Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Главный слайд
Начало статьи
Поставили блок
2018-07-12 21:38:14">
2018-07-12 21:38:14
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Ситуация с финансированием расходов Североатлантического альянса, возможности его расширения, в том числе за счет республик бывшего Советского Союза, политика блока в отношении России — такими были основные темы брюссельской встречи глав государств и правительств стран–членов НАТО. Звездой саммита в бельгийской столице ожидаемо стал Дональд Трамп — во многом благодаря неожиданным разговорам о возможном выходе из блока Соединенных Штатов, которые добиваются от остальных членов альянса повышения трат на коллективную оборону. Об основных итогах саммита — в материале портала iz.ru.

Деньги на бочку!

Одна из важнейших тем, поднимавшихся на саммите разными сторонами и в разном ключе, — проблема европейских взносов в бюджет альянса. Судя по отчету НАТО, который был опубликован накануне саммита, большинство стран-членов наращивают свои расходы на военные нужды: так, в прошлом году совокупные траты входящих в альянс стран выросли на 3,34% (до $918,61 млрд) в постоянных ценах 2010 года и на 5,15% (до $958,71 млрд) в текущих ценах, а в этом году, впервые с 2011-го, должны превысить $1 трлн.

Впрочем, решить основную проблему, о которой европейцам постоянно напоминают из-за океана, пока, похоже, не получается. Президент США Дональд Трамп неоднократно требовал, чтобы доля отчислений в бюджет НАТО доходила до 2% от их ВВП, однако пока платежи большинства европейских стран достигнут лишь отметки в 1,5%. Заветный норматив, похоже, выполнит только Латвия (ровно 2%), приблизятся к нему Польша, Литва и Румыния. Ряд стран и вовсе планируют тратить на оборону менее 1%: Люксембург (0,55%), Испания и Бельгия (по 0,93%). Расходы ФРГ сохранятся на отметке 1,24%, Франция потратит 1,81% ВВП. Взносы самих Соединенных Штатов оцениваются в 3,5% ВВП в ценах 2010 года.

Фото: REUTERS/Reinhard Krause

Впрочем, Трампу, похоже, уже мало даже цели в 2% — на саммите он призвал со временем довести ассигнования до 4%. Заявленная американским президентом планка для многих стала шокирующей. С другой стороны, определенных надежд на перераспределение расходов все же удалось добиться — так, французский президент Эммануэль Макрон пообещал, что республика выйдет на показатель в 2% к установленному сроку. В свою очередь, итальянский премьер Джузеппе Конти заявил, что никаких обещаний по повышению суммы ассигнований он на саммите не давал (сейчас ассигнования Рима составляют порядка 1% ВВП).

Не выходи из блока, не совершай ошибку

Один из самых интригующих н неожиданных моментов саммита пришелся на второй день встречи. В середине дня на лентах некоторых уважаемых иностранных информационных агентств стали появляться сообщения о возможном выходе США из НАТО. Традиционно анонимные источники СМИ утверждали, что с таким предупреждением сам Трамп выступил на закрытой встрече в ходе саммита.

Впрочем, довольно скоро выяснилось, что подобные опасения — всего лишь слухи, а не реальные намерения эксцентричного американского лидера. Сперва литовский президент Даля Грибаускайте сообщила, что Трамп подобных угроз не высказывал, а лишь добивался большего финансового участия от союзников по блоку. А позднее и сам глава американской администрации сообщил, что США остаются приверженцами альянса, который «сейчас гораздо сильнее, чем был два дня назад». Впрочем, оговорился хозяин Белого дома, о выходе из НАТО он может объявить даже без согласия конгресса — просто пока в этом нет необходимости.

4 по 30

Если же отвлечься от «околосаммитовых» новостей, то одним из примечательных решений, принятых в Брюсселе, стала договоренность о создании мобильной группировки оперативного развертывания. В соответствии с этим планом, получившим название «4 по 30», к 2020 году в рамках альянса планируется сформировать 30 механизированных батальонов, 30 эскадрилий ВВС и соединение из 30 кораблей. В случае необходимости они должны быть приведены в боевую готовность за 30 суток.

Фото: REUTERS/Paul Hanna

Замгенсека НАТО Роуз Гётемюллер заверила, что создание этих сил не предполагает увеличение численности сил альянса — их планируется создать из уже имеющихся ресурсов. «Смысл инициативы в том, чтобы каждый член НАТО мог сконцентрироваться на необходимости находиться в состоянии готовности и обладать возможностями для оперативной переброски своих войск», — отметила она. Силы быстрого реагирования могут быть задействованы в случае кризисных ситуаций для поддержки войск НАТО, размещенных в прибалтийских республиках и Польше. Кто может стать причиной такого кризиса, Гётемюллер (в прошлом — замгоссекретаря США в администрации президента Барака Обамы) упоминать не стала — и так очевидно, что роль главного потенциального соперника в Брюсселе традиционно отводят России.

Шире круг!

По сути, ни один натовский саммит или встречи представителей альянса на менее высоком уровне не обходятся без обсуждений вопроса расширения блока. В Брюсселе эта тема звучала в отношении сразу нескольких государств.

В частности, речь зашла о приглашении Македонии на переговоры о членстве. До последнего времени Скопье мог лишь ожидать подобного развития событий — непреодолимым препятствием республики на пути в альянс были отношения с Грецией. Афины выступали категорически против дискуссий о вступлении Македонии в любые международные объединения из-за спора о названии страны, которое совпадает с наименованием одной из греческих областей. В июне, однако, Афины и Скопье договорились о переименовании балканского государства — ему придумали название Северная Македония. В македонском парламенте соответствующий документ уже ратифицировали, хотя президент страны Георге Иванов пока отказывается его подписывать.

Желанной целью вступление в НАТО остается и для бывших советских республик — Грузии и Украины. По словам генсека блока Йенса Столтенберга, в Брюсселе полностью поддерживают евроатлантические устремления Тбилиси, а со временем Грузия обязательно станет членом альянса. Столтенберг похвалил Тбилиси за успехи в проведении необходимых реформ, однако о каких-то конкретных сроках приема Грузии в НАТО речь так и не зашла.

Киеву члены альянса дали аналогичные обещания — и тоже без конкретики. В НАТО похвалили реформы, которые проводит Киев, в том числе в связи с принятием законов «О высшем коррупционном суде» и «О национальной безопасности». Правда, против сближения Брюсселя и Киева активно выступает Будапешт — с берегов Дуная в адрес Украины звучат настойчивые упреки в связи с положением этнических меньшинств, в том числе венгерского, в республике. Впрочем, президент Петр Порошенко, похоже, совершенно не готов отказываться от планов присоединения к НАТО. На совместной со Столтенбергом пресс-конференции он даже пообещал, что попробует добиться внесения соответствующих устремлений Киева в конституцию Украины — «чтобы сделать невозможным «откат» этой политики».

От диалога к дружбе

Отдельной темой переговоров в Брюсселе стала Россия и отношения, которые выстраивают с Москвой отдельные страны–члены НАТО. Особое значение этим обсуждениям придавало еще одно крупнейшее международное событие этого июля — назначенный на 16-е число российско-американский саммит в Хельсинки. Еще до встречи лидеров НАТО в западных СМИ стали появляться сообщения о якобы имеющихся у европейских государств опасениях. Такую озабоченность авторы материалов увязывали с какими-то гипотетическими договоренностями, о которых могут объявить президенты Дональд Трамп и Владимир Путин после переговоров в Финляндии.

Фото: REUTERS/Benoit Doppagne

Ответом на подобные домыслы, призванным лишний раз подчеркнуть единство подходов членов Североатлантического альянса в отношении Кремля, стало принятое по итогам встречи в Брюсселе заявление. «Агрессивные действия России, в частности угроза силой и ее применение для достижения политических целей, бросают вызов Североатлантическому союзу и подрывают евроатлантическую безопасность и основанный на правилах международный порядок», — отмечается, в частности, в документе.

Кроме того, в НАТО пожурили Россию за то, что своими «недавними действиями и политикой» та якобы «снизила стабильность и безопасность». Прозвучали и дежурные упреки в связи с увиденным в Брюсселе участием России в нарушении суверенитета и территориальной целостности ее соседей — Грузии, Украины, Молдавии. При этом в заявлении отмечается, что между Москвой и Брюсселем остается «открытой возможность для политического диалога». «Североатлантический союз не стремится к конфронтации и не представляет угрозы России», — утверждают авторы декларации. Ответа на вопрос о том, как дальнейшее расширение НАТО сочетается с отсутствием угроз для Москвы, в документе обнаружить не удалось.

От каких-то неожиданных по сути или даже по тональности заявлений в адрес России в НАТО, впрочем, воздержались. Возможно, этому способствовала и позиция США, которым вроде бы не с руки обострять отношения между двумя странами накануне встречи двух президентов. Сам Трамп, кстати, говорил, что в ходе его недельного турне по Европе встреча с российским коллегой, возможно, будет самой простой. Путина американский президент пока считает своим соперником, однако в итоге рассчитывает с ним даже подружиться. О том, насколько реалистичны такие надежды Трампа, очевидно, можно будет судить уже совсем скоро — до российско-американского саммита осталось всего несколько дней. И даже если каких-то прорывных решений в Хельсинки принято не будет (а их, в общем, никто и не ждет), по самой атмосфере, которая будет царить на переговорах, можно будет судить о том, какое ближайшее будущее ждет российско-американские отношения.