Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Павел Шэн: «В «Югре» Захаркин как психолог нам очень помогал»

Нападающий «Салавата Юлаева» и молодежной сборной России — о работе в Ханты-Мансийске с бывшим тренером сборной России, атмосфере в уфимском клубе и своих китайских корнях
0
Фото: fhr.ru
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Прошлой ночью молодежная сборная России по хоккею отправилась в Канаду, где 5–15 ноября примет участие в традиционной серии из шести матчей со сборными местных юниорских лиг — CIBC Canada Russia Series. Для подопечных Валерия Брагина это будет один из ключевых этапов подготовки и проверки кандидатов накануне молодежного чемпионата мира, который пройдет в Монреале во время новогодних праздников.

Накануне вылета за океан молодежка провела несколько тренировочных дней на базе в Новогорске. Одним из наиболее статусных хоккеистов этого состава является 19-летний нападающий Павел Шэн. Он уже второй сезон выступает за команду Континентальной хоккейной лиги (КХЛ). В прошлом розыгрыше уроженец Уфы играл за ханты-мансийскую «Югру», которая по окончании сезона была исключена из КХЛ и перевелась во второй по значимости клубный турнир — Высшую хоккейную лигу (ВХЛ).

Летом Шэн вернулся в родной Башкортостан и готовился к сезону в фарм-клубе уфимского «Салавата Юлаева» — нефтекамском «Торосе», также выступающем в ВХЛ. С начала чемпионата КХЛ он тренируется в «Салавате», но пока получает немного игрового времени.

В интервью «Известиям» Шэн рассказал об атмосфере в клубе, китайских корнях своей семьи и впечатлениях от работы в «Югре» с бывшим старшим тренером сборной России Игорем Захаркиным.

— В плане готовности к выступлениям за молодежную сборную даже нечастые выходы на лед в матчах КХЛ полезны?

— Конечно, очень хочется играть больше. Но надо полностью выкладываться в то игровое время, которое тебе доверяет тренер. Всё равно даже такое небольшое количество матчей в КХЛ — это серьезный опыт. Я выходил на лед в играх с очень мастеровитыми командами. Не буду никого из соперников выделять — в КХЛ вообще нет слабых команд и игроков. Но многое отложил из тех встреч. Думаю, после такого уже готов играть за молодежную сборную.

— Могли этой осенью добиться для себя большего игрового времени в «Салавате»?

— Каждый хоккеист может сказать, что мог сыграть лучше. Я то же самое скажу про себя. Мог сделать гораздо больше за то время, что мне дали. Но не получилось выступить эффективней и полезней для команды. Поэтому надо работать дальше и прибавлять. А уже главный тренер решит, сколько мне доверить игрового времени. Я не буду жаловаться ни на что.

— Вы тренируетесь бок о бок с такими мастерами, как Линус Умарк, Антон Бурдасов, Владимир Ткачев. Кто-то из них выделяется стремлением помогать вам и подсказывать, как действовать на льду во время занятий?

— Да нет. У нас кто-то особо не выделяется в этом плане. В «Салавате» в целом хорошая атмосфера. Все улыбаются на тренировках, прикалываются друг над другом. Позитив в команде присутствует, что разряжает обстановку во время тяжелых тренировок. Коллектив у нас собран очень хороший — все общаются друг с другом независимо от возраста или гражданства. Я стараюсь следить за игрой больших мастеров нашей команды, подсматривать за их действиями и тянуться к их уровню.

— Уровни «Югры» и «Салавата» сильно различаются?

— Это две разные команды. В Уфе очень серьезная конкуренция, и мне гораздо сложнее попасть в состав. В Ханты-Мансийске была такая ситуация, что тренер доверял и проверял молодых. Анатолий Анатольевич Емелин давал мне немало шансов в прошлом сезоне, за что ему огромное спасибо. Но в «Салавате» другие турнирные задачи и состав, поэтому надо сделать гораздо больше, чтобы получить место в составе.

— Как вам работалось в начале сезона в «Югре» под руководством Игоря Захаркина?

— Я работал с Захаркиным на сборах и предсезонных турнирах, затем был в заявке в четырех первых играх сезона, но ни в одной из них не сыграл. Дальше меня отправили в Молодежную хоккейную лигу (МХЛ), и я набирался игровой практики в «Мамонтах Югры». Могу сказать о Захаркине, что он такой человек, который вносит в команду много позитива. Вроде никто со стороны не верил перед сезоном в «Югру», а Игорь Владимирович старался нас убедить, что мы можем добиться успеха. Постоянно говорил: «Вы не плохие — вы хорошие игроки. Вы должны просто поверить в себя». Как психолог Захаркин очень нам помогал.

— Почему это не помогло добиться результатов?

— Я еще слишком молод, чтобы рассуждать на такие темы.

— Летом прошлого года понимали, что перед командой стоит задача сделать невозможное и с помощью спортивных результатов спасти по сути приговоренный к исключению из КХЛ клуб от путевки в ВХЛ?

— Нам говорили, что «Югру» могут убрать в ВХЛ. И в СМИ постоянно шли такие разговоры. И мы понимали, что должны сыграть чуть выше своих возможностей, чтобы выйти в плей-офф. Но не зацикливались на этом. Старались выходить на лед и делать свою работу. Очень обидная ситуация произошла в итоге. Я расстроился, что «Югру» убрали из КХЛ. Там были очень хорошие условия для работы, отличная система подготовки молодых.

— Их школа и фарм-клуб «Мамонты Югры» действительно так сильны, как говорят?

— Если сейчас посмотреть на результаты тех же «Мамонтов Югры» в Молодежной хоккейной лиге (МХЛ), то они всё равно продолжают идти в лидерах регулярного чемпионата. И это после того, как в межсезонье они продали и обменяли в другие клубы много хоккеистов, очень серьезно обновив состав. И играют в основном своими воспитанниками. А из школы многих игроков начинают подтягивать в юниорские сборные. Там трудятся люди, которые любят свою работу. Они поставили цель быть клубом, о котором будут говорить все. И идут к этой цели. Развивают молодежь, несмотря на то что их отправили в ВХЛ. У них всё равно есть кадры для сборной России.

— Как работается под началом главного тренера «Салавата Юлаева» Николая Цулыгина?

— Очень позитивная атмосфера. Работаем в условиях, когда тренерский штаб готов уделять внимание каждому хоккеисту, объяснять ему, в чем нужно прибавлять. Я не был в расположении «Салавата Юлаева» летом — предсезонку проходил в фарм-клубе «Торос». Но когда после поездки с молодежной сборной на Турнир четырех наций меня перевели из ВХЛ в «Салават», я сразу ощутил разницу с «Югрой» — позитив через край идет. Хорошее настроение на тренировках и играх, поэтому и стартовали в регулярном чемпионате КХЛ мы удачно — на этой волне у команды получалось почти всё.

— В «Югре» такого не было?

— Да, я сказал, что Захаркин старался создавать позитивную атмосферу. Но команде это не до конца передалось. Когда в ходе сезона шли серии поражений, мы уходили в себя. Нам надо было как-то переламывать ситуацию, потому что болельщики смотрят на нас и ждут побед. Тяжело было это всё выбросить из головы. А «Салават» с начала нынешнего сезона был на ходу, одерживал победу за победой, поэтому и без того хорошее настроение в команде только улучшалось.

— Ваш дедушка приехал в Россию из Китая. В семье сохранились китайские традиции?

— Я был очень маленьким, когда он умер. И почти не запомнил его. Как рассказывали родители, дед со своими братьями приехал в Россию, они женились на русских девушках. И все родственники по их линии сейчас проживают в Уфе. Если есть выходные, мы их проводим в семейном кругу. У нас много родственников, и мы держимся вместе в одном городе.

Подписывайтесь на наш канал «Известия СПОРТ» в Twitter

 

Прямой эфир