Перейти к основному содержанию
Реклама
Прямой эфир
Мир
ХАМАС поприветствовало решение суда о прекращении Израилем операции в Рафахе
Мир
Совет Евросоюза согласовал обновленный Шенгенский кодекс
Мир
Bloomberg сообщило о планах ВСУ провести контрнаступление в Харьковской области
Общество
Синоптики спрогнозировали потепление до +26 градусов в Москве 25 мая
Мир
Захарова назвала очередным придуманным США обманом «саммит мира» в Швейцарии
Политика
В ГД предупредили о последствиях после принятия ГА ООН резолюции по Сребренице
Мир
В Европарламенте осудили высказывания Максимилиана Кра о военных СС
Политика
Парламент Чечни поддержал назначение Даудова премьер-министром республики
Спорт
Ирландский боксер Шон Тернер победил российского бойца Вячеслава Дацика
Мир
Столтенберг призвал снять ограничения на удары западным оружием по объектам в РФ
Мир
Пентагон принял участие в учениях Армении по борьбе с ядерными угрозами
Мир
Минюст начнет публиковать адреса сайтов иноагентов
Мир
Зеленский сообщил о получении «столь необходимых» дальнобойных ракет
Мир
В конгрессе США призвали прекратить выделять деньги Киеву
Мир
FT узнала об отказе Венгрии отправить прибыль с активов РФ на оружие Украине
Мир
В Крыму назвали слова НАТО об ударах по территории РФ попыткой запугать Россию
Спорт
Чемпионат мира по хоккею 2028 года пройдет во Франции
Главный слайд
Начало статьи
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Россияне считают, что врачи лично должны нести ответственность за качество лечения. Тем временем защитники пациентов и защитники медработников объединились, чтобы вынести часть обвинений в отношении медработников из уголовной в административную плоскость. К чему может привести смягчение или же, наоборот, ужесточение наказания, кто, помимо врачей, должен нести ответственность за врачебные ошибки, читайте в материале портала iz.ru.

Народ за кнут

Порядка 40% россиян выступают за то, чтобы врачи и руководители медучреждений несли личную ответственность за качество лечения. Об этом свидетельствуют результаты опроса Всероссийского центра изучения общественного мнения (ВЦИОМ), обнародованные во вторник, 24 апреля. Кроме того, 60% опрошенных считают, что власти при распределении финансирования должны учитывать количество жалоб пациентов на то или иное медучреждение. 

По словам юриста, члена Совета по взаимодействию с институтами гражданского общества при председателе Совфеда Евгения Корчаго, сейчас медицинских работников в зависимости от последствий некачественного лечения можно привлечь как гражданско-правовой, так и к уголовной ответственности.

Врач устанавливает металлокерамические коронки пациенту

Фото: РИА Новости/Кирилл Брага

 

— Например, статья 124 Уголовного кодекса РФ («Неоказание помощи больному») предусматривает ответственность за неоказание помощи больному, но это более редкие ситуации, — сказал специалист порталу iz.ru. — На практике речь чаще идет об оказании медуслуг, которые не отвечают всем необходимым требованиям.

Корчаго напомнил, что пациент заключает договор чаще всего именно с клиникой, а не физлицом, а потому и «компенсировать причиненный вред должна организация». Привлечь к ответственности за некачественное оказание услуг сейчас можно и врача, в УК РФ, в частности, прописано наказание за умышленное причинение вреда, отмечает юрист.

Ослабить хватку

Общероссийская общественная организация «Лига защитников пациентов» тем временем выступает за то, чтобы наказание по ряду статей перевели из уголовной плоскости в административную. Соответствующее обращение к федеральным властям она подготовила совместно с Гильдией защиты медицинских работников, сообщил порталу iz.ru президент «Лиги защитников пациентов» Александр Саверский. 

«В силу того, что напряжение в здравоохранении растет, уголовная ответственность врачей создает больше проблем, чем решает, просим рассмотреть вопрос о переносе уголовной ответственности с неосторожными формами вины медперсонала из УК РФ в Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях», — говорится в обращении

Общественники отмечают, что с такой инициативой уже выступал Общественный совет по защите прав пациентов при Росздравнадзоре еще в 2007 году. Причем подобные поправки по сути были призваны не смягчить наказание в отношении медиков, а, наоборот, сделать так, чтобы их было проще привлечь к ответственности: «Любая попытка возбудить уголовное дело против врача наталкивается на стену корпоративности — система здравоохранения, эксперты, иногда само государство оказываются на стороне врача и защищают его». Административная ответственность выглядит не так страшно, а потому стала бы более эффективным инструментом борьбы с «нерадивыми коллегами», полагали в совете.

Президент «Лиги защитников пациентов» Александр Саверский

Фото: РИА Новости/Александр Уткин

Указывают авторы обращения и на другой факт. По их подсчетам, исходя из нынешней статистики по уголовным делам против медработников, «за 30 лет работы примерно 10% всех врачей окажутся под уголовным преследованием — то есть каждый десятый». Причем самая шаткая позиция у таких специалистов, как акушеры, хирурги, врачи скорой, которые ежедневно борются за жизнь пациентов. 

«Многовариантность подходов к лечению в медицине не всегда позволяет опереться на стандарт, приказ, говорить о единственном способе вмешательства», — отмечается в обращении. Получается дилемма: уголовного преследования зачастую добиться сложно, ошибки остаются безнаказанными, из-за этого трагедий происходит всё больше. Но и после трагедий пациенты и их близкие «не стремятся к тому, чтобы посадить врачей», подчеркивают в «Лиге защитников пациентов» и Гильдии защитников медработников. А для того, чтобы отстранить провинившегося медика от работы, хватит и административного наказания. 

Ход репрессиям

Дискуссии об уместности уголовного наказания для медиков поднялись в очередной раз на фоне скандала с процессом над врачом-гематологом Еленой Мисюриной, осужденной на два года колонии из-за смерти пациента (впоследствии приговор был отменен. — прим. iz.ru). В феврале в Минздраве заявляли о работе над законопроектом, который выведет большинство врачебных ошибок из сферы уголовного права. 

Сопредседатель Гильдии защиты медработников, юрист Асад Юсуфов в беседе с порталом iz.ru напомнил, что Следственный комитет России, в свою очередь, выступал за введение уголовной ответственности за преступления, связанные с ненадлежащим оказанием медпомощи. А зачастую оно может быть связано с непредвиденными обстоятельствами. «Мы же хотим вывести это из ранга уголовного деяния и хотим перевести в понятие административного правонарушения. Чтобы врач, медработник привлекался не к уголовной ответственности, а к административной. Например, был оштрафован. В таком случае эта некая частная ответственность», — говорит Юсуфов.

Во время УЗИ беременной в областном перинатальном центре

Фото: ТАСС/Александр Рюмин

Сопредседатель межрегионального профсоюза работников здравоохранения «Действие» Андрей Коновал считает, что такие меры не пойдут на пользу. «Большинство статей УК, которые применяются сегодня в отношении врачей, не звучат как статьи, посвященные именно медицинским преступлениям. Там же нет слов «медицинский работник» или «медицинские услуги», — отметил он в беседе с порталом iz.ru. Введение специальных статей в КоАП не отменит соответствующие статьи в УК: «В предложении «Лиги защиты пациентов» и Гильдии защиты медработников я не увидел поправок, в которых были бы какие-то оговорки о том, что эти статьи не могут применяться в отношении медработников из-за введения соответствующих административных статей». Это было бы и неправильно, потому что в некоторых случаях, когда злой умысел или халатность привели к серьезным трагическим последствиям, должна быть и уголовная ответственность, предположил Андрей Коновал.

— С нашей точки зрения, в нынешних условиях введение административных статей приведет лишь к появлению еще одного репрессивного рычага, прежде всего в отношении рядовых медработников, которые наиболее беззащитны. Как правило, они не очень юридически подкованы, их зарплаты не хватит на наем профессиональных адвокатов, которые могли бы их защитить, — добавляет собеседник. — Да и сама система судопроизводства у нас такова, что не особо верится, что рядовой медик найдет серьезную защиту от необъективных обвинений.

Подкрутить гайки

На рассмотрении Госдумы с лета 2016 года находится правительственный законопроект, который вводит в КоАП штрафы для работников сферы здравоохранения за нарушение порядка и качества оказания помощи. Документ прошел первое чтение, а до второго так и не дошел. В частности, кабмин предлагал наказывать рублем за бездействие врачей, если из-за него в итоге был нанесен вред здоровью: должностных лиц — на 20–30 тыс. рублей, юридических лиц — 200–400 тыс. Штрафовать предполагалось в том числе за срыв сроков проведения ряда медэкспертиз. 

В октябре прошлого года в СК заявили, что готовят поправки в УК, определяющие ответственность врачей за небрежное оказание помощи. По словам сопредседателя Гильдии защиты медработников Асада Юсуфова, введение отдельной нормы может привести к тому, что под уголовную ответственность, например, может попасть врач, который по неосторожности не смог предусмотреть неблагоприятных последствий лечения.

              

Фото: ИЗВЕСТИЯ/Александр Казаков

— Если ввести личную ответственность врачей в таких ситуациях, то возможны злоупотребления, когда они будут отвечать за те ошибки, которые изначально допустило руководство. Например, если врач следует внутренней инструкции, что приводит к причинению вреда, то вопрос о его ответственности стоять не должен, — сказал порталу iz.ru член Совета по взаимодействию с институтами гражданского общества при председателе Cовфеда Евгений Корчаго. 

Юрист Асад Юсуфов отмечает, что ужесточение наказания для врачей в итоге может привести и к тому, что медуслуги подорожают — в случае, если параллельно будет введено частное страхование: «Оно повлечет за собой определенные расходы со стороны самого врача, которые будут возложены непосредственно на конечного потребителя». Однако пока такой системы частного страхования в России в принципе нет, на ее введение и оптимизации под нее всей системы уйдут годы, подчеркивает собеседник. 

Виновники мучений

Против ужесточения наказания выступает и сопредседатель профсоюза «Действие». Он подчеркивает, что в условиях, в которых оказались российские врачи, риск ошибок объективно неизбежен. «Система здравоохранения тотально недофинансирована, из-за этого дефицит кадров, врачи работают с двойной и даже тройной перегрузкой, физически и эмоционально измотаны, — объясняет эксперт. — Хотя это не значит, конечно, что врачей не надо привлекать к ответственности. Но сегодня соответствующие статьи порой применяются намного жестче и чаще, чем следовало бы, не всегда справедливо». 

Споря о том, должны ли находиться подобные дела в административной или уголовной плоскости, многие забывают о том, что существует и третий вариант — дисциплинарная ответственность. Она может оказаться очень болезненной для работников сферы здравоохранения, поскольку имеет финансовый аспект — за ошибки их ждут вычеты из зарплаты, нередко весьма существенные. «Формально у нас законом запрещены штрафы из зарплаты. Однако в условиях, когда до половины зарплаты медиков составляют стимулирующие выплаты, де-факто мы можем говорить именно о штрафных санкциях, хотя они и запрещены», — говорит Коновал. По его словам, руководство зачастую «предпочитает «успокоить» пациента наказанием рядового сотрудника даже в тех случаях, когда жалоба не обоснована». Никто не отменял и увольнения сотрудников за ненадлежащее исполнение обязанностей, а с такой записью в трудовой книжке сложно найти работу.

 Во время операции по стентированию коронарной артерии

Фото: ТАСС/Валерий Матыцин

По мнению Андрея Коновала, ужесточать ответственность нужно не в отношении медработников, а тех, от кого зависят объемы финансирования системы здравоохранения. «Даже Минздрав России признавал публично, что многие программы ОМС в регионах — дефицитные, — отмечает он. — Регионы недофинансируют свою долю, тарифы объективно занижены, нередко занижены и планируемые объемы оказания медпомощи». В результате не хватает средств, отсюда проблемы с соблюдением порядка и стандарта оказания медпомощи.

— Яркий пример — по всей стране имеет место такой феномен, как неукомплектованность бригад скорой помощи медиками. В общепрофильных бригадах нередко выезжает один работник вместо положенных двух, а в специализированных не набирается установленных трех-четырех (в зависимости от профиля бригады), — рассказывает сопредседатель профсоюза «Действие». Другой вариант, когда специализированные бригады (например, акушерские или реанимационные) с неполным составом на бумаге признают общепрофильными, хотя они продолжают выполнять функции специализированных. Например, в Ижевске два года назад оставили вместо 11 специализированных бригад официально лишь одну — «это на 700 тыс. населения столицы региона и пригородного района», отмечает Коновал. 

Ужесточать ответственность в отношении главврачей — тоже тема спорная. Да, нередко их ловят на нерациональном расходовании выделенных средств, однако не менее часто они сами становятся заложниками ситуаций. Примером могут послужить случаи, когда главврачи в знак протеста против недостатка финансирования покидают должности. Летом 2016 года показательная история произошла в Пермском крае. Главврач Соликамской центральной районной больницы Андрей Лукьянченко подал в отставку и опубликовал в соцсетях расчеты, согласно которым финансирование вверенного ему медучреждения сократилось почти вдвое — до 24 млн рублей. Власти, однако, придерживались совершенно иной версии. Чиновники утверждали, что главврач уволился не по собственной воле, а был лишен работы из-за возможных нарушений финансовой дисциплины. 

Дайте поработать

За последние пять лет число уголовных дел о врачебных ошибках выросло почти втрое. По подсчетам СК РФ, в 2012 году в ведомство поступило 2,1 тыс. соответствующих обращений, а в 2017-м — 6050. По данным, которые приводит «Лига защитников пациентов» и Гильдия защиты медработников, порядка 10% предоставляемых медуслуг оказываются с дефектами. Общественники уверены, что реальные цифры намного печальнее, учитывая, что одних только госпитализаций в год проводится около 40 млн. И все эти случаи требуют разбирательств.

Однако даже на известные случаи нарушений надзорные органы порой не реагируют, утверждает Андрей Коновал. «Наши органы надзора и контроля — прокуратура, Росздравнадзор, интегрированные в политические системы регионов, часто, что называется, входят в положение и оказываются частью круговой поруки, такой коллективной безответственности», — говорит он. Например, остается безнаказанным неисполнение предписаний, например, с требованием укомплектовать бригады скорых.

Здание Министерства здравоохранения Российской Федерации

Фото: ИЗВЕСТИЯ/Алексей Майшев

«Иногда мы сталкиваемся с фактическим саботажем. Например, в Вологодской области в районной больнице города Харовска ликвидирована диспетчерская служба скорой помощи, в то время как по приказам Минздрава РФ прием и обработку вызовов должны осуществлять специально выделенные сотрудники, а не какие-то там медсестры из соседнего приемного отделения между выполнением своих основных обязанностей. Однако от Росздравнадзора и прокуратуры мы получили фактические отписки», — приводит случай специалист. 

Рычагов для привлечения к ответственности медработников достаточно и сейчас, а введение административных статей только окончательно посеет хаос в этой сфере. «Путь лежит не в том, чтобы появилась еще одна дубинка, нависшая над физически измученным, психологически выгоревшим, эмоционально опустошенным, замученным бумажной отчетностью медработником. Задача состоит в обеспечении достойных условий работы врачей и среднего медперсонала, чтобы они могли заниматься тем, чем они должны заниматься — лечить людей и работать на благо пациента», — резюмировал собеседник портала.

 

Прямой эфир