Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Главный слайд
Начало статьи
Взгляд на север
2018-07-23 16:51:06">
2018-07-23 16:51:06
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

С приближающимся окончанием операции сирийских правительственных сил против вооруженных группировок и боевиков ИГИЛ (деятельность организации запрещена в России) на юго-западе страны встает вопрос, каким будет следующее направление. И очевидный в данном случае ответ — зона деэскалации в районе Идлиба. И тут Дамаск и его союзников могут ждать большие трудности. Равно как и Россию, которой придется испытать на прочность свои отношения с Турцией. Почему — разбирался портал iz.ru.

Последняя зона

В зоне деэскалации, расположенной в районе провинции Дераа, продолжается операция против боевиков. Сирийской армии еще предстоит ликвидировать незначительный оплот ИГИЛ в том районе. В то же время многие отряды вооруженной оппозиции пошли на примирение с Дамаском, других — из числа недоговороспособных — организованно вывозят на север Сирии в провинцию Идлиб. И уже очевидно, что после завершения операции на юге именно к Идлибу будет приковано основное внимание сирийских властей, а также ведущих мировых и региональных игроков.

Отряды вооруженной оппозиции и гражданские прибыли в Хаму из провинции Дераа

Фото: REUTERS/Khalil Ashawi

Там находится последняя из четырех зон деэскалации, которые были согласованы как по итогам договоренностей между Россией, США и Иорданией, так и в рамках Астанинского формата, где гарантами выступают Москва, Анкара и Тегеран.

В начале 2018 года юго-восточная часть провинции Идлиб, а также отдельные районы сопредельных провинций Хама и Алеппо уже становились местом проведения масштабной операции сирийских войск против террористов. Тогда правительственным силам удалось выбить боевиков с ряда занимаемых районов, а также установить контроль над стратегически важным военным аэропортом Абу ад-Духур к востоку от Идлиба.

Впоследствии, в мае, Россия, Иран и Турция в рамках выполнения астанинских договоренностей завершили создание там наблюдательных пунктов для обеспечения контроля за режимом прекращения огня. С тех пор обстановка в том районе относительно стабилизировалась. В то же время есть все признаки того, что урегулировать ситуацию в Идлибе военным путем, как это раньше произошло в других зонах деэскалации, будет более проблематично.

Семейные проблемы

Прежде всего идлибскую зону деэскалации выделяет то, что сюда в рамках соглашения о прекращении огня свозили непримиримых боевиков из других районов Сирии, в том числе из пригорода Дамаска Восточной Гуты, Хамы и Хомса, а также из Дераа. Причем в последнем случае этот процесс еще продолжается. Счет экстремистов идет на тысячи. Кроме того, именно Идлиб является своего рода вотчиной группировки «Джебхат ан-Нусра» (деятельность организации запрещена в России), одного из наиболее радикальных формирований террористов.

Семьи участников радикальных формирований, прибывшие в Хаму

Фото: REUTERS/Khalil Ashawi

Но даже не это может создать препятствия для сирийской армии и российских ВКС, которые за время конфликта накопили достаточно опыта ведения боевых действий. Проблема кроется в том, что вместе с боевиками в Идлиб свозили и их семьи. Причем называть их гражданскими можно, по мнению ряда наблюдателей, с большой натяжкой, поскольку, например, известны случаи, когда дети террористов, ребята 10–12 лет, отрезали ножами головы пленным сирийским солдатам не хуже, чем их собственные отцы. Тем не менее очевидно, что возможная военная кампания повлечет за собой небывалый шквал критики в адрес Москвы и Дамаска. Тем более что возвращение Идлиба под контроль сирийских властей будет фактически означать полный разгром террористов в стране.

Турецкие препоны

Еще не успели правительственные войска вернуть контроль над южными районами Сирии, как Турция уже стала вести подготовительную работу по вариантам развития ситуации на севере. На днях президент России Владимир Путин и его турецкий коллега Реджеп Тайип Эрдоган провели переговоры по телефону. Как сообщили СМИ со ссылкой на осведомленные источники в Анкаре, в ходе беседы турецкий лидер отметил, что возможное наступление сирийской армии, сопровождающееся «ударами по гражданским», уничтожит суть астанинских соглашений. Эту позицию в беседе с изданием «Аль-Араби аль-Джадид» подтвердил на днях советник Эрдогана Ясин Актай.

Турецкие войска в Африне во время операции против курдов

Фото: Global Look Press/Xinhua

Такое внимание властей в Анкаре к происходящему в Идлибе не случайно. Прежде всего сама провинция граничит на северо-западе с Турцией, а на севере она примыкает к сирийским территориям, которые турецкие войска заняли в ходе начавшейся 20 января операции «Оливковая ветвь» против курдов. В самой зоне деэскалации находится большое количество формирований так называемой вооруженной оппозиции, подконтрольной туркам. Таким образом, возможные боевые действия могут привести как минимум к разбалансировке продолжающегося сотрудничества между Москвой и Анкарой.

С другой стороны, не лишним будет вспомнить, что в последние недели российская авиабаза Хмеймим неоднократно подвергалась атакам беспилотников, правда, безуспешным. Летательные аппараты прибывали с подконтрольной боевикам северной части провинции Латакия, которая входит в идлибскую зону деэскалации. Так что едва ли продолжающееся присутствие там экстремистов Москве сильно по душе.

«Белая бумага»

Впрочем, пока есть все признаки того, что вопрос с Идлибом по крайней мере постараются решить максимально мирным путем. Важной подвижкой на этом направлении стала договоренность об эвакуации мирных жителей из расположенных в этой провинции городов Фуа и Кефрая. Населенные преимущественно шиитами, они на протяжении нескольких лет находились в блокаде. Экстремисты «Джебхат ан-Нусры» и других группировок неоднократно предпринимали безуспешные попытки захватить эти города. Теперь их население может вздохнуть спокойно. Правда, сообщается, что Дамаску пришлось в обмен освободить 1,5 тыс. арестованных ранее боевиков. Во многих арабских СМИ отмечают, что подобные соглашения не могли быть достигнуты без посредничества России и Турции.

Эвакуация мирных жителей из городов Фуа и Кефрая

Фото: REUTERS/Khalil Ashawi

Одновременно в прессе появилась информация, что Анкара направила Москве так называемую белую бумагу, в которой изложила свои подходы к урегулированию ситуации в идлибской зоне деэскалации. В документе, в частности, содержится обязательство возобновить беспрепятственное движение по стратегически важному шоссе Дамаск–Алеппо. Кроме того, Турция призвала вооруженные группировки, в том числе террористические, принять участие во «всеобщей конференции», которая должна пройти в течение двух недель, для обсуждения развития ситуации в том районе Сирии. Там турецкие представители потребуют от боевиков передать под контроль Анкары все средние и тяжелые вооружения, на основе разрозненных группировок будет создана национальная армия, а также поднадзорная Турции служба, которая будет обеспечивать деятельность населенных пунктов в пределах зоны деэскалации. В обмен Россия должна гарантировать, что Дамаск не начнет там военную операцию.

В какой-то мере эта «белая бумага» (если сообщения СМИ верны и такой документ действительно существует) может отвечать требованиям Москвы, которая неоднократно призывала различные страны провести размежевание террористов и вооруженной оппозиции. А уж если удастся уговорить боевиков сдать средние и тяжелые вооружения, то это в самом деле будет большой прорыв.

Лагерь сирийских беженцев около турецкой границы

Фото: Global Look Press/ZUMA/Juma Mohammad

С другой стороны, не может не вызывать опасений, что сам этот документ представляет собой попытку оттянуть возвращение Идлиба и частей сопредельных провинций под контроль официального Дамаска. При этом та же Анкара наряду с Москвой и Тегераном в совместном заявлении по итогам последней встречи в Астане, прошедшей 14–15 мая, подтвердила, что «создание данных зон (деэскалации) является временной мерой и ни при каких обстоятельствах не подрывает суверенитет, независимость, единство и территориальную целостность Сирии».

Как бы то ни было, пока варианты развития ситуации в Идлибе обсуждаются по большей части в СМИ, публикации которых основаны на многочисленных утечках. Впрочем, если вспомнить договоренности по городам Фуа и Кефрая, практические подвижки также наблюдаются. Пока же если и надо ждать какой-то серьезной активизации на том направлении, то только после намеченной на конец июля встречи в астанинском формате, которая должна пройти в Сочи.

 

Читайте также