Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Главный слайд
Начало статьи
Катарская защита: к чему приводят войны дипломатов
2018-07-24 13:27:31">
2018-07-24 13:27:31
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Международный суд ООН встал на сторону Катара, который уже год находится в состоянии дипломатической войны с Объединенными Арабскими Эмиратами (ОАЭ) и рядом их союзников. Согласно вердикту, Эр-Рияд должен помочь воссоединению катарских семей, разлученных в результате кризиса, а катарские студенты должны получить право закончить учебу в ОАЭ. О победе Дохи, пусть даже символической, и возможном развитии регионального конфликта — в материале портала iz.ru.

Пошли против конвенции

ООН помогла сделать первый заметный шаг в урегулировании ситуации вокруг Катара, который уже больше года живет под блокадой со стороны Объединенных Арабских Эмиратов и ряда союзников Абу-Даби, в том числе Саудовской Аравии, Бахрейна и Египта. В июне прошлого года эти четыре государства фактически объявили дипломатическую войну Дохе, обвинив ее в поддержке террористов.

23 июля суд, однако, решил, что конфликт зашел слишком далеко: рассмотрев иск Катара, он постановил, что Абу-Даби должен незамедлительно обеспечить воссоединение катарских семей, разделенных в результате конфликта. Кроме того, суд потребовал предоставить возможность тем студентам из Катара, которые учились в ОАЭ, завершить образование или получить полный комплект документов, чтобы доучиться где-то еще.

Фото: ТАСС/Валерий Шарифулин

Такое решение суд ООН вынес по поданному в конце прошлого месяца иску Катара, утверждавшего, что ОАЭ «реализовали серию дискриминационных шагов, направленных против катарцев и основанных исключительно на их национальном происхождении». В результате, как указывали истцы, были нарушены положения Международной конвенции о ликвидации всех форм расовой дискриминации, подписантами которой являются оба государства.

За студентов и родственников

По оценке МИД Катара, в общей сложности ОАЭ нарушили гражданские права более чем 900 подданных эмирата, а еще 458 катарцев оказались лишены права распоряжаться собственным имуществом на территории Арабских Эмиратов. Официальный представитель катарского МИДа Люулюу аль-Хатыр позитивно оценила тот факт, что Международный суд «не поддался на попытки отрицать и изменить факты и предпринял серьезные шаги, чтобы уменьшить для катарцев ущерб от дискриминационных мер» (цитата по «РИА Новости»). По словам дипломата, введенные судом обеспечительные меры приведут к тому, что «ОАЭ выполнят международные обязательства».

В Абу-Даби реакция на решение суда, впрочем, тоже была позитивной. Поскольку речь идет лишь об обеспечительных мерах, в ОАЭ считают решение суда «отклонением требований Катара», заявил глава МИДа Анвар Гаргаш. Что же касается предписаний в отношении катарских студентов и семей, то ОАЭ «уже выполнили» эти требования «в соответствии со своими национальными правовыми нормами», утверждает чиновник в посте в своем Twitter.

Анвар бен Мухаммед Гаргаш, министр иностранных дел ОАЭ

Фото: Global Look Press/Dominic Dudley

По оценке Тома Кэдмана, работающего в правозащитной области юриста, позиция Международного суда ООН стала «прорывом для Катара». «Это очень важное решение, которое устанавливает незаконный характер блокады и признает действия ОАЭ нарушением международной конвенции, которую они подписали», — приводит мнение специалиста телекомпания Al Jazeera.

Международному суду пока еще только предстоит назначить дату для продолжения слушаний дела по существу. При этом, как отмечает CNN, уже объявленные обеспечительные меры будут действовать до вынесения окончательного вердикта.

Ты помнишь, как всё начиналось

Кризис в отношениях Катара с рядом его соседей по Персидскому заливу достиг критической точки в июне прошлого года. Тогда ОАЭ, Саудовская Аравия, Бахрейн и Египет разорвали дипломатические отношения с Дохой, потребовали прекратить работу ряда СМИ и закрыть турецкие военные базы в эмирате, а также начали экономическую и транспортную блокаду находящегося на полуострове Катара. В качестве повода для этих шагов стали обвинения в поддержке терроризма, в том числе ливанской «Хезболлы» и движения «Братья-мусульмане» (запрещено в России), хотя в Дохе утверждали, что соседние государства просто завидуют экономическим успехам Катара.

Участники дипломатического демарша также критиковали слишком тесные, по их оценке, отношения Катара с Ираном — их давним противником. Кроме того, «четверка», к которой позднее присоединились законное правительство Йемена, Ливия, Мальдивы, Маврикий, Мавритания и Союз Коморских Островов, обвиняла Доху в поддержке повстанцев-хуситов, которые в 2015 году устроили путч в Йемене. Помимо транспортной и экономической блокады Катара, члены сформировавшейся «коалиции» отозвали из Дохи своих послов.

О начале блокады страны Персидского залива объявили 5 июня прошлого года, сразу после встречи своих лидеров с президентом США Дональдом Трампом. Впрочем, надежды на помощь Вашингтона себя не оправдали. В Белом доме, похоже, не собираются идти на конфликт с Катаром, где находится крупнейшая американская военная база на Ближнем Востоке. В свете ситуации вокруг Сирии и с точки зрения отстаивания своих геополитических интересов в целом Соединенным Штатам явно не хочется, чтобы с деятельностью этого военного объекта возникли какие-либо трудности.

Эмир Катара Тамим бен Хамад Аль Тани

Фото: Global Look Press/Jaap Arriens

Формальным поводом для начала блокады стало сообщение катарского информационного агентства QNA о том, что эмир Катара Тамим бен Хамад Аль Тани выступил за укрепление связей с Тегераном, а группировки ХАМАС и «Хезболла» назвал движениями сопротивления. Позднее выяснилось, что публикация материала стала результатом хакерской атаки. The Washington Post со ссылкой на источники в американской разведке писала, что взлом был организован Объединенными Арабскими Эмиратами. В Абу-Даби причастность к хакерской атаке отрицают.

Диалог и компромиссы

В августе прошлого года турне по странам Персидского залива совершил и министр иностранных дел России Сергей Лавров, побывавший в Кувейте, ОАЭ и Катаре. На пресс-конференции в Дохе глава МИДа, впрочем, заявил, что Москва не выступала с какими-либо новыми инициативами по урегулированию кризиса в регионе, но поддерживает посредническую роль Кувейта. По словам Лаврова, решения нужно искать «через диалог, через компромиссы», при этом ведущую роль в нормализации ситуации должен сыграть Совет сотрудничества арабских государств Персидского залива (членами ССАГПЗ являются Бахрейн, Катар, Кувейт, ОАЭ, Оман и Саудовская Аравия).

При этом если посредничестве функции Россия в этом конфликте и не выполняет, то стратегическая роль Москвы очевидна. Так, посол России в Дохе Нурмахмад Холов на днях заявил, что Катар задумался о покупке российских зенитных ракетных систем С-400, хотя какой-то конкретики пока нет. Что же касается однозначно негативной реакции Эр-Рияда на закупку Катаром этих средств ПВО, то это, по словам дипломата, тема двусторонних отношений. «Я не думаю, что, если вопрос встанет в какой-то плоскости, это будет иметь ключевое значение», — заключил посол.

Это не игра

Если дипломатический конфликт Катара с соседями носит прежде всего региональный характер, то последствия транспортной блокады могут оказаться глобальными. В 2022 году эмират принимает чемпионат мира по футболу. И если вопросов к транспортной и логистической организации мундиаля, проведенного этим летом в России, не возникло ни у команд, ни у болельщиков, то вопрос с удобством переезда на предстоящее через четыре года мировое первенство пока остается открытым.

Фото: commons.wikimedia.org/54north

 

В рамках блокады «четверка» запретила катарскому национальному авиаперевозчику Qatar Airways использовать свое воздушное пространство. В связи с этим Доха направила жалобу в Международную организацию гражданской авиации (ИКАО), указывая также на то, что участники бойкота сами вторгаются в воздушное пространство эмирата. Свою жалобу в ИКАО представил и Абу-Даби, обвинив ВВС Катара в том, что их самолеты допускают опасные сближения с авиацией ОАЭ. «Четверка» также заявила о планах обратиться в Международный суд ООН с тем, чтобы добиться запрета на рассмотрение спора в ИКАО, у которой, по ее мнению, нет соответствующих полномочий. Пока же «четверка» намерена «продолжать закрывать свое региональное воздушное пространство для авиации Катара с целью поддержания своей национальной безопасности и защиты прав на суверенитет», указывается в ее заявлении, выдержки из которого приводит агентство АР.

Просто отрежем полуостров

Помимо воздушной блокады, «четверка» и ее союзники устроили Катару сложности и на море, запретив судам эмирата заходить в свои порты. Однако этим морское противостояние, похоже, не ограничится: ранее в этом году Саудовская Аравия — единственное государство, с которым у Катара есть сухопутная граница, — объявила о планах прорыть в приграничном районе канал Сальва. Если эта политико-инженерная авантюра будет реализована, Катар из полуострова, по сути, превратится в остров, что создаст для него дополнительные инфраструктурные и транспортные сложности.

По плану канал будет иметь протяженность около 60 км, ширину порядка 200 м и глубину до 20 м. Крайний срок приема заявок для участие в конкурсе на контракт, который оценивается более чем в $745 млн, истек 25 июня, а подрядчика назовут к концу сентября, пишет региональный профильный портал ME Construction News. По информации сайта, финансировать строительство в полном объеме будут инвесторы из ОАЭ и Саудовской Аравии. За их деньги поборются как минимум пять консорциумов, в том числе египетские, обладающие опытом работы в подобных проектах.

Официальной целью строительства канала в Эр-Рияде называют развитие туризма в регионе. Однако политико-дипломатическое значение этого проекта слишком очевидно, чтобы его не заметить. «Глубокие траншеи традиционно создавались и использовались против врагов в военных ситуациях и доказали свою крайнюю эффективность», — указывает базирующаяся в Дубае газета Gulf News, по оценке которой канал — это «однозначно выигрышный проект для Саудовской Аравии». «Даже если режим в Катаре сдастся и согласится на все требования, которые изложил антитеррористический квартет, канал станет генератором дохода и туристическим «магнитом» в Саудовской Аравии, — указывает издание. — Если же Катар предпочтет сохранить статус-кво и разлад продолжится, канал станет первой линией обороны для саудовцев, поскольку позволит блокировать Катар на острове».