Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Главный слайд
Начало статьи
Контора спишет: почему Тереза Мэй осталась премьером еще на год
2018-12-13 12:11:07">
2018-12-13 12:11:07
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

В среду, 12 декабря, в британском парламенте состоялось голосование по вопросу о вотуме недоверия премьер-министру страны. Противники Терезы Мэй на этот раз оказались в меньшинстве, что дает ей право занимать свой пост еще как минимум 12 месяцев. Впрочем, голосование показало, насколько силен сегодня накал внутри- и межпартийной борьбы. Подробности — в материале «Известий».

«По правде сказать, я бы хотела повести партию на новые выборы. Но я понимаю, что этого не случится».

Весьма возможно, что эта короткая фраза, сказанная премьер-министром Терезой Мэй перед голосованием о доверии ей в рядах парламентской фракции консерваторов, изменила всё. Голосование и подсчет заняли три часа, и в полночь по Москве результаты наконец были объявлены. 200 голосов в поддержку премьера, 117 против. Тереза Мэй остается у власти и еще минимум год может не опасаться отставки из-за внутренней фронды: правила дают ей годичный иммунитет от новых попыток голосования о недоверии.

Это, впрочем, не помешало противникам Мэй объявить о своей победе. Особо старался Джейкоб Рис-Могг, глава группы европейских исследований, давно метящий в премьерское кресло. «После такого результата Мэй следует подать в отставку», — объяснял он журналистам. Есть, однако, большие сомнения в том, что за словами стоят реальные намерения.

Еще годик

«Если будут выборы, я свою кандидатуру выставлять не буду», — объявил Рис-Могг прямо перед голосованием о доверии Мэй. Ярый критик премьера, не раз заявлявший о намерении возглавить партию, внезапно сдулся, когда дошло до дела. И ладно бы проблема была в одном Рис-Могге — человеке удивительном даже по меркам британской политической жизни, пытающемся изображать из себя идеального тори XVIII века и демонстративно высказывающемся в самом консервативном духе по любым вопросам повестки дня.

Другие, менее одиозные персонажи, которые также претендуют на роль лидера правящей партии, — к примеру, бывший глава МИДа Борис Джонсон, — также воздержались от того, чтобы заявить о возможных претензиях на пост премьер-министра.

Меж тем еще несколько месяцев назад и Рис-Могг, и Джонсон прямо выказывали премьерские амбиции. Что же произошло?

Всему виной Brexit. Когда британцы летом 2016 года проголосовали за выход из ЕС, Евросоюз, казалось, стоял на пороге краха. Евроскептики поднимали голову почти во всех странах блока, официальный представитель МИД России Мария Захарова даже изобрела термин Whoexit для обозначения процесса постепенного выхода из состава ЕС одного государства за другим. Британцы, казалось, первыми сообразили, что время покидать тонущий корабль, и застолбили самое удобное место в спасательной шлюпке, откуда открывался чудесный вид на катастрофу Евросоюза.

Премьер-министр Великобритании Тереза Мэй

Премьер-министр Великобритании Тереза Мэй

Фото: REUTERS/Peter Nicholls

Но катастрофы не последовало. Еврооптимисты сумели собраться и дать бой — и неожиданно его выиграли. Популистская волна позволила правым и левым евроскептикам улучшить свои результаты на выборах, но традиционная бюрократия оказалась на удивление живучей и сохранила власть в своих руках. Победа Макрона, яростного сторонника сохранения ЕС, на выборах во Франции стала знаковой: она продемонстрировала, что Евросоюз оправился от первого шока и что большинство его обитателей предпочитает жить пусть в протекающем, но пока стоящем едином доме, чем разбегаться по разным хижинам.

Соответственно, изменилась и тональность переговоров Брюсселя и Лондона. Изначально британцы всерьез рассчитывали, что им удастся убить двух зайцев одним ударом: выйти из ЕС так, чтобы сохранить все права (в первую очередь доступ на льготных условиях к европейскому рынку) и в то же время избавиться от обязанностей. Тогда у евробюрократов хватило силы духа не пойти на уступки. Сейчас, когда ситуация изменилась кардинально, в роли слабой стороны оказались уже британцы.

Терезе Мэй не позавидуешь — положение у нее хуже губернаторского. Ее основная задача на внешнеполитической арене — заключить с ЕС сделку, устраивающую британский бизнес и элиты, причем сделать это на самых выгодных условиях. Уже понятно, что выгодных условий не будет; не факт, что сделка вообще состоится. Внутриполитические противники Терезы Мэй, соответственно, используют ее затруднительное положение, чтобы безболезненно набирать себе рейтинг, критикуя премьера-неудачницу.

Нужно отдать Мэй должное: невзирая на всю критику, она упорно прокладывает путь стране к выходу из ЕС, а себе — в историю.

Не сдаваться

Есть люди, которые не блещут ни во внешней, ни во внутренней политике, но при этом обладают удивительным талантом: умеют при любых обстоятельствах оставаться у власти. Тереза Мэй как раз из таких. Достаточно вспомнить кампанию по выбору лидера консервативной партии в 2016 году, когда Мэй блестяще обыграла ошибку своей соперницы Андреа Ледсом: та, будучи матерью троих детей, упомянула, что «материнство означает серьезную заинтересованность в лучшем будущем для страны».

Эта невинная фраза тут же попала под огонь критики консервативных СМИ, близких к бывшему премьеру Дэвиду Кэмерону и, соответственно, к Терезе Мэй, которую тот видел своей преемницей на посту лидера партии. Ледсом обвинили в том, что она намекнула на бездетность Мэй; хотя сама Андреа яростно это отрицала, было уже поздно. На выборах она вышла в финал — но с 84 голосами против 199 у Терезы Мэй; осознав бесперспективность борьбы, объявила о снятии кандидатуры и была вознаграждена портфелем министра окружающей среды, продовольствия и сельского хозяйства.

Андреа Ледсом

Андреа Ледсом

Фото: Global Look Press/Tom Nicholson

Мэй и в дальнейшем искусно вела политическую игру. Она сумела сохранить кабинет после ухода 9 июля 2018 года двух мятежных министров: по выходу Великобритании из ЕС — Дэвида Дэвиса и иностранных дел — Бориса Джонсона. Дэвис и Джонсон подали в отставку, объявив о несогласии с «капитулянтской» позицией премьера по Brexit. Тогда партия тоже была в одном шаге от кризиса, но Тереза тут же назначила новых министров, продемонстрировав, что не будет отклоняться от курса. Такая решительность произвела впечатление: противники Мэй внутри партии так и не смогли собрать необходимого числа голосов, чтобы инициировать процесс отставки.

Тереза Мэй ведет страну к Brexit последовательно и целеустремленно и при этом максимально долгим путем. Она отлично понимает, что нынешняя премьерская должность — вершина ее политической карьеры и что сразу после Brexit ее быстро и безжалостно отправят в отставку (и в том случае, если паче чаяния будет проведен второй референдум и Brexit все-таки отменят, — тоже). Как следствие, перед главой кабинета стоят две взаимоисключающих задачи: войти в историю, исполнив волю британского народа, и как можно дольше не выпускать из рук бразды правления. Их она пока успешно выполняет.

Ее критиков эта ситуация целиком и полностью устраивает. В ситуации Brexit премьер — должность одноразовая: на нее назначают человека, у которого одна задача — вывести Британию из Евросоюза. Руководить страной после этого будут уже другие люди — и именно эту роль, премьера-после-выхода, примеряют сейчас на себя и Джонсон, и Рис-Могг, и ряд других видных консерваторов. Поэтому, как бы ни критиковали они Мэй, как бы ни злословили на ее счет, убирать с поста лидера партии никто из серьезных игроков ее на данном этапе не хочет. Сама Тереза специфику своего положения, судя по всему, отлично понимает: ее заявление о том, что она покинет пост лидера до следующих выборов, тому подтверждение.

Демонстранты напротив здания парламента в Лондоне, против Brexit 

Демонстранты напротив здания парламента в Лондоне, против Brexit 

Фото: REUTERS/Simon Dawson

Проблема в другом: кто сменит Терезу Мэй после ее отставки? Пока о своих премьерских амбициях заявляли только яркие популисты, которые могут рассчитывать на поддержку правого крыла партии и ярых консерваторов в ее рядах. Умеренные политики, составляющие в партии большинство, сейчас поддерживают Мэй. Если эта группа не найдет ей подходящего преемника, который сможет справиться с трудными задачами, которые встанут перед Британией по завершении Brexit, партия рискует оказаться в глубоком кризисе.

Ожидание слева

Пока консерваторы пытаются разобраться со сложными вопросами лидерства, находящиеся в оппозиции лейбористы снимают сливки со сложившейся политической ситуации. Глава партии — неистовый Джереми Корбин, настоящий левый на фоне неолейбористов Тони Блэра, успешно справился с недовольными в собственной партии и теперь ждет. Время играет на него: как бы ни вела себя Тереза Мэй, любой ее шаг может стать мишенью для критики. Слишком мягкий или слишком жесткий Brexit, излишняя уступчивость или чересчур жесткая позиция на переговорах с Брюсселем — лейбористы ругают консервативный кабинет буквально за всё.

Теоретически у Корбина положение тоже довольно сложное: с одной стороны, лейбористы традиционно выступали против Brexit, с другой — Джереми Корбину приходится учитывать мнение своих избирателей, многие из которых — простые пролетарии, «синие воротнички», мелкие фермеры — голосовали за выход из ЕС, чтобы избавиться от конкуренции со стороны европейцев. Пока Корбин умудряется сидеть на двух стульях: статус лидера оппозиции ему это позволяет.

Премьер-министр Великобритании Тереза Мэй

Премьер-министр Великобритании Тереза Мэй

Фото: REUTERS/Yves Herman

Момент истины для лейбористов настанет в 2022 году, когда в Британии пройдут новые общенациональные выборы. Если консервативная партия и дальше будет заниматься внутренними распрями, а оппозиция осторожно и разумно набирать политические очки, лейбористы могут сделать то, что еще пару лет назад казалось невозможным: продвинуть «красного Корбина» в премьер-министры новой, постевропейской Британии — «Британской Империи 2.0», как обозвал ее когда-то один из консервативных членов парламента. Ведь, чем бы ни кончился Brexit, у Джереми Корбина в запасе есть козырь. Он всегда может сказать: «Мы бы сделали это лучше».

 

Загрузка...