Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Главный слайд
Начало статьи
Давай, король, до свидания: испанцы захотели республику
2018-12-17 12:12:39">
2018-12-17 12:12:39
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

В декабре Испания отметила 40-летие конституции, которая закрепила в качестве государственного строя парламентскую монархию. Тогда, в 1978 году, фигура короля казалась большинству жителей страны необходимой для обеспечения мирной трансформации Испании от диктатуры к демократии. Четыре десятилетия спустя монархия в глазах многих испанцев, напротив, превратилась в фактор, сдерживающий развитие страны. Дата стала поводом к проведению в стране ряда неофициальных опросов на тему: что лучше — монархия или республика? В 2018 году побеждает последняя. «Известия» разбирались, из-за чего народ разлюбил испанскую корону и к чему это приведет.

Неформальные соцопросы

2 декабря на центральной площади Мадрида Пуэрто-дель-Соль, в десяти минутах ходьбы от Королевского дворца, прошел неформальный референдум. У прохожих интересовались, какая форма правления — республика или монархия — предпочтительнее, по их мнению, для Испании. В тот же день подобные соцопросы прошли еще в 12 районах столицы и четырех округах рядом с Мадридом. Разумеется, опрос носил чисто символический характер, тем не менее его итоги можно назвать плохой новостью для монархии: 93% принявших участие в неформальном голосовании высказались за то, чтобы Испания стала республикой.

Автономный Университет Мадрида стал первым испанским вузом, в котором решили опросить студентов на злободневную тему. Позже аналогичные опросы прошли в десятке национальных университетов и институтов. И везде результат один: монархия проигрывает.

Государственный центр социологических исследований провел последний соцопрос на эту тему еще в 2015 году, и уже тогда восторженных настроений по отношению к королю и монархии не наблюдалось. К нынешней годовщине конституции настроения особо не изменились — недавно по заказу одного испанского сайта агентство YouGov провело свой соцопрос, который показал: за республику выступают 48% испанцев, 35% хотели бы сохранить монархию (остальные не определились). Но главное — 67% всех опрошенных поддерживают идею проведения не уличного, а официального референдума по этому поводу.

Стерпелось, слюбилось

Адольфо Суарес, первый испанский премьер в эру после диктатора Франко, уже уйдя с поста, как-то признался: в 1976 году многие иностранные лидеры советовали ему провести всенародный референдум, чтобы испанцы сами определили, нужна им монархия или республика.

— Но наши опросы говорили, что мы (сторонники монархии. — «Известия») потеряем... И я решил вписать слова «король» и «монархия» в закон 1977 года о политической реформе, — заявил экс-премьер в интервью 1995 года. Примечательно, что опубликовано это интервью было только в 2016 году.

Между тем в 1978 году большинство испанцев одобрило конституцию, утвердившую в Испании парламентскую монархию. Страна смирилась с наличием короля, а впоследствии даже полюбила его.

Одним из водоразделов стал 1981 год. В феврале группа путчистов попыталась устроить госпереворот, который во многом строился с расчетом если не на поддержку короля, то как минимум на его молчаливое согласие. Однако Хуан Карлос I решительно выступил против, призвав армию сохранить верность демократической конституции. Путч сдулся практически сам собой. 

Все последующие десятилетия Хуан Карлос I, с тех пор упрочивший отношение к монархии как символу единства и стабильности нации, продолжал пользовался большим уважением в обществе. В 2000-х он не играл особо активной роли в политической жизни Испании, но если и появлялся на публике, то по принципу «редко, но метко».

Так, в ходе Испано-иберийского саммита в Чили в 2007 году обычно сдержанный король вспылил и прямым текстом предложил ныне покойному президенту Венесуэлы Уго Чавесу «заткнуться». За то что тот превысил регламент и превратил встречу в некрасивую перепалку с испанским премьером. А позднее, когда слово взял глава Никарагуа Даниэль Ортега, с порога ставший критиковать испанские компании за «эксплуатацию латиноамериканцев», Хуан Карлос демонстративно вышел из зала, громко хлопнув дверью.

Хуан Карлос I, Испания

Хуан Карлос I

Фото: Getty Images/David Ramos

Жители страны поступок монарха поддержали, искренне восхитившись его ответом злопыхателям. В тот год рейтинг популярности монархии в Испании превышал 75%.

Но позднее для короля настали тяжелые времена. Сначала всплыла история, как Хуан Карлос I отправился в Ботсвану охотиться на слонов, а вернулся на родину на частном самолете со сломанной шейкой бедра. Разозлило народ не только лицемерие монарха — на тот момент он занимал пост почетного председателя испанского отделения Всемирного фонда дикой природы, — но и стоимость поездки. Охота обошлась в €44 тыс., то есть вдвое больше, чем среднегодовая зарплата в стране, охваченной массовой безработицей и экономическим кризисом.

И если в ХХ веке никто необходимость монархии не оспаривал, то в ХХI пресса и общество начали открыто задаваться вопросом, а для чего Испании нужен король. В попытке спасти ситуацию в 2014 году Хуан Карлос I отрекся от престола в пользу своего старшего сына Фелипе.

Раз король, два король

Однако уже к моменту перехода власти от Хуана Карлоса I к Фелипе VI в Испании наблюдались те же антимонархические настроения, что и сейчас. И всё же страна решила дать шанс новому королю. И начал он неплохо.

Одним из первых решений короля Фелипе, носящего титулы принца Астурийского, Жиронского и Вианского, герцога Монбланского, графа Серерского и сеньора Балагара, стало лишение его родной сестры Кристины титула герцогини Пальма-де-Майоркской. На тот момент суд доказал ее причастность к финансовым авантюрам мужа.

В отличие от отца и родственников Фелипе не был уличен ни в одном из скандалов, но свое Ватерлоо настало и для него. Им оказалась Каталония. После незаконного референдума о независимости автономии осенью 2017 года король в телеобращении к нации поддержал центральные власти. В самой Каталонии, да и не только, это было воспринято как предательство традиции политической нейтральности монаршей семьи. В итоге Фелипе VI не смог наладить диалог между Каталонией и Мадридом.

Испания, Каталония, Референдум

После незаконного референдума о независимости автономии осенью 2017 года король в телеобращении к нации поддержал центральные власти. В самой Каталонии это было воспринято как предательство

Фото: Global Look Press/ZUMAPRESS.com/Joan Valls

— Традиционно в Испании республиканские настроения очень сильны. И если короля уважали, то это было уважение именно к королю, а не к институтам монархии, — заявила «Известиям» эксперт по Испании ИМЭМО РАН Ирина Прохоренко.

За последние годы, по ее словам, у народа, что называется, накопилось: сказались негативные последствия глобального экономического кризиса, падение уровня жизни, сильно раздражали публику скандалы с королевской семьей. Предметом недовольства стали и расходы на ее содержание, ставшие достоянием гласности несколько лет назад. И хотя по меркам Европы, где существует еще десяток монархий, испанская — одна из самых скромных, суммы всё равно людей возмутили. К слову, согласно бюджету на этот год, содержание королевской семьи обошлось налогоплательщикам в €7,89 млн (для сравнения, бельгийские монархи стоят народу €36 млн).

— К прошлому королю относились по-другому, особенно в начале его правления, он внес большой вклад в демократизацию Испании. Сейчас же очевидно, что экономический кризис не преодолен до конца, не найдены пути урегулирования ситуации в Каталонии, — добавила Ирина Прохоренко. — Непопулярности монарху добавляет и политика протестной партии «Подемос», задающей тон дискуссиям о том, что демократизация достигнута не в полной мере.

Испанист Алехандро Квирога из университета Ньюкасла также считает, что в основе непопулярности монархии лежит экономический кризис 2008 года: он имел серьезные последствия, включая пересмотр всего политического статус-кво и появление прореспубликанского общественного движения, которое впоследствии было преобразовано в «Подемос» — новую левую республиканскую партию.

— Пересмотр политических и конституционных рамок сопровождался рядом коррупционных, сексуальных и других скандалов с членами королевской семьи. Замена Хуана Карлоса I на его сына Фелипе VI была попыткой смягчить последствия падения популярности монархии, но этот шаг не был полностью успешным, — сказал эксперт «Известиям».

Испания, Филипп VI

Коронация Фелипе VI

Фото: Global Look Press/ZUMAPRESS.com/Nacho Guadano

Вместе с тем многие в Испании по-прежнему считают сохранение монархии необходимым. Когда в этом году парламент Каталонии принял декларацию с осуждением короля и призывом устранить монархию, премьер Педро Санчес обратился в Конституционный суд с требованием признать декларацию недействительной. Хотя она и так не имела законной силы. Премьера-социалиста поддержала и оппозиционная ныне Народная партия, восприняв выходку каталонских парламентариев как «атаку на корону и, соответственно, конституцию».

— Монархия является составной частью испанской демократии, уже устоявшимся брендом, зачем отказываться, к ней надо относиться прагматично, — заметил в беседе с «Известиями» источник в правительственных кругах Испании. — К тому же упразднить монархию практически невозможно, это слишком сложный законодательный процесс.

Согласно закону, для внесения особо важных изменений в конституцию Испании — а статус государства относится именно к таким — поправки должны быть одобрены двумя третями в обеих палатах парламента. После этого он распускается, в стране проходят досрочные выборы, и затем поправки должны утвердить 2/3 нового состава, после чего пересмотр конституции выносится на общенациональный референдум.

— На данный момент трансформация кажется сложной, для этого потребуются конституционные изменения и межпартийная поддержка. Но, как мы знаем, в современной политике всё может очень быстро измениться, — сказал Алехандро Квирога.

Разумеется, трудности в решении задачи прекрасно понимают и противники монархии. Но бездействовать они не хотят, а потому продолжают проводить на улицах неформальные соцопросы. Рассчитывая, что когда-нибудь испанцам всё же позволят высказаться на тему государственного строя официально.