Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Порочный круг: почему буксует процесс северокорейского урегулирования

Эксперты пессимистично оценивают шансы на компромисс между США и КНДР
0
Фото: Global Look Press/Chris Jung
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

На этой неделе глава Пентагона Джеймс Мэттис сообщил, что Вашингтон и Сеул решили значительно снизить масштаб ежегодных военных учений Foal Eagle у берегов Корейского полуострова. Это должно способствовать разрядке ситуации в регионе. Казалось бы, жест вполне позитивный. Но всего за день до этого другой американский тяжеловес, глава Госдепа Майк Помпео высказал недовольство стремительным прогрессом в межкорейских отношениях и тем, что сближение двух Корей заметно опережает темпы продвижения КНДР к денуклеаризации. По мысли Вашингтона, излишне теплые связи Сеула и Пхеньяна  осложняют политику максимального давления США на КНДР и руководство республики становится менее сговорчивым. Правда, склонность к компромиссам не демонстрируют и сами Штаты, из-за чего декларируемая нормализация ситуации на Корейском полуострове в последнее время заметно пробуксовывает.

Орлу подрезали крылья

В предыдущие годы, когда США и Южная Корея проводили совместные военные маневры у Корейского полуострова, СМИ многих стран тут же бросались предсказывать рост напряженности в регионе и даже пророчили, что Северная Корея вот-вот отреагирует на них ракетным, а то и ядерным ударом. КНДР такие маневры у своих границ — с привлечением сотен тысяч военных обеих стран и с задействованием американских стратегических вооружений, конечно же, очень не нравились. Руководство страны, и не без оснований, считало всё это репетицией военного вторжения на свою территорию и нередко приравнивало маневры Вашингтона и Сеула к «объявлению КНДР войны».

Даже президент США Дональд Трамп по итогам своей исторической встречи с северокорейским лидером Ким Чен Ыном в Сингапуре летом этого года взял да и признал, что масштабные маневры Вашингтона с Сеулом действительно «очень провокационны». И даже пообещал их в будущем свернуть — к удивлению, а то и шоку своих же военных.

На фоне затеянной почти год назад разрядки обстановки на Корейском полуострове и продолжающихся попыток решить проблему дипломатическими методами союзники уже отменили или временно заморозили ряд совместных военных учений. А на этой неделе США объявили о новом шаге на пути к разрядке.

— Foal Eagle («Молодой орел») будут немного реорганизованы, чтобы сохраниться на уровне, который не будет пагубен для дипломатии, — заявил в среду глава американского военного ведомства Джеймс Мэттис.

Насколько существенно будет в итоге сокращено число привлекаемых к учениям военнослужащих (в последние годы достигавшее 300 тыс. южнокорейцев и около 10 тыс. американцев), шеф Пентагона пообещал рассказать позднее.

Потому что нельзя быть активной такой

С одной стороны, намерение уйти от крупномасштабных маневров вблизи КНДР стало бесспорным позитивным шагом в сторону Пхеньяна. А заодно и знаком единства двух союзников в решении проблем Корейского полуострова. К слову, заявление Мэттиса прозвучало сразу после встречи в Вашингтоне двух высокопоставленных дипломатов из РК и США, курирующих северокорейскую тематику. Тогда Сеул и Вашингтон договорились создать двустороннюю рабочую группу для «сверки часов» и синхронизации действий в отношении КНДР.

С другой стороны, буквально 20 ноября госсекретарь Майк Помпео сделал заявление, которое, по сути, обнуляет этот скромный шаг навстречу. По его словам, США четко объяснили Южной Корее, что прогресс в межкорейских отношениях не должен опережать мир и денуклеаризацию Северной Кореи. «Мы рассматриваем эти два процесса как тандем», — подчеркнул Помпео.

В последние месяцы Южная Корея стремительно выстраивала отношения с соседом. Своего рода апофеозом примирения стала третья по счету встреча лидеров двух Корей Мун Чжэ Ина и Ким Чен Ына в сентябре, на которой они договорились о соединении железных и автодорог между двумя странами, совместных командах на разного рода международных спортивных соревнованиях, но главное — о конкретных мерах доверия в военном плане. С тех пор артиллерийские стрельбы и полеты военных самолетов в районе границы были прекращены, а по обе стороны 38-й параллели началось активное сворачивание погранзастав и разминирование.

Но дальнейшее развитие связей двух Корей, особенно в экономической части, уперлось в проблему санкций, действующих против Пхеньяна. И в Сеуле стало расти недовольство тем, что США не очень-то и стараются вслед за Сеулом улучшить отношения с Северной Кореей. Тем более что, сделав шаг вперед, Вашингтон вслед за тем делал два шага назад.

К примеру, в начале ноября Майк Помпео, в чьи задачи входит согласование второго саммита Трампа с Кимом, отменил в последнюю минуту встречу с высокопоставленным северокорейским чиновником Ким Ен Чхолем в Нью-Йорке, сославшись на несостыковку в графиках. Ранее, свернув или сделав менее масштабными маневры с южнокорейцами, Вашингтон провел военные учения с японцами. И хотя они были преимущественно нацелены на сдерживание Китая, реакция на них в КНДР также была негативной.

Наконец, невзирая на декларируемый настрой на улучшение отношений с КНДР, США в конце августе продлили запрет на поездки своих граждан в эту страну, не дав зеленый свет на визит туда представителей американских гуманитарных организаций. Хотя его отмена, не стоив США ровным счетом никаких усилий, дала бы важный позитивный сигнал Пхеньяну.

В итоге, крайне непростые отношения США с КНДР приросли взаимными претензиями Сеула и Вашингтона друг к другу. 

Дальше только хуже

Большинство экспертов крайне пессимистично оценивают дальнейшие шансы на компромисс между США и КНДР.

Вашингтон по-прежнему считает, что вопрос о смягчении санкции и других возможных «пряниках» можно будет всерьез ставить на повестку дня только после разоружения Северной Кореи. Недавно вице-президент США Майк Пенс заявил в интервью NBC News, что, когда Ким Чен Ын встретится с Трампом во второй раз, он «в обязательном порядке» должен представить достоверный список всех ядерных объектов в КНДР.

В свою очередь, Северная Корея разумно полагает, что передача США перечня с расположением всех ядерных объектов на фоне отсутствия взаимного доверия будет равносильна капитуляции — ведь если что-то пойдет не так, на руках у противника будет план для удара по самым важным в КНДР объектам. И тут, кстати, опасения Пхеньяна находят абсолютное понимание не только у Сеула, Москвы и Пекина, но даже у ряда представителей американского истеблишмента. 

Экс-дипломат Роберт Карлин, участвовавший в американо-северокорейских переговорах с 1992 по 2000 год, признал: ожидать от Северной Кореи позволения на то, чтобы тысячи американских инспекторов разгуливали с проверкой по ее ядерным объектам, просто нереально. А бывший спецпредставитель США по Северной Корее Джозеф Юн и вовсе обвинил американских политиков не только в противоречивости позиций, но и в «излишней бескомпромиссности».

— Главная проблема во всем нынешнем процессе переговоров между США, требующих предоставить данные по всем объектам, и КНДР, требующей смягчения санкций, — в том, кто первым пойдет на уступку другому, — сказал «Известиям» эксперт по делам Корейского полуострова из стокгольмского Института политики безопасности Ли Сан Су.

Но сделать шаг первым, по его мнению, не может себе позволить ни товарищ Ким, ни господин Трамп — каждый из них вынужден действовать с оглядкой на внутриполитическую ситуацию в своих странах.

— Американские консерваторы вечно критикуют президента за политику в отношении КНДР, что бы Трамп ни говорил. А он утверждает, что действует лучше, чем Барак Обама, ведь это заметно по отсутствию ракетно-ядерных испытаний, возврату американских пленников из КНДР и передаче на родину останков солдат США, — отметил Ли Сан Су. — Но когда New York Times сообщает о неких секретных ядерных полигонах в Корее, Трампу, по сути, нечем крыть, кроме как отметать эти новости как фейковые.

С оглядкой на внутреннюю аудиторию действует и Ким Чен Ын. Сместив акцент с традиционной нацеленности экономики на военные нужды в сторону большей  либерализации, лидер КНДР должен демонстрировать экономические успехи — как населению, так и элите, чтобы сохранить ее лояльность. А экономические успехи в условиях санкций — труднодостижимая цель. Именно поэтому Ким так охотно и пошел на сближение с Южной Кореей. Что, в свою очередь, теперь крайне раздражает Вашингтон, считающий, что стремительное межкорейское потепление размывает американскую политику «максимального сдерживания» КНДР.

— До тех пор, пока отсутствие доверия между Соединенными Штатами и Северной Кореей сохраняется, мы так и будем просто ходить по порочному кругу, — заметил недавно южнокорейский депутат Ли Су Хек, возглавлявший переговоры РК с Севером полтора десятилетия назад.

При этом рецепта, как разорвать этот порочный круг, нет ни у одной из сторон. 

 

Прямой эфир

Загрузка...