Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Главный слайд
Начало статьи
Нахимичили
2018-05-30 15:52:35">
2018-05-30 15:52:35
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Нашумевшая история с отравленным в Англии российским экс-гэрэушником и его дочерью стала своеобразным камнем, брошенным в середину респектабельного британского омута, тихого, разумеется. Криминальный «бульк» в Солсбери спровоцировал слишком сильный резонанс — круги пошли туда, куда и не задумывалось. Неожиданно стали всплывать подробности секретного свойства. Например, заговорили о работе засекреченной военной лаборатории, расположенной буквально в шаговой доступности от места преступления skripal case. Во времена холодной войны британская лаборатория Портон-Даун, расположенная всего в 12 км от Солсбери, занималась вещами более серьезными, чем поиск «Новичка» на ручке двери дома отравленного шпиона Сергея Скрипаля. Подробности — в материале портала iz.ru.

«Средство против насморка»

Всё началось с того, что британские ученые (в данном случае, читай, военные химики) на основе ЛСД попытались создать «сыворотку правды» — если препарат расслабляет организм и гасит агрессивные эмоции, значит, он способен снижать и сознательную сопротивляемость пациента. То есть у допрашиваемого должно было исчезать желание не отвечать на вопросы или лгать.

«Этот наркотик на сленге специалистов иногда называли веселящим газом. Попадая в организм человека, ЛСД тормозил негативные реакции нервной системы человека и добавлял ему оптимизма — люди избавлялись от стресса, мыслей о трудностях бытия, начинали верить в то, что всё будет хорошо, и просто безудержно смеялись, — поясняет корреспондент The Independent Адам Люшер. — А в таком состоянии вы даже сумку с картошкой в магазине поднять не сможете, а уж о причинении зла противнику и речи быть не может».

Испытания проводились в обстановке строгой секретности, и потому подсыпать порошок в пищу, подливать в напитки или подавать вместе с обычным воздухом в комнату, где находились испытуемые, было чревато: а вдруг они потом где-то расскажут об «ощущениях, возникших у них без видимых причин».

Фото: TASS/FA Bobo/PIXSELL/PA Images/Andrew Milligan

Поэтому в качестве подопытных кроликов британские ученые выбрали военных — принятая ими присяга обязывала хранить в тайне всё, что происходило на службе, и это являлось своего рода гарантией нераспространения сведений. Если же язык у кого-то окажется слишком длинным, то несчастный случай в качестве меры возмездия не выглядел чем-то из ряда вон выходящим: военная служба всегда сопряжена с потенциальной угрозой жизни офицера и солдата.

И чтобы уж совсем подстраховаться, создали легенду: тем, кто согласился добровольно участвовать в экспериментах, сообщили, что испытываться будет «новое лекарство от насморка».

Один из добровольцев, доживших до нашего времени, Дональд Уэбб, вспоминает в беседе с автором, как в 1953 году, будучи 19-летним летчиком, несколько раз в неделю получал «лекарство». После чего его начинали преследовать кошмары и галлюцинации: «Мне виделись люди, чьи лица неожиданно трескались и расползались на части, оголяя черепную кость. Глаза сбегали вниз по щекам. Вещи, присутствовавшие в комнате, неожиданно начинали расти в размерах, заполняя собой все пространство и желая раздавить меня».

Кошмары шли по пятам за Уэббом и после того, как эксперименты были закончены. «Растущие вещи» и «расползающиеся лица» преследовали его в течение десятка лет.

Уэбб вспомнил также, что участвовавший в приеме ЛСД 20-летний летчик Рональд Мэддисон после окончания серии экспериментов умер. Правда, произошло это уже во время, когда он подписался на другие испытания: на нем проверяли действие зарина в различных дозах. Следствие было закрытым «по причинам соблюдения норм национальной безопасности». Инспекторы пришли к выводу, что Мэддисон стал жертвой несчастного случая. Через 51 год нестыковки в деле Мэддисона раскопали правозащитники, которые обвинили правительство страны в непреднамеренном убийстве военного. Наказаний никто не понес.

В 1994 году правительство консерваторов объявило о своем желании заслушать руководство химического центра об экспериментах 1950–1960-х годов. В ответ прозвучало уклончиво-обтекаемо-вежливое «в настоящий момент учреждение сосредоточено на разработке мер защиты населения в случае нападения противника с использованием химических средств поражения».

Туманные мечты Альбиона

В мае 1963 года состоялось заседание комитета по вопросам обороны при правительстве Великобритании под председательством тогдашнего премьера-консерватора Гарольда Макмиллана. Глава кабинета министров согласился на «увеличение числа проводимых исследований и разработок в сфере химических препаратов, способных делать армию противника недееспособной».

Британские химики не одни трудились в этой сфере — в 1962 году американцы проводили эксперименты с использованием гашиша и марихуаны для нелетального вывода из строя солдат противника.

Так 1 декабря 1964 года 17 волонтерам подразделения королевских морских пехотинцев дали за завтраком по стакану воды, содержащей 200 микрограммов ЛСД. Еще 24 участника испытаний получили обычную воду. Кто какую пил, знали только руководители процесса. Через некоторое время добровольцев подняли по тревоге и специально для них провели учения, имитировавшие чрезвычайную ситуацию на Кипре.

Эффект оказался недостаточным. В журнале наблюдения за процессом (ученые Портон-Дауна снимали все происходившее и на кинопленку) отмечено: «В 11.40 проявились первые признаки действия препарата. Двое коммандос не подчинились приказу командира. Остальные пехотинцы демонстрировали расслабленность и постоянно хихикали, будто подверженные биполярному расстройству». Способность к действиям, требующим приложения физических сил, морпехи при этом не утратили: один из них по приказу офицера сумел срубить саперной лопаткой деревце. После того как другой зачем-то залез на дерево, бойцов отправили в научный центр для снятия данных. «Командир, тоже находящийся под действием препарата, вместе с подчиненными попал к медикам: течение трех с половиной часов после приема средства он не мог определить, где находится и что с ним происходит».

Фото: Depositphotos.com

Английский историк и писатель Энлди Робертс в своей книге Albion Dreaming («Альбион мечтает»), посвященной работе химиков Портон-Дауна с ЛСД, резюмирует, что «долгосрочные последствия воздействия препарата в ходе испытаний выяснить не удалось — в 1966 году на фоне растущей обеспокоенности общественности распространением «кислоты», как еще называют ЛСД, проект пришлось свернуть. ЛСД был запрещен как препарат, ухудшающий здоровье».

Официально провозглашено было, впрочем, сворачивание программы изучения «атакующего», то есть военного, применения наркотика. При этом его восстанавливающее медицинское применение запрещено не было, и на этом основании химики Портон Даун продолжали эксперименты до 1968 года.

Пробовали они использовать ЛСД и в «газообразном состоянии», но довольно быстро отказались от этой затеи: выяснилось, что эффективным такое применение может быть только в закрытом непроветриваемом помещении, на открытой же местности такой газ подействовать на человеческий организм просто не успевает.

Сибирская язва для Лондона

Опытами с ЛСД специалисты Портон-Дауна, конечно же, не ограничивались: лаборатория работала не только с химическими препаратами, но и биологическими. Кроме того, далеко не всегда военное министерство, да и высшие чины правительства считали необходимым привлекать к экспериментам добровольцев.

Профессор Кентского университета Ульф Шмидт в своей книге «Секретная наука» (Secret science), вышедшей в 2015 году, рассказывает, что 26 июля 1963 года «даунисты» провели «испытание вентиляционных способностей лондонского метро»: на одной из станций была оставлена в уголке неприметная деревянная коробочка со спорами сибирской язвы.

Фото: Global Look Press/Dinendra Haria

Британским ученым удалось убедить «лиц наверху», что для человека споры смертельной угрозы не представляют — в то время считалось, что максимум вредного воздействия, которое вирус может оказать, — пищевое отравление. Экспериментаторов интересовало, каким путем будет распространяться инфекция: за счет движения воздуха в тоннелях, по которым движутся поезда, или же заразу разнесут люди. В мае 1964 года эксперимент повторили.

Впоследствии что-то пошло не так, информация выплыла наружу, однако «в целях государственной безопасности» судебное разбирательство достоянием гласности не стало.

«Тренируйтесь на Багамах»

Надо сказать, что «эксперименты на собственном населении» британскому правительству по большей части «не нравились». В 1952 году специалисты из Портон-Дауна проводили опыты с распространением бактерий бубонной чумы в нескольких милях от шотландского острова Льюис в рамках операции Operation Cauldron.

Задачей было изучить реакции морских животных на распыляемые бактерии. «Измени тогда ветер направление — и чумное облако накрыло бы весь остров, а это несколько тысяч человек, — пишет Шмидт. — Но повезло с ветром. Впрочем, без казусов не обошлось: через облако прошел некстати оказавшийся поблизости рыбацкий корабль Carella с 18 членами экипажа. Что случилось с рыбаками после этого, так до сих пор и не известно. Но лично Уинстон Черчилль после этого распорядился проводить подобные эксперименты далеко от основных британских территорий. Идеальным местом были названы Багамские острова. Там на производство опытов никаких ограничений не накладывалось».

В 1954 году на одном из необитаемых островов Багамского архипелага были запущены несколько облаков венесуэльского лошадиного энцефалита. В этом же году на юге Нигерии (в то время — колонии Великобритании) четыре команды портон-даунских химиков «оценивали воздействие нескольких типов нервно-паралитических газов и бактериологического оружия».

Operation Cauldron, 1954 год. В экспериментах с отравляющими веществами и бактериями участвовали и животные

Фото: youtube.com

Воздействия на кого именно — не указано. Зато известно, что эксперименты длились 15 месяцев и, как цинично отмечали некоторые политики, имели два несомненных плюса. Во-первых, можно было проверить «работу невидимых воинов» в тропических условиях. А во-вторых, всё это происходило «не на территории Британии или Австралии».

Шмидт обнаружил также, что «портон-даунские» экспериментировали и с отравляющими веществами длительного воздействия. К таковым относятся кадмий-цинковые сульфиды – потенциально канцерогенные (из-за присутствия кадмия) вещества. Их в период с 1953 по 1964 год с самолетов над Ла-Маншем и кораблей было рассеяно 4,6 тыс. кг. Естественно, рассеивание происходило таким образом, чтобы по возможности бо́льшая часть «подарков» досталась французскому берегу пролива.

В целом Шмидт насчитал как минимум 750 секретных операций, в ходе которых британские военные химики и бактериологи моделировали ситуации (не только теоретически, но и практически) атак «по своей специфике». Вещества сбрасывались с летательных аппаратов, морских кораблей и грузовых автомобилей. Счет невольных участников таких «макетных» учений идет на сотни тысяч, считает историк.

Согласно данным, имеющимся в распоряжении корреспондента The Daily Mail Имоджена Калдервуда, в экспериментах с отравляющими веществами и бактериями, производимых британскими химиками, за 50 лет (с 1939 по 1989 год) были задействованы не менее 21 тыс.  «морских свинок» (так называют на ученом сленге подопытных-добровольцев). Компенсации за «причиненные неудобства» получили 670 человек из этого числа. Причем добиться этого им удалось после многолетних тяжб только в 2008 году.