Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Главный слайд
Начало статьи
Последний поход «Новика»
2018-06-17 21:29:30">
2018-06-17 21:29:30
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

В Финском заливе найден советский эсминец «Яков Свердлов», построенный еще до Первой мировой войны и до 1926 года носивший имя «Новик». Головной корабль многочисленной семьи боевых кораблей отечественного флота — Российского Императорского и Рабоче-Крестьянского Красного — подорвался на мине в августе 1941 года.

Эсминец нашла совместная экспедиция, предпринятая финской поисковой группой Subzone и постоянно действующей российской экспедицией «Поклон кораблям Великой Победы».

Корабль погиб во время Таллинского перехода — одного из самых тяжелых эпизодов в военно-морской истории Великой Отечественной войны. Прорыв в Кронштадт советских конвоев под прикрытием боевых кораблей Балтфлота шел в условиях мощных атак с воздуха, а пути отхода были завалены минами. В итоге были потеряны свыше 60 кораблей, включая пять эсминцев. Одним из них стал «Яков Свердлов», подорвавшийся на мине 28 августа 1941 года и легший на грунт на глубине 75–80 метров.

Так закончились почти 30 лет службы боевого корабля, чье имя открыло в истории отечественного флота новую страницу.

Миноносцы уходят в рост

Катастрофическое окончание Русско-японской войны и начало «дредноутной гонки» поставило Россию перед необходимостью не просто восстанавливать флот, а строить его заново, с опорой на новые концепции и технологии. Одним из решений, закладывавшихся в облик нового флота, должен был стать особый тип скоростного «минного крейсера», который объединял в себе требования к эскадренным разведчикам, скоростным минным заградителям и «контрминоносцам» (кораблям, предназначенным для уничтожения вражеских миноносцев).

Для соответствия вызовам времени и решения поставленных задач (особенно в части эскадренной разведки) кораблю потребовалось серьезно поднять скорость, что вызвало интерес к двигательной установке нового типа — паротурбинной, с нефтяным питанием. Для нового корабля заказали силовую установку в Германии, у компании «Вулкан».

Фотография корабля «Новик» из немецкого архива, 1914

Фото: commons.wikimedia.org

Корабль должен был получить мощное артиллерийское вооружение: первоначально две 120-мм пушки, что показывало его связь с крейсерами II ранга, а потом — новые 102-мм орудия Обуховского завода (в исходной версии проекта три, позже четыре). Одновременно с этим закладывалось и сильное торпедное вооружение, а также возможность ставить якорные мины. Корабль получался универсальным и очень хорошо сбалансированным.

Предсерийный корпус был заложен летом 1910 года в Петербурге, на верфи Путиловского завода. Кораблю присвоили имя «Новик», которое носил крейсер, погибший в Русско-японскую войну. Этим символическим актом тоже подчеркивалась особая роль нового «суперминоносца».

Как ни смешно прозвучит, скоростной минный крейсер на первых испытаниях не показал контрактной скорости: 35,8 узлов вместо 36. Причин этому могло быть несколько, включая как немецкие ошибки в проектировании силовой установки, так и ползучее увеличение строительного веса из-за установки дополнительных орудий (по ряду данных, в исходном весовом расчете до конца числилось всего два орудия главного калибра вместо фактических четырех). В любом случае, «Вулкан» взялся бесплатно перепроектировать и перемонтировать силовую установку, что и делал в мае–июле 1913 года.

А в августе 1913 года на новых сдаточных испытаниях переделанного корабля зафиксировали приборную скорость 37,3 узла — на тот момент мировой рекорд для боевых кораблей.

«Новик» неплохо показал себя в Первую мировую. Вспомнить хотя бы бой 4 августа 1915 года, где он на выходе из Ирбенского пролива сцепился с двумя немецкими эсминцами, загнав один из них на минное поле. Миноносники Балтфлота вообще воевали больше, чем экипажи крупных кораблей: так получилась, что гигантская минно-артиллерийская позиция в Финском заливе, для обороны которой строились дредноуты типа «Гангут», атакам не подвергалась, а центром схваток стал Рижский залив, куда могли проникать только малые силы и крейсера.

«Новик» пережил войну империалистическую, революцию и войну гражданскую (последнюю — на отстое в Петроградском порту). В 1926 году его переименовали в «Якова Свердлова» и ремонтировали до 1929 года, после чего ввели в строй как корабль управления дивизионом эсминцев.

Большая семья

С 1912 года Россия развернула серийное строительство «новиков». Их было несколько серий, как балтийских, так и черноморских, которые весьма сильно отличались друг друга. Так получилось, что первым серию осилили не на Балтике, а в Николаеве, в результате чего первые черноморские «новики» были переданы флоту уже осенью 1914-го, а на Балтике «Новик» ждал себе компаньонов вплоть до конца весны 1915-го.

Всего было заложено и запланировано почти 60 корпусов, из которых построили только 36 — включая и достроенные в середине 1920-х годов из, как сказали бы сейчас, «технологического задела», уцелевшего в Гражданскую войну.

«Яков Свердлов» 1927—1941

Фото: commons.wikimedia.org

Бывшие имперские корабли получили новые имена. На борту появились вожди российской революции и большевистские деятели («Ленин», «Троцкий», «Сталин», «Фрунзе», «Шаумян», «Артем» и др.), теоретики и деятели мирового революционного движения («Карл Маркс», «Энгельс», «Карл Либкнехт»). Недостроенного черноморца «Занте», изначального названного в честь одной из побед Ф.Ф. Ушакова в Ионическом море, переименовали в «Незаможник» («бедняк» по-украински).

Бывшие «новики» в красном флоте прижились. Более того, с учетом потерь в тяжелых кораблях и крайне недостаточного строительства новых (до второй половины 1930-х) они, по сути, стали основными деятельными боевыми единицами.

В таком виде они, после ряда модернизаций, встретили и Великую Отечественную. В ней они показали себя достойно, причем не давали спуску и более новым и куда как более мощным эсминцам проекта 7 («семеркам»). Сравнивать эти корабли по боевым возможностям несколько странно, это разные поколения. Но «новики» уели своих младших высокотехнологичных братьев по мореходности: конструкция «семерок» оказалась крайне неудачной, а старые эсминцы держали волну получше.

К сожалению, ни одного корабля этого типа не сохранилось. Это вообще печальная страница в истории советского флота: массовый вывод боевых единиц без попыток сделать из них корабли-музеи. В результате были отправлены в металлолом десятки кораблей, в том числе уникальных и прошедших славный боевой путь — например, балтийские линкоры, крейсер «Киров» (от которого оставили только две башни главного калибра), а также и «новики», прошедшие вторую войну.