Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Главный слайд
Начало статьи
Концепция безопасности
2018-06-18 13:29:59">
2018-06-18 13:29:59
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Предвыборная гонка в Турции проходит традиционно в очень сложных внешнеполитических условиях. Проблемы терроризма и политической нестабильности в соседних странах — наиболее обсуждаемые темы последних лет. Неудивительно, что проводимая с марта военная операция турецких специальных сил в северном Ираке стала предметом предвыборной пропаганды политических сил. Однако более пристальное изучение антитеррористической концепции безопасности Турции показывает, что операции в Ираке рано или поздно должны закончиться введением турецких войск в Сирию и взятием обширной зоны вдоль сирийско-турецкой границы под контроль Анкары. Подробности — в материале портала iz.ru.

Борьба за голоса

Результаты предстоящих 24 июня выборов имеют крайне важное значение для правящей партии Турции и ее бесспорного лидера, нынешнего президента страны Реджепа Тайипа Эрдогана. От распределения голосов будет прямо зависеть, как пойдет процесс перехода к президентской форме правления. При этом лишь немногие в стране верят, что Эрдоган может проиграть президентскую гонку. Самый популярный за последние несколько лет политик и его сторонники опасаются за судьбу руководимой Эрдоганом партии: по данным соцопросов, у оппозиции есть реальные шансы завоевать большинство в меджлисе, тем самым заполучив возможность знатно осложнить жизнь Эрдогану на следующие пять лет.

Президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган

Фото: ИЗВЕСТИЯ/Павел Бедняков

Именно в такой атмосфере неопределенности относительно собственных шансов заполучить контроль над парламентом Партия справедливости и развития активно бомбардирует граждан сообщениями об успехах проводимой на севере Ирака военной операции против элементов турецкой террористической организации Рабочая партия Курдистана (РПК).

С другой стороны, официальные СМИ не перестают напоминать о большом значении турецкого контроля над регионом горной цепи гор Кандиль: на территории 2500–3000 кв. км с 1992 года РПК развернула более 50 лагерей разного назначения, таким образом превратив труднодоступный горный массив в защищенный бастион и убежище для высшего командования организации.

На фоне возросшего внимания к операции в Ираке и продолжающейся сложной гонки за места в парламенте всё чаще звучит утверждение о том, что Эрдоган в очередной раз использует внешнюю политику страны в своих внутриполитических интересах, а именно пытается завоевать дополнительные голоса среди националистов — наиболее значительного сегмента турецкого избирателя.

За них же сражается новая и перспективная «Хорошая партия» Мераль Акшенер. Именно это партия в своей программе указала на необходимость более активного противодействия терроризму, при этом раскритиковав внешнеполитические просчеты Эрдогана, вынужденного вести переговоры с Россией и США по вопросам борьбы с сирийскими курдами.

Оппозиция также подозревает власти в желании повторить опыт операции в Африне, во время которой правящая партия смогла увеличить свою популярность и, повлияв на значительное число определившихся избирателей, подготовить население к идее возможных досрочных выборов не в 2019 году, а летом 2018 года.

Сложная многоходовка

Тем не менее многие эксперты отмечают, что проведение операции, хотя и может иметь косвенное отношение к выборам и желанию правительства набрать дополнительных очков, вызвано объективными причинами и является частью новой концепции борьбы с терроризмом. В частности отмечается, что первые сообщения о планах Анкары задействовать силы специального назначения в северном Ираке стали появляться с декабря 2017 года, а уже в марте 2018 года Генштаб ВС Турции заявил о строительстве новых передовых баз в районе Кандиля. Решение о досрочных выборах же турецкие власти объявили лишь в апреле, т.е. когда операция уже была в полном разгаре.

        

Фото: Global Look Press/ZUMA/Depo Photos

С другой стороны, отмечается, что проведение операции в Ираке проходило параллельно с очень сложными для Турции переговорами с руководством США касательно американской военно-политической поддержки, оказываемой бойцам сирийского филиала РПК, Партии демократического союза. Роль США в действиях Турции в Ираке заключается в предоставлении разведданных: учитывая огромную площадь территории, обладание точными данными о нахождении основных логистических пунктов РПК значительно облегчает задачи ограниченного турецкого контингента. Очевидно, что содействие США стало частью торга с Турцией вокруг сирийского города Манбидж, в отношении которого была принята «мягкая» дорожная карта. Согласно договоренностям в течение 6 месяцев город покинут бойцы ПДС, и турецкая армия получит возможность контролировать ситуацию в районе.

Проклятый вопрос

В действиях Турции в Ираке и Сирии прослеживается определенная логика. Главная идея заключается в проактивной дипломатической позиции Анкары в вопросе РПК в сопредельных странах в сочетании с военными операциями вдоль всей турецкой границы. С одной стороны, как показывают действия турецкой армии в сирийском Африне и иракском Синджаре и Кандиле, Анкара нацелена обезопасить всю границу, что включает также районы, находящиеся под контролем ПДС и США. С другой стороны, с 2015 года Турция строит новые и усиливает существующие военные базы в подконтрольных приграничных участках, даже несмотря на возражения местных властей.

Очевидно, что борьба Турции с элементами РПК в Ираке и Сирии не прекратится после президентских и парламентских выборов. Существование квазигосударственных структур на территории Сирии вынуждает Турцию искать пути давления на США, под чьим военным контролем находятся элементы РПК на турецкой границе. Стоит учитывать, что в случае победы правящей партии в будущий кабинет войдут крайние националисты из Партии национального действия, главного союзника Эрдогана. Именно ПНД является выразителем определенных кругов в органах безопасности страны, желающих расширить зону операции на оставшийся участок сирийской границы, т.е. бросив прямой вызов американским интересам.

Африн, Сирия

Фото: Global Look Press/Xinhua

Роль России в этой ситуации может заключаться в создании приемлемых для Анкары и Дамаска условий, при которых армейские структуры могли бы координировать свои действия в северной Сирии. Ведь, как отмечается, из-за нежелания США идти навстречу турецкому руководству именно позиция сирийских властей становится для турецкой дипломатии решающим фактором для самостоятельных действий.

Сотрудничество между Турцией, Сирией и Россией в вопросе противодействия РПК может основываться, с одной стороны, на уже существующих турецко-сирийских соглашениях о борьбе с РПК. С другой — к механизму российско-турецкого сотрудничества по очищению сирийских территорий от элементов РПК можно подключить и сирийскую сторону, особенно в подконтрольных курдам районах, где сирийские власти до сих имеют заметное присутствие.

 

Загрузка...