kobenhavn, который впоследствии потерялся. Находки позволили финнам высказать гипотезу, что кому-то из датчан спастись удалось, они причалили к острову Буве, но не смогли на нем выжить и умерли от голода и жажды.

Загадки острова Буве

Буве, надо сказать, остров, наименее подходящий для жизни. Сформировался он в результате вулканической деятельности (последнее извержение было около 2000 лет назад). Скалистые береговые утесы его поднимаются на высоту до 450 м, о создании гаваней для приема судов природа не позаботилась.

Растительность представлена лишь мхами и лишайниками. Впрочем, пингвиньему населению этого кусочка суши трава и деревья — без надобности. Бо́льшую часть года остров покрыт снегом. Единственно возможный способ высадки на остров с грузами — с вертолета. Именно так и поступают сегодня норвежские специалисты, разместившие на нем автоматическую метеорологическую станцию.

Буве находится примерно на расстоянии 900 миль от Тристан-де-Кунья. То есть (весьма вероятно) в том самом месте, где «Кобенхавн» встречался с «Уильямом Блюмером» 21 декабря 1928-го.

Некоторые исследователи считают, что барк не выдержал испытания штормом, а может быть, и цунами, возникшим в результате очередной вспышки вулканической активности в этом районе. Хотя сейсмологи подтверждающими данными не располагают.

Вито Дюма, аргентинский путешественник, яхтсмен, пловец, легкоатлет, совершивший в одиночку кругосветное плавание под парусом через «ревущие сороковые», писал в своих дневниках, что «скорость ветра в этих местах в момент буйства циклона достигает 150 км/ч, а волны порой поднимаются над твоей головой на высоту до 16 м». По мнению Дюма, «искать парусник в районе Буве не имеет смысла, хотя бы потому, что глубины здесь достигают 4000 м, сверху ничего не увидишь, а нырять так глубоко никто не научился».

В 1935 году в южноафриканской пустыне Намиб были обнаружены семь человеческих скелетов. По строению черепов антропологи определили, что умершие относились к европеоидной расе. На остатках их одежды сохранились пуговицы с изображением якорей — совпадающим с символами, используемыми в форменном одеянии кадетов торгового флота Дании. Какой-то определенности в вопросе, что случилось с «Кобенхавном», это не добавило, хотя усилило предположения, что барк, скорее всего, затонул, а несколько членов экипажа, преодолев по «ревущим сороковым» более 2500 км, сумели добраться до африканского берега. Где умерли от голода и жажды.

Многоточие вместо определенности

И всё же до нынешних времен точка в истории «Кобенхавна» не поставлена. Время от времени китобои, проходившие мимо Буве, рассказывают по прибытии домой очередные истории, похожие на правду, о том, как видели «на расстоянии вытянутой руки» пятимачтовый парусник, возникший ниоткуда и пропавший в никуда. А некоторые повествуют о том, что в поисках лежбищ морских котиков и тюленей высаживались на неприветливом острове и «обнаружили полузатопленную шлюпку, принадлежность которой установить не удалось, но кажется, она была с «Кобенхавна».

В 1964 году британская экспедиция, прибывшая на Буве из Южной Африки, нашла, по словам ее участников, заброшенную шлюпку в лагуне на этом острове (напомним, до ближайшей суши от острова — около 1700 км, порыбачить на ялике на такие расстояния вряд ли ходят). Близ лодки лежали весла, бочки, барабан и медный бак. Плавсредство было в хорошем состоянии, исходя из этого британцы решили, что где-то должны быть и пользователи найденного имущества, но никаких следов людей на острове всё же обнаружено не было. Опознавательные знаки на лодке отсутствовали, поэтому установить ее принадлежность к какому-либо государству или компании не удалось. Через два года остров Буве посетила новая экспедиция, которая заявила, что спасательная шлюпка исчезла и все предметы, найденные рядом с ней, тоже.

Последний раз о «Кобенхавне» в СМИ вспоминали в 2012 году, когда появилась информация, будто бы «в акватории острова Тристан-де-Кунья группой дайверов обнаружен остов некоего парусного корабля, потерпевшего крушение много лет назад». Власти острова вошли в контакт с датскими Морским музеем, Восточно-Азиатской компанией (которая владела барком) и министерством внутренних дел, но уточнений, о какой яхте могла идти речь, когда именно случилось происшествие и т.д., до сих пор так и не поступило.

А «Кобенхавн» продолжает оставаться без вести пропавшим и в списках погибших кораблей не значится...

 

Загрузка...