Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Главный слайд
Начало статьи
Негативный СУАР: зачем в КНР строят спецлагеря для нацменьшинств
2018-11-19 16:58:46">
2018-11-19 16:58:46
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Китай выступает резко против вмешательства других стран во внутренние дела республики и введения санкций за предполагаемое нарушение прав человека в Синьцзяне. Об этом «Известиям» заявил советник информационного отдела МИД КНР Ю Дуньхай. В последние дни внимание к так называемым центрам переподготовки, где этнических уйгуров учат китайскому языку и помогают им интегрироваться в общество, заметно возросло. И пока западные страны заявляют о нарушениях прав человека в регионе, другие — в основном мусульманские — государства довольно осторожны в высказываниях по этой теме. В Совете муфтиев России отметили внимание властей КНР к религиозным потребностям мусульман, однако добавили, что вопрос о Синьцзяне будет поднят на встрече с китайскими коллегами. 

Внутреннее дело на внешней арене 

Сообщения о том, что сотни тысяч мусульман из Синьцзян-Уйгурского автономного  района (СУАР) без суда и следствия ссылаются в закрытые трудовые лагеря, появляются в западной прессе еще с прошлого года. Ко второй половине 2018-го число статей о массовых нарушениях прав человека в этом регионе КНР резко увеличилось. В августе правозащитная комиссия ООН заявила о получении «заслуживающих доверия свидетельств о том, что миллион или более уйгуров в Китае содержатся в тайных лагерях для интернированных».

С тех пор поток критики в адрес КНР увеличивался по нарастающей. На прошлой неделе послы 15 стран под эгидой Канады рассказали Reuters о письме к властям СУАР, в котором они требуют провести встречу для прояснения ситуации с нарушениями прав человека. Интересно, что посол США в подписании коллективного документа не участвовал, однако американские конгрессмены уже представили законопроект, предполагающий  введение санкций против Китая, появление «специального координатора» по Синьцзяну и запрет на поставки Пекину технологий, которые могут использоваться при слежке за местным населением.

— Вопрос Синьцзяна — внутреннее дело Китая. Наша последовательная позиция заключается в том, что мы выступаем против вмешательства в нашу внутреннюю политику. Точно так же мы неизменно выступаем и против любых односторонних санкций, — комментируя критику США и западных стран, заявил «Известиям» советник информационного отдела МИД КНР Ю Дуньхай.

Военный патруль на улице города Кашгар в Синьцзян-Уйгурском автономном районе

Военный патруль на улице города Кашгар в Синьцзян-Уйгурском автономном районе

Фото: REUTERS/Thomas Peter

Считая события в Синьцзяне своим внутренним делом, Китай долгое время никак не комментировал упреки и обвинения со стороны Запада. Но в середине октября власти страны впервые признали: в автономном районе действительно есть «центры профессионального образования и переподготовки», где этнических уйгуров учат китайскому языку, помогают интегрироваться в общество и дают профессию.

Буквально на следующий день после сообщений о письме западных послов пресс-канцелярия Госсовета КНР опубликовала «Белую книгу об охране и развитии культуры в Синьцзяне». Пекин, будучи многонациональным государством, «неизменно уважает свободу религиозных убеждений и культурную самобытность уйгуров и других нацменьшинств», говорится в ней.

Первый замглавы Совета муфтиев России Рушан Аббясов, входящий в рабочую группу Совета по взаимодействию с религиозными объединениями при президенте, отметил, что Cовет муфтиев и Духовное управление мусульман РФ находятся в тесном контакте с официальными мусульманскими организациями КНР.

— В Китае мы наблюдали довольно развитую мусульманскую инфраструктуру. Только в Пекине действуют десятки мечетей, работают исламские учебные заведения, множество халяльных заведений общественного питания. Уверен, всёе это невозможно без участия государства и его поддержки, — сказал «Известиям» Рушан Аббясов. — В Синьцзяне на протяжении более чем полувека идут сложные интеграционные процессы, связанные в том числе с массовой миграцией населения из внутренних провинций, изменения привычного этнического состава. В любом случае на официальных переговорах с китайской стороной этот вопрос будет поднят.

Террор, он и в Китае террор

Одна из ключевых причин, которой КНР объясняет необходимость существования спецлагерей для населения Синьцзяна, — борьба с терроризмом и радикальным экстремизмом.

Отношения уйгуров-мусульман с центральными китайскими властями были непростыми всегда. В Синьцзяне давно наблюдалось неприятие ханьцев (титульной нации КНР) как чужаков, а теракты случались еще в 1990-х, напомнил «Известиям» эксперт-китаист из ИМЭМО Александр Ломанов. Но если в прошлом большинство таких атак совершали одиночки, действовавшие против полиции и властей, то уже в начале нынешнего десятилетия произошла смена тренда. В целях устрашения уйгуры-экстремисты начали устраивать теракты против мирного населения. Одними из самых резонансных случаев стал наезд джипа на пешеходов на площади Тяньаньмэнь в 2013 году и нападение десятка вооруженных мужчин на пассажиров железнодорожной станции в Куньмине годом позже.

— Из-за событий на Ближнем Востоке стал меняться и религиозный фон в Синьцзяне. В регион стали проникать экстремистские течения, и китайские власти озаботились тем, чтобы противопоставить этому встречное воспитательное влияние — бороться не с последствиями, а пытаться воздействовать на сознание людей, когда еще не поздно, — сказал эксперт «Известиям». — При этом речь не шла о каком-то трудовом ГУЛАГе, где люди подвергаются карательному воздействию, с утра до ночи ворочая камни.

Бойцы специального подразделения полиции Китая во время антитеррористической операции в Синьцзян-Уйгурском автономном районе

Бойцы специального подразделения полиции Китая во время антитеррористической операции в Синьцзян-Уйгурском автономном районе

Фото: REUTERS

Разгром ИГИЛ (запрещена в РФ) в Сирии и Ираке вызвал у Пекина опасения, что радикальный ислам проникнет в Синьцзян. По примерным оценкам сирийского посла в КНР, в пиковый период в арабской стране воевало порядка 5 тыс. уйгуров. С окончанием боевых действий в Сирии они стали возвращаться на родину.

— Китайским властям нужно было сделать так, чтобы искры, которые будут залетать через границу, падали не на сухую солому, вызывая пожар, а сразу потухали, не получая подпитки, — заметил Александр Ломанов.

С этой целью весной 2017 года центральные власти приняли закон о противодействии экстремизму в СУАР — одной из  мер по борьбе с терроризмом документом и стали центры переподготовки местного населения. 

Перегибы с бородой

Отчасти критика властей КНР справедлива. В борьбе с исламским радикализмом в Синьцзяне обнаружились определенные перегибы вроде запрета на ношение мусульманской одежды, регламентации позволенной длины бороды и повсеместного видеонаблюдения. К тому же, все это попало на «старые дрожжи»: со времен событий на площади Тяньаньмэнь в 1989 году Китай давал немало поводов для упреков в неуважении к правам человека.

— Пекин, правда, каждый раз отрицал все обвинения и называл ситуацию «внутренней» проблемой, не принимая никакой иностранной критики, — напомнил «Известиям» специалист по уйгурскому вопросу, эксперт департамента азиатских исследований чешского Университета имени Палацкого в городе Оломоуц Мартин Лавичка. — Хотя сейчас всё больше людей начинают выражать свое беспокойство по поводу политики КНР, я все еще довольно пессимистично отношусь к реакции Китая. Страна, особенно при нынешним руководстве, гораздо менее склонна обсуждать какие-либо противоречивые вопросы.

Демонстрация в Стамбуле против политики Китая в отношении уйгуров в Стамбуле

Демонстрация в Стамбуле против политики Китая в отношении уйгуров

Фото: Global Look Press/Kemal Aslan

При этом чешский эксперт признал, что педалирование темы нарушений прав человека со стороны США может быть связано и с политической конъюнктурой.

— Важно иметь в виду, что любая сверхдержава, будь то США, Китай или Россия, всегда следует своим конкретным геостратегическим целям. В продолжающейся «торговой войне» между США и Китаем повышенное внимание к правам человека может помочь Вашингтону восприниматься в мире в качестве стороны с более правыми целями, — заметил эксперт.

Примечателен и тот факт, что большинство мусульманских стран хранят по теме Синьцзяна молчание. Это может быть связано как с экономическими интересами, так и схожими проблемами экстремизма и сепаратизма. Организация Исламского сотрудничества, к примеру, не приняла никакого отдельного заявления по уйгурской теме. И даже президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган, в 2009 году называвший беспорядки на национальной почве в столице СУАР Урумчи геноцидом уйгуров, в 2018 году на эту тему не высказывается.

 

Загрузка...