Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Главный слайд
Начало статьи
Махровая халатность: убийство в Серпухове вскрыло системные проблемы
2018-07-26 17:56:07">
2018-07-26 17:56:07
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Жуткая трагедия в Серпухове, где от рук педофила погибла пятилетняя девочка, вновь напомнила о недоработке правоохранителей по части профилактики преступлений. Сигналы на извращенца поступали в полицию ранее, но изолировать мерзавца от детей никто и не подумал. Можно ли было предотвратить страшное преступление и кто виновен в том, что известные своими наклонностями маргиналы совершают преступления, разбирался портал iz.ru.

Кошмар в Серпухове

Пятилетняя дочь трудовых мигрантов из Таджикистана по имени Вайда пропала вечером в воскресенье, 22 июля. Вскоре выяснилось, что ребенка увел с детской площадки мужчина.

«Буквально за несколько часов поисков добровольцами поисково-спасательного отряда «Лиза Алерт» была обнаружена спортивная сумка, в которой находилось тело пропавшей девочки», — уточнили в подмосковном управлении СКР. Сумка лежала в лесополосе неподалеку от железнодорожного полотна.

В течение нескольких часов сыщики установили личность человека, который увел девочку с площадки. Им оказался 27-летний местный житель Александр Семин.

Судмедэксперты и следователи установили, что ребенка перед убийством изнасиловали. Предположительно, смерть наступила от асфиксии. По данным телеканала РЕН ТВ, убийца засунул в рот ребенку салфетку и вскоре девочка перестала дышать.

Местные жители во время прощания с убитой пятилетней девочкой у жилого дома в Серпухове

Фото: ТАСС/Бобылев Сергей

Телеканал также поговорил с бывшей подругой Семина. Женщина призналась, что главной причиной их разрыва пять лет назад стало неадекватное поведение мужчины. По ее словам, Александр в детстве был склонен к девиантному поведению — дрался в школе, вел себя агрессивно. Его родителям (он из благополучной семьи) приходилось переводить Семина из одного образовательного заведения в другое. Также у него были проблемы с коллективом в армии.

После того как девушка стала замечать за молодым человеком агрессивное поведение, она начала внимательно проверять его вещи и однажды обнаружила в портфеле несколько пакетиков, предположительно это были наркотики. Отказ от лечения зависимости и систематические побои со стороны Семина стали причинами их расставания, сказала женщина. Вместе с парой проживала дочь собеседницы от первого брака. Впрочем, бывшая подруга Семина не замечала за ним педофильских наклонностей.

Не в первый раз

Следствие только в начале расследования, но уже сейчас при поверхностной проверке обстоятельств преступления очевидно — Семин это не тот случай, когда о человеке говорят — «кто бы мог подумать». Местные жители сразу после задержания подозреваемого рассказали СМИ, что он уже был уличен при попытке противоправных действий.

«По результатам проверки, проведенной следственными органами ГСУ СК России по Московской области по информации СМИ о том, что задержанный по подозрению в убийстве девочки в городе Серпухове якобы и ранее пытался совершить противоправные действия в отношении детей, возбуждено уголовное дело в отношении бывшего участкового уполномоченного полиции ОУУПиПДН МУ МВД России «Серпуховское», который подозревается в превышении должностных полномочий (ч. 1 ст. 286 УК РФ)», — говорится в пресс-релизе подмосковного ГСУ СК.

По данным следователей, 6 июня прошлого года бывшему офицеру поручили проверку по факту заявления местной жительницы в отношении Семина. Женщина утверждала, что он пытался совершить насильственные действия сексуального характера в отношении ее малолетней дочери. Но участковый вынес постановление об отказе в возбуждении уголовного дела 4 июля 2017 года.

«В отношении Семина не было осуществлено уголовное преследование, и данное обстоятельство сформировало у него чувство безнаказанности, что привело к совершению им в ночь на 23 июля 2018 года особо тяжкого преступления в отношении пятилетней девочки», — говорится в сообщении регионального управления СКР.

Александр Семин, подозреваемый в убийстве пятилетней девочки в подмосковном Серпухове, во время рассмотрения ходатайства об аресте в Серпуховском городском суде

Фото: ТАСС/Бобылев Сергей

Стоит обратить внимание на ряд нюансов, которые настораживают в последней части официального сообщения ГСУ СКР по Московской области. Исходя из данных, приведенных в тексте, решение об отказе было принято участковым спустя почти месяц (30 суток) после обращения, тогда как срок рассмотрения сообщений о преступлении составляет трое суток. Уголовно-процессуальный кодекс допускает продление сроков рассмотрения материалов проверки о преступлении до 10 суток — с санкции начальника органа дознания (начальника ОМВД) или начальника следственного подразделения; и до 30 суток (как в данном случае) — с санкции прокурора. То есть если сроки рассмотрения участковым не нарушались, об этом материале проверки были в курсе и его руководители и надзорные органы, чьи визы должны быть на отказном.

Кроме того, согласно действующему УПК, решение о возбуждении уголовных дел по статьям о сексуальном насилии в отношении несовершеннолетних отнесено к исключительной компетенции следователей СКР. Но самая главная нестыковка следователей — в предполагаемом мотиве действий участкового. «Полицейский, понимая, что факт совершения на обслуживаемом им участке преступления в отношении малолетних является негативным показателем работы, и не желая проводить всестороннюю и объективную проверку на причастность Семина к совершенному преступлению, 4 июля 2017 года вынес постановление об отказе в возбуждении уголовного дела», — говорится в сообщении СКР.

«Эта гипотеза не выдерживает критики, так как раскрытие участковым тяжкого преступления на территории — это, безусловно плюс», — рассказал порталу iz.ru участковый одного из подразделений полиции Подмосковья. 

Участковый ответит за всех

Система правосудия в очередной раз наступает на одни и те же грабли — зверское убийство пятилетней девочки, как выяснилось, произошло не на пустом месте. Сейчас над полицейским сгущаются тучи и, возможно, небезосновательно. Бывшего офицера полиции, как это уже бывало и раньше, наверняка строго накажут за бездействие. Но только ли участковый недоглядел? У экспертов портала iz.ru иная точка зрения.

В правоохранительных органах вообще много говорится о предупреждении преступности, а любимый лозунг руководителей различных ведомств — лучше не допустить преступление, чем потом раскрывать его. Но четкого плана и механизма такого предупреждения за словами нет. Особенно плохо дело обстоит с лицами, склонным к педофилии и детоубийству.

«Неужели кто-то думает, что участковый будет покрывать подонка, на которого поступают сигналы о том, что он неравнодушен к детям? Следствие только в начале серпуховского дела, но уже понятно, что полицейский будет отвечать за всех. Это очень удобно, чтобы отмахнуться от проблемы», — уверен бывший участковый одного из столичных райотделов, прокомментировавший ситуацию.

Олег Белов, обвиняемый в убийстве своих шестерых детей, жены и матери, во время оглашения приговора в Нижегородском областном суде

Фото: ТАСС/Алеев Егор

Только недавно, в июне текущего года, были осуждены бывшие нижегородские участковые Дмитрий Обливин и Владимир Филимонов за халатность. По версии следствия, они не приняли адекватных мер к привлечению шизофреника Олега Белова к ответственности по заявлениям его жены о побоях и угрозах ей и детям.

«Всем очевидно, что решение о возбуждении уголовных дел принимают либо следователи, либо дознаватели, но виноватым делают всегда участкового. А ведь он всегда приносит материал проверки этим процессуальным лицам. Но часто по надуманным предлогам они отказываются принять у него этот материал. Поэтому участковому приходится самому выносить отказ в возбуждении уголовного дело. Но утверждает отказной всегда начальник райотдела. Мало того, позже постановление и материал проверки отправляется в прокуратуру на проверку», — говорит бывший полицейский. 

Напомним, 26 июля этот человек убил свою супругу, шестерых общих детей, а позже расправился с собственной матерью. Оба участковых, которые, с точки зрения суда и следствия, плохо исполняли свои обязанности, получили условные сроки. Здесь стоит указать, что после того как Филимонова и Обливина, а также еще четверых офицеров местного райотдела предали правосудию, сразу девять участковых написали рапорта по собственному желанию в знак протеста, сообщало «Радио «Свобода». Они посчитали расследование — кампанейщиной. В итоге Обливина и Филимонова осудили условно.

Вершина айсберга халатности

Но какие же выводы правоохранительная система сделала после этой леденящей душу нижегородской истории по части профилактики детоубийств? Увы, никаких. Единственная гарантия, которую государство декларирует родителям, выглядит примерно так: «В случае беды с вашим ребенком мы посадим участкового». За резонансным процессом о массовом убийстве оправдательных доводов полицейских и их защитников никто не услышал. Проблема правового вакуума, мешающая изоляции от общества подобных Белову, так и осталась нерешенной. Да и вставать на сторону людей в погонах в таких процессах сегодня — моветон. А между тем прислушаться к их позиции стоит в первую очередь ради безопасности детей.

По сути, сегодня в стране ведется учет только тех лиц, которые осуждены по статьям о сексуальном насилии над детьми, рассказал порталу iz.ru источник, знакомый с методикой расследования преступлений в отношении несовершеннолетних. Уголовно-исполнительная инспекция и участковый худо-бедно отслеживает перемещение педофилов, они приходят к ним отмечаться. Также на профилактическом учете состоят и душевнобольные граждане. А за лицами, склонными к педофилии, но с чистой биографией, вообще мониторинг не осуществляется.

Многие опрошенные порталом iz.ru участковые пожаловались на трудности в общении с медицинскими структурами, отвечающими за экстренную помощь душевнобольным гражданам.

Фото: ТАСС/Алпаткин Александр

«Критерии, по которым человека следует изолировать от общества, зачастую понятны одним медработникам. Из личного опыта, человек высказывает бредовые угрозы окружающим — казалось бы, прямая дорога к мозгоправам. Но нет, от них часто следует отказ в госпитализации, причем немотивированный. Дескать, больной не в острой стадии. А с теми, кто проявляет нездоровый интерес к детям, но держится в рамках правового поля, еще более сложная ситуация — это в принципе нерегламентированная сфера. По идее, их следует вносить в базы данных, дактилоскопировать, изымать у них буккальный эпителий (образец ДНК). Но с точки зрения нашего закона, пока ты не совершил преступление, это дело сугубо добровольное», — рассказывает еще один участковый. В качестве примера полицейский привел ряд случаев (часть из них даже была описана в СМИ), когда были замечены мужчины, тайком мастурбирующие у детских площадок. Уголовная ответственность для извращенцев наступает лишь в случае, когда действия преступника носят наглядный характер для ребенка.

«Есть и еще одна проблема — законодательная. Дело о надругательстве, в том числе в отношении несовершеннолетнего, может быть возбуждено исключительно по заявлению родителя или законного представителя ребенка, так как эти составы относятся к категории частно-публичного обвинения. Случай из практики — девочку-подростка изнасиловали два уроженца Молдавии, которые делали ремонт в квартире. О криках за стеной сообщили в полицию соседи. Приехал наряд, задержали негодяев, причем пришлось залезать в окно квартиры через балкон соседей — насильники не открывали дверь. Дождались мать, а она отказалась писать заявление», — продолжает собеседник.

Вместо того чтобы навести порядок в контроле за людьми с девиантным поведением, причем не только в сфере насилия над детьми, законодатель пошел по пути ухода от проблем. Например, путем частичной декриминализации превентивных составов преступлений — в первую очередь речь идет о побоях и причинении небольшой тяжести преступлений. А эти преступления криминологи считают индикаторами в определении опасности для общества, которую представляет человек. 

 

Читайте также