Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Главный слайд
Начало статьи
Пригород-сад: зачем России нужны новые города
2018-08-20 18:17:50">
2018-08-20 18:17:50
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

В Карелии собираются построить новый город. Он расположится неподалеку от финской границы. Название города Алхо — также взято из финского языка и означает «низина». Впрочем, оценить даже примерную стоимость этого проекта пока сложно. Действительно ли строить новые города на месте пустырей проще, чем развивать старые — разбирался портал iz.ru.

Отель и университет 

Куриекское поселение, где расположится новый город, находится на берегу Ладожского озера. От него до границы с Финляндией около 45 км и чуть больше часа в пути. Сейчас в поселке проживает всего 65 человек. Помимо жилых домов в городе будет построено несколько градообразующих предприятий. Там появятся школы, университет, тематические парки и объекты гостиничного бизнеса. Разработкой городской планировки займется «Петербургский НИПИГрад». Эта же компания выступит в качестве девелопера. Площадь нового города составит около пяти га.

Генеральный директор «Петербургского НИПИГрада» Юрий Кириенков рассказал порталу iz.ru, что планируемое число жителей города составит 25–30 тыс. человек. В настоящий момент идет определение основных параметров застройки, а также экономических показателей.

Ладожское озеро, республика Карелия

Фото: ТАСС/Интерпресс/Сергей Куликов

— Определяются инженерные ресурсы, производится топографическая съемка местности. Границы территории определены пока предварительно, они будут корректироваться. Предложение будет направлено в правительство РФ для утверждения, — отметил Кириенков. По его словам, финансированием конкурса займется фонд им. академика Валентина Назарова. Принять участие в проекте смогут как российские, так и иностранные компании.

В рамках строительства запланировано возведение речного порта в Якимваарском заливе Ладожского озера и реконструкция железнодорожных путей, в том числе создание станции Алхо, а также возможное строительство автовокзала, аэропорта, вертолетных площадок и канатной дороги. Создатели проекта считают, что город должен развиваться в формате территории опережающего социально-экономического развития и привлекать инвесторов из Финляндии.

С китайцами не получилось

Это не первая попытка построить приграничный город с нуля, однако предыдущая успехом не увенчалась. Новый город планировали возвести на границе с Китаем на базе приграничного поселка Забайкальск. О грандиозных планах превращения небольшого поселка в новый мегаполис заговорили еще в 2011 году. Строительством «Экономик-сити» в Забайкальском крае должна была заниматься столичная компания «Олимпик сити». Экономгород должен был расположиться на 40 га земли. По планам инвесторов, в городе собирались построить новый вокзал, аэропорт, филиалы музеев и консерватории, а также несколько отелей. Позаботились и о рабочих местах. Предполагалось создание градообразующих предприятий, которые могли бы обеспечить работой свыше 27 тыс. человек. Рассчитывали, что строительство повысит туристическую привлекательность региона.

— Больше половины грузовых перевозок проходит через Забайкальск. В отличие от любого другого места на границе Российской Федерации с другими странами, этот поселок наделен потенциалом для успешного развития логистического комплекса. Сегодня это используется частично. Во-вторых, ресурсный потенциал, который есть в целом в нашей стране. Если рассматривать этот потенциал в соприкосновении с огромной экономикой Китая, с логистическим потенциалом, который здесь есть, он может выглядеть совершенно иначе, — рассказал председатель компании «Олимпик Сити» Дмитрий Рябов.

Фото: ИЗВЕСТИЯ/Александр Казаков

Проект согласовали с краевыми властями, подписали соглашение о формировании особой экономической зоны. Реализовывать планировали на условиях государственно-частного партнерства, то есть с привлечением как частных инвестиций, так и бюджетных средств.

Однако, несмотря на достигнутые договоренности, этим планам так и не суждено было сбыться. В декабре 2016 года строительство экономгорода было заморожено еще на этапе проектирования. В пресс-службе губернатора Забайкальского края связали это решение с отсутствием активных действий со стороны инвестора.

Единственным крупным городом, построенным с нуля с начала века, стал Иннополис в Татарстане. Идею возведения высокотехнологичного города озвучил президент республики Рустам Минниханов. Современный наукоград открылся в 2015 году спустя три года с момента его основания. Изначально под строительство IT-деревни республиканские власти выделили почти 1,2 тыс. га земли. На них появились жилые дома, технопарк, университет и несколько корпусов общежитий.

Однако значительная часть территории Иннополиса до сих пор не застроена. В многоквартирных домах квартиры сдаются в аренду, купить жилье можно только в таунхаусах. По расчету властей, в созданной особой экономической зоне смогут работать до 60 тыс. сотрудников. Находится он в 40 км от Казани. По мнению урбаниста, автора блога «Город для людей» Аркадия Гершмана, этот факт не позволяет считать Иннополис полноценным отдельным городом.

— Иннополис недалеко от Казани находится. И в принципе там не то чтобы живут и работают люди, а ездят из Казани, — сказал Гершман iz.ru.

Эра дикой урбанизации прошла

По мнению Аркадия Гершмана, идея строить новый город «в чистом поле» себя изжила, потому что есть слишком много неудачных примеров подобных проектов на территории России.

— Эра дикой урбанизации, строительства новых городов прошла. И сейчас в России очень крупная проблема: слишком много моногородов в крайне депрессивном состоянии. А вывести их из него практически невозможно ввиду нежизнеспособности в современных условиях.

Той же точки зрения, апеллируя к европейскому опыту, придерживается урбанист, архитектор Архитектурной ассоциации Андрея Литвинова Варвара Лымарь.

— Можно вспомнить опыт Франции или Швеции, где строили в 1960-е годы очень активно города-спутники и вообще отдельные города с нуля. И многие из них, к сожалению, не превратились в города-сады. У Тулузы (Франция) в 1960-х построили Новую Тулузу, где сейчас живут в основном мигранты, — отметила Лымарь.

Варвара Лымарь, урбанист, архитектор

— Самый главный вопрос, когда мы строим город: «Кто туда поедет?» Картинку нарисовать можно любую. Вопрос, нужно ли это людям. Потому что люди едут туда, где у них есть возможности. К сожалению, чем большего размера город, тем, обычно, возможностей там больше. Если человек выбирает между городами, где не очень много возможностей и много возможностей, он может поехать в первый только в том случае, если ему предложат очень крупную зарплату.

— То же и с университетом, который там хотят построить. Для университета гораздо более привлекательно находиться в городе, к сожалению. Когда это не просто учебное заведение, куда ссылаются профессора и студенты, а когда из него хотят сделать некий аналог силиконовой долины, где может развиваться бизнес, для этого больше подходят крупные города, где больше людей и возможностей, — добавила архитектор.

Фото: ИЗВЕСТИЯ/Павел Кассин

Автор блога «Город для людей» придерживается даже более радикальной позиции в отношении переезда в маленький город. По его словам, высокой зарплатой не всегда удается заманить специалистов.

— С этим столкнулись в Штатах в 1980-х годах, когда крупные корпорации строили в пригородах свои офисы. Они стали замечать, что специалисты к ним особо не едут. Потому что не готовы променять городскую жизнь с большим набором различных услуг и возможностей на жизнь «в поле». Поэтому многие штаб-квартиры или были свернуты, или корпорациям приходилось строить практически города с нуля — чтобы привлечь специалистов: кафешки, парки, школы и т. п. Просто выяснилось, что это очень дорогое удовольствие, и только очень крупные корпорации могут позволить себе такое, — отметил Гершман в разговоре с iz.ru.

Он подчеркнул, что проблема моногородов, в развитие которых инвесторы не готовы вкладывать действительно большие деньги, в том, что отношение людей к качеству жизни изменилось, в том числе в России.

— Нельзя просто взять и привезти людей, как это делалось в советское время. Потому что сейчас люди более требовательны. Поменялись ценности и понимание жизни. Людей не привлечь просто высокой зарплатой. Им важно, чтобы дети ходили в хорошие школы. Им нравится гулять, ходить в кафе, кино и так далее. То есть набор того, что должно быть в городе, увеличился в разы. И чем специалист выше уровнем, тем его требования будут выше, — добавил собеседник издания.

В качестве единственного примера успешного моногорода, который не находится в стагнации, он упомянул Альметьевск. В татарстанском городе располагается штаб-квартира Татнефти, и при населении в 34 раза меньше, чем в Санкт-Петербурге, велодорожек здесь больше на 15%.

— Хотя его моноцентричность, то, что он специализируется на чем-то одном, хорошо чувствуется. И нынешней власти приходится много вкладывать денег в развитие общественных пространств, создание условий, чтобы он был интересен для разного рода бизнесов, людей. Чтобы выиграть конкуренцию за людей, — заключил блогер.

Варвара Лымарь из Архитектурной ассоциации Андрея Литвинова придерживается той точки зрения, что успешным маленький город «в чистом поле» может быть, только если рядом с ним добывается востребованный ресурс.

— Такие считаются успешными, но для этого нужно месторождение, — отметила она.

Фото: ИЗВЕСТИЯ/Александр Казаков

Рядом с предполагаемым новым городом месторождения есть, в том числе гранитные. Но и это, по мнению Лымарь, не является залогом успеха проекта. Она настаивает, что главный вопрос в людях.

— Всё-таки новые города сообразно строить в тех случаях, когда население неуклонно растет. Санкт-Петербург (спутником которого должен стать город Алхо) тоже растет, но не такими темпами, как росли города 100 лет назад, — сказала Варвара Лымарь.

Подмосковные кластера

Опыт строительства городов-спутников востребован и в Москве. Новые населенные пункты, появляющиеся в Подмосковье, рассчитаны преимущественно на то, что их жители будут ездить на работу в столицу. Малоэтажный город Новое Ступино пошел по сложному пути: там ведется строительство первой частной особой экономической зоны (ОЭЗ). На ее территории расположатся предприятия, специализирующиеся на фармацевтике, биотехнологиях, производстве продуктов питания и стройматериалов.

В правительстве рассчитывают, что это позволит стимулировать приток инвестиций и развивать Московскую область за счет создания новых рабочих мест. За три года там открылось около 20 предприятий, из которых 14 стали резидентами ОЭЗ. На общей площади в 1 тыс. га лишь треть занимает промышленный кластер, остальное отведено под жилую застройку, торговые комплексы, социальные и культурные объекты.

Еще один амбициозный проект на частных основах — строительство города Доброград во Владимирской области. Свое детище бизнесмен Владимир Седов позиционирует не иначе как «город-курорт». Строить его начали с нуля еще в 2014 году. Пока что по курортной части успехов больше, чем по городской: открылся отель, а будущих резидентов зовут попробовать «тест-драйв» дома.

Фото: ИЗВЕСТИЯ/Александр Казаков

Строительство планируют полностью завершить к 2022 году. Весь город состоит из нескольких улиц с таунхаусами и малоэтажными домами. Уже построили пятиэтажный медцентр, через год обещают открыть школу. Впрочем, основной проблемой частных городов остается ограниченное количество рабочих мест. Именно этот аспект прежде всего интересует потенциальных покупателей. Сомневающимся обещают помочь с трудоустройством в самом Доброграде или близлежащем Коврове — в компании «Аскона», которой руководил Седов.