Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Главный слайд
Начало статьи
«Мы изменим этот мир все вместе»
2018-06-21 12:32:55">
2018-06-21 12:32:55
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

На 53-м международном кинофестивале в Карловых Варах Россия представила восемь картин. В том числе фильм «Довлатов» Алексея Германа-младшего, включенный в секцию «Горизонты». «Известия» встретились с сербским актером Миланом Маричем, сыгравшим в картине заглавную роль.

— «Довлатов» с успехом путешествует по фестивалям, вы тоже стали желанным гостем кинофорумов. Не так давно работали в жюри фестиваля «Зеркало» в Иваново. Не раздумывая, согласились на это предложение?

— Да, конечно. Я очень счастлив приехать в Иваново, потому что мне действительно нравится ваша страна. Я говорю абсолютно серьезно, ведь моя первая серьезная роль в большом кино случилась именно благодаря сотрудничеству с Россией. 

— После успеха фильма «Довлатов» вы, наверное, получили массу предложений от российских режиссеров?

— Нет, к сожалению, это не так. Но на самом деле я не очень сильно волнуюсь по этому поводу. Во-первых, волна успеха «Довлатова» еще не спала. Во-вторых, я думаю, что меня еще выберет кто-то из российских режиссеров.

На премьере фильма «Довлатов» режиссера Алексея Германа-младшего в Цифровом деловом пространстве на Покровке

Фото: ТАСС/Антон Новодережкин

— С Алексеем Германом-младшим поддерживаете связь?

— Да. За время работы над картиной мы действительно очень подружились. Алексей меня восхищает — он большой режиссер со своим очень специфическим внутренним миром. Я рад, что сотрудничал с ним. Но пока мы не обсуждали возможность снова поработать вместе, если вы спрашивали об этом.

— Хотите ли вы стать таким же успешным и популярным в России, как, например, ваш соотечественник Милош Бикович?

— Не знаю, может быть… Почему бы и нет? Милош большой молодец, он сделал блестящую карьеру в России. Я сейчас как раз активно занимаюсь поисками хорошего агента в Москве. У меня на это уходит много сил и времени. Да и вообще, скучать мне не приходится. Я сейчас очень загружен работой в Сербии.

— Снимаетесь?

— Да, у меня плотный график съемок в сериале, прервался только ради поездки на фестиваль. А еще я репетирую в новой постановке по произведению Райнера Фассбиндера «Почему рехнулся господин Р.» в Югославском драматическом театре. 

             

Фото: ИЗВЕСТИЯ/Александр Казаков

— Мы почти ничего о вас не знаем. Правда, что вы родились в 1990 году?

— Да. Сейчас мне 27 лет.

— Вы выглядите старше.

— Спасибо, это жизнь такая (смеется).

— Когда вы поняли, что хотите стать актером?

— Когда я был совсем маленьким. Дело в том, что я хотел быть всеми: и пожарным, и доктором, и полицейским… Исполнить эту мечту было возможно только одним способом — стать актером и сыграть множество любимых ролей и представителей самых разных профессий.

— Что вас привлекает больше всего? Театральная сцена или съемочная площадка?

— И то, и другое. Я просто очень сильно люблю мою работу. Поэтому не вижу абсолютно никакой разницы между сценой и площадкой для съемок. Понятное дело, что работа в театре происходит здесь и сейчас между тобой и зрителем. Это удивительное чувство — синергия между людьми… В кино всё по-другому. Но я получаю удовольствие от процесса и там, и там.

— У вас есть кумиры в профессии?

— Да, конечно. Их очень много. Один из самых любимых — Марчелло Мастроянни.

Итальянский актер Марчелло Мастроянни в роли Антонио в фильме «Подсолнухи»

Фото: ТАСС/Валентин Мастюков

— Сергей Довлатов, роль которого вы столь убедительно сыграли, был очень сложным человеком. Можете ли вы сказать то же самое про себя?

— Нет, не такой уж я и сложный… Между мной и Сергеем Довлатовым большая разница. Он жил в очень специфическое и сложное время в вашей стране. Быть писателем, когда вокруг цензура… Я могу только представлять, как тяжело ему было. Он жил в стране, в которой никто не хотел его публиковать. Но почему? Это «почему» является для меня главным вопросом. Эти люди просто убивали его душу своими отказами.

Я живу в демократическом обществе. Тем не менее я тоже иногда задаюсь вопросом: что такое цензура сегодня? С одной стороны, у нас нет какого-то специального КГБ, которое бы следило за нами и арестовывало за неправильные суждения. Как нет и специальных тюрем для противников политического режима. Мы живем во времена свободы. Но это не чистая свобода, она со знаком вопроса.

Можно делать всё что угодно, но каждый знает, где пролегают ее границы. Если, например, какая-нибудь алкогольная компания дает тебе деньги на съемки фильма, можешь ли ты снять правдивый фильм об алкоголе? Да, ты можешь, но ты должен быть очень аккуратным. Так я вижу сегодняшнюю цензуру. Я считаю, что человека делает время, в которое он живет. И мы все зависим от этого времени.

— Как бы вы описали свободу нашего с вами времени?

— Одним словом. Это деньги.​​​​​ Все хотят жить хорошо, путешествовать по югу Италии или Франции. Но для этого нужны деньги. Они для меня не очень важны. Но без них никуда. К сожалению.

                 

Фото: ИЗВЕСТИЯ/Александр Казаков

— В одном из интервью вы сказали, что в «Довлатове» вам было важно отразить высокие моральные качества людей того времени и рассказать о конфликте политиков и людей искусства.

— Это нормально. Борьба между политиками и артистами существовала всегда. Она и сегодня имеет место быть, это никуда не делось. Но в этом вопросе очень важна этика. Я считаю, что сегодня этики у нас нет. Вы можете представить себе современного человека, который готов умереть ради своего искусства?

— Могу, но их не так много.

— Да, наверное, такие есть. Но их на самом деле очень мало. И всё же это тяжело — представить себе человека, который действительно будет готов пойти в тюрьму ради нескольких книг, ради песен…

— Вы готовы?

— Я не знаю…

— Слишком тяжелый для вас вопрос?

— Я бы даже сказал, что это крутой вопрос. Я бы хотел ответить на него «да». Но я отвечаю вам искренне, поэтому говорю, что не знаю. Сегодня, когда мы живем в мире, который сконцентрирован вокруг смартфонов, в мире, где деньги играют главную роль, я не знаю, что вам ответить. Если я готов на такой поступок, то ради кого? Кто моя аудитория? Где она? В мобильном телефоне? Или все-таки где-то еще?

Актер Милан Марич на премьере фильма режиссера Алексея Германа-младшего «Довлатов» в Москве

Фото: РИА Новости/Евгения Новоженина

И это хороший вопрос, потому что после него задаешься другим вопросом: может ли искусство изменить мир? Я думаю, что может. Но мы должны за это сражаться. Сегодняшнее время не самое простое для искусства. Но я буду оптимистом и буду верить в то, что всё возможно. Мы изменим этот мир все вместе.

— Что для вас самое важное на сегодняшний день?

— Думаю, что самое главное для меня — это любовь. Наверное…

— Расскажите о своих целях.

— Я хочу много работать над собой и меняться к лучшему. А главное, всегда быть готовым к этим переменам.

Справка «Известий»

Милан Марич родился в Белграде. Окончил Академию театра, кино и телевидения в 2013 году (мастерская Биляны Машич) и был принят в труппу Югославского драматического театра (ЮДТ), в котором служит по сей день. Первой крупной работой актера в кино стала роль Сергея Довлатова в фильме «Довлатов» режиссера Алексея Германа-младшего.

 

 

 

Читайте также