Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Главный слайд
Начало статьи
Победа без конца
2018-06-07 21:39:45">
2018-06-07 21:39:45
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Глава Минобороны России Сергей Шойгу объявил об освобождении большей части территории Сирии от боевиков. Террористы удерживают под своим контролем относительно небольшие районы, но их уничтожение остается лишь вопросом времени. Вместе с тем это едва ли означает, что конфликт в стране завершится в обозримой перспективе. Портал iz.ru разбирался, какие факторы препятствуют урегулированию сирийского кризиса и почему этот процесс может занять еще месяцы или даже годы.

Осталось немножко

Чума XXI века — так в 2015 году, всего через пару недель после начала российской военной операции в Сирии, в Минобороны назвали ИГИЛ (деятельность организации запрещена в России). И действительно, к тому моменту террористам за считаные месяцы удалось захватить обширные территории. Под их контролем находились практически все города, расположенные на берегу Евфрата, Пальмира, под угрозой захвата оказались Алеппо, Хама и Хомс, под Дамаском боевики проникли в лагерь палестинских беженцев Ярмук. Ряд других районов удерживали террористы «Джебхат ан-Нусры» (деятельность организации запрещена в России). Тем не менее, как показали действия российских военных, на каждую чуму найдется своя инъекция лекарства.

Российская авиационная группа, размещенная на аэродроме Хмеймим в Сирии, 2015 год

Фото: ТАСС

— Сегодня от боевиков освобождена большая часть территории этой страны, с остальными террористами идут переговоры по сложению оружия. Сорваны планы образования псевдохалифата. Созданы все условия для политического урегулирования и возрождения Сирии как единого, неделимого государства, — заявил 6 июня глава Минобороны РФ Сергей Шойгу.

Впрочем военным еще рано полностью уступать дорогу дипломатам. ИГИЛ по-прежнему контролирует незначительные территории в районе пересечения границ Сирии, Израиля и Иордании. Кроме того, разрозненные группировки боевиков остаются в пустынных районах к западу и востоку от Евфрата. Сильны и позиции «Джебхат ан-Нусры», которая действует преимущественно в провинции Идлиб на северо-западе страны, но ее отдельные формирования есть и на юго-западе, в районе Дераа.

Деэскалационные противоречия

Немало вопросов вызывает и урегулирование ситуации в зонах деэскалации, о создании которых договорились Россия, Турция и Иран на переговорах в Астане. Изначально их было четыре: в пригороде Дамаска Восточной Гуте; к северу от города Хомс; в Идлибе и отдельных районах соседних провинций; а также на юго-западе в районе провинций Дераа и Эль-Кунейтра (эта зона, в отличие от трех предыдущих, стала итогом договоренностей между Россией, США и Иорданией). Цель их создания — прекратить боевые действия между правительственными войсками и отрядами вооруженной оппозиции и начать переговоры о примирении. При этом внешние гаранты традиционно подчеркивали: зоны деэскалации будут существовать лишь временно.

Успешно урегулировать ситуацию удалось уже в двух из них — в Восточной Гуте и в районе Хомса. Сейчас те территории находятся под контролем официального Дамаска. Но это был, как отмечают эксперты, самый простой этап, поскольку эти зоны находятся внутри Сирии, то есть не граничат с другими странами.

Между тем в настоящее время активные консультации и переговоры ведутся между заинтересованными сторонами по зоне деэскалации на юго-западе. Израиль и США добиваются отвода оттуда иранских войск. Как сообщил 1 июня постпред России при ООН Василий Небензя, соответствующее соглашение было достигнуто между заинтересованными сторонами.

Офицер сирийской армии после освобождения южного пригорода Дамаска — Эль-Хаджар-эль-Асвада 

Фото: TASS/Ammar Safarjalani

— На этот момент я не могу ответить, реализуется ли оно, — отметил, однако, дипломат.

В то же время в совершенно ином ключе прозвучали 2 июня заявления вице-премьера и министра иностранных дел Сирии Валида Муаллема. По его словам, «пока американцы не уйдут из Эт-Танфа (то есть с базы в районе пересечения границ Сирии, Иордании и Ирака. — iz.ru), не верьте всем этим утверждениям».

— Когда США выведут свои войска, мы будем говорить о соглашении по безопасности в южной Сирии, — указал Валид Муаллем.

Если же отвлечься от ситуации на границе и обратиться к самой зоне деэскалации, то все стороны сходятся в необходимости переговоров и поиска вариантов примирения между Дамаском и вооруженными группировками через диалог. Тем не менее если и верят в такой вариант, то военный сценарий со счетов пока не списывают. Сирийские власти активно подводят к провинциям Дераа и Эль-Кунейтра свои войска. А оппозиция несколько дней назад объявила о создании нового объединения своих боевых отрядов, которое получило название «Армия спасения».

Боевики запрещенной в РФ террористической организации «Исламское государство»

Фото: ТАСС/Handout

Куда меньше вопросов — по крайней мере, пока — вызывает ситуация в зоне деэскалации в районе Идлиба. Ранее появились сообщения о завершении создания в том районе Россией, Турцией и Ираном наблюдательных пунктов, которые будут вести контроль за режимом прекращения огня. Пока три страны фиксируют в основном единичные нарушения перемирия.

В то же время не секрет, что Идлиб уже давно стал своего рода резервацией террористов: именно туда свозили со всей Сирии боевиков, которые отказывались сложить оружие в ходе многочисленных переговоров о примирении. Причем вместе с экстремистами на северо-запад страны отправлялись и их семьи. Речь идет о тысячах людей. И если ИГИЛ представлял собой террористический интернационал, поскольку в организацию попадали люди с разных концов света, то в случае с Идлибом придется иметь дело в основном с непримиримыми жителями самой Сирии.

Курдский вопрос

Но даже если уладить все вопросы, касающиеся террористов и зон деэскалации, то на повестке дня останется не менее масштабная проблема: как вернуть под контроль официального Дамаска территории, которые сейчас удерживают курдские отряды Сирийских демократических сил (СДС).

Речь идет об обширных районах к востоку от Евфрата. За время конфликта курдам, которые грезят о создании собственного государства, удалось обособиться от центральных властей. В марте 2016 года они объявили о создании собственного федеративного региона, а некоторое время назад последовательно провели серию выборов в местные органы самоуправления. Кроме того, в январе было объявлено, что американцы подготовят на базе курдских формирований так называемые «Силы безопасности границы», которые разместятся вдоль границы с Ираком и вдоль восточного берега Евфрата. Новая структура будет включать до 30 тыс. бойцов.

В Дамаске между тем неоднократно давали понять, что с продолжающимся обособлением курдов мириться не готовы, зато готовы обсуждать с ними накопившиеся вопросы.

— Проблему СДС мы намерены решать одним из двух способов, — заявил 31 мая в интервью RT Башар Асад. — Во-первых, мы открыты для переговоров. Если же с переговорами ничего не получится, мы продолжим силой освобождать территории.

Важно отметить, что вооруженные столкновения между сирийскими военными и курдскими отрядами уже неоднократно имели место. А буквально на днях стычки снова вспыхнули в городе Эль-Камышлы на северо-востоке страны. Впрочем, до масштабных боев дело пока не дошло.

Курдский спецназ «Зеревани»

Фото: ТАСС/ Joe Giddens

Да и сами курды выражают готовность к переговорам с властями в Дамаске без предварительных условий. Об этом 5 июня заявила сопредседатель так называемого Совета демократической Сирии (того самого федеративного региона) Ильхам Ахмед.

Впрочем, эти слова можно воспринимать скорее как попытку оставить путь к отступлению — ведь последние события показали, что курды в любой момент могут стать разменной монетой в чужом торге. Так, их ближайший союзник — США договорились с Турцией, которая считает СДС и ее вооруженные формирования террористами, о выводе курдских отрядов из Манбиджа, расположенного на севере Сирии.

Напомним, что ранее из-за поддержки, которую курды продолжают получать от США, еще больше обострились и без того непростые отношения между Анкарой и Вашингтоном. Теперь же американцы, видимо, решили выбрать из двух зол меньшее и не подрывать дальше контакты со своим союзником по НАТО. Ведь дело и так дошло до того, что турки решили купить у России зенитно-ракетные комплексы С-400. В то же время пока нет никаких признаков, что американцы готовы полностью отказаться от поддержки СДС. А потому курдский вопрос по-прежнему остается открытым и потенциально принесет еще немало проблем.

Незваные гости

Наконец, урегулирование конфликта в Сирии должно сопровождаться выводом иностранных войск с территории страны. Такую позицию обозначил 17 мая президент России Владимир Путин по итогам встречи с Башаром Асадом.

Основные проблемы в этом вопросе могут возникнуть с теми, кто находится в Сирии без одобрения центральных властей. А это прежде всего турецкие и американские военные. При этом в Анкаре неоднократно заявляли, что с уважением относятся к территориальной целостности Сирии и выведут оттуда свои вооруженные силы после достижения политического урегулирования конфликта. А вот США, похоже, просто так уходить не собираются. Хотя президент Дональд Трамп и выступал за скорейший вывод американских войск, на практике перспектив этого не просматривается, если не считать того, что в Вашингтоне проталкивают идею замены контингента США военными из арабских стран.

Переговоры Владимира Путина и Башара Асада в Сочи 

Фото: ТАСС/Mikhael Klimentyev

Пока же в контролируемых курдами районах Сирии, как сообщил 1 марта помощник секретаря Совета безопасности России по вопросам международной безопасности Александр Венедиктов, находится около 20 американских баз. Кроме того, особняком стоит база Ат-Танф в районе пересечения границ Сирии, Ирака и Иордании: вокруг нее создана своего рода запретная зона радиусом 55 км, куда не позволяют заходить ни сухопутным войскам, ни авиации. Попытки пересечь эту линию оборачивались ударами по позициям «нарушителей», коими выступали сирийские правительственные войска.

Сдвинуть Женеву с места

Особого прогресса нет и на женевских переговорах по политическому урегулированию сирийского конфликта. В декабре 2015 года Советом Безопасности ООН была одобрена резолюция № 2254, которая заложила основы для преодоления кризиса: создание новой конституции, формирование переходного правительства и проведение всеобщих выборов. Однако реализация положений документа уперлась в фигуру Башара Асада. Почему-то как западные страны, так и ряд сирийских оппозиционных структур сделали вывод, что глава государства автоматически должен отказаться от власти или уйти в отставку, хотя ничего подобного в тексте резолюции не было прописано. И хотя переговоры в Женеве продолжались, значимых результатов они не приносили.

Важным толчком к преодолению стагнации стал проведенный в январе в Сочи по инициативе Владимира Путина Конгресс сирийского национального диалога. Эта встреча собрала представителей разных политических сил, конфессий, племен с целью выработки соглашения о принципах формирования комитета по разработке нового основного закона Сирии. И такое соглашение было достигнуто. Уже в мае Башар Асад сообщил, что власти страны готовы направить своих делегатов в этот орган, и соответствующие списки уже пришли в Женеву. Дело остается за оппозицией.

Фото: REUTERS/Omar Sanadiki

То есть, возможно, в обозримой перспективе политическое урегулирование сдвинется с мертвой точки и в Женеве начнут предметно обсуждать реализацию резолюции Совбеза ООН № 2254. В то же время большинство политиков, дипломатов и экспертов сходятся в одном: грядущее освобождение страны от террористов приближает преодоление кризиса, но окончательный выход из него возможен при условии учета интересов не только самих сирийцев, находящихся по разные стороны баррикад, но и ряда внешних игроков, в том числе России, США, Ирана, Турции, Саудовской Аравии и др.