Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Главный слайд
Начало статьи
Сели на раскол
2018-04-19 17:31:28">
2018-04-19 17:31:28
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Власти Украины готовятся организовать в стране очередной переворот — на этот раз церковный. Согласно последним заявлениям президента Петра Порошенко, практически решен вопрос создания и легализации на Украине поместной (независимой) церкви на базе так называемого Киевского патриархата — непризнанной никем в мире религиозной организации с ярко выраженным националистическим уклоном. План нынешних властей существенно обостряет и без того непростую ситуацию на Украине и сулит стране в не столь отдаленной перспективе настоящие религиозные войны. В ситуации попытался разобраться портал iz.ru    

Кто есть кто на Украине

В новостях об Украине на эту тему непременно фигурируют Украинская православная церковь Московского патриархата (УПЦ МП) и УПЦ Киевского патриархата (УПЦ КП), а иногда еще и Украинская автокефальная православная церковь (УАПЦ). Тем, кто хотя бы вкратце не знаком с историей церковного раскола на Украине, непросто разобраться, что к чему.

Верующие в центре Киева во время крестного хода по случаю годовщины крещения Руси

Фото: ТАСС/Андрей Новиков

Строго говоря, все эти термины — всего лишь лишь общепринятые медийные штампы. Так называемая УПЦ МП — на самом деле просто Украинская православная церковь, единственная каноническая православная церковь на Украине. Состоит в духовном общении с Русской православной церковью, но имеет максимально широкую автономию: митрополит УПЦ избирается на Украине и формально утверждается патриархом Русской церкви. 

УАПЦ — непризнанная церковь, возникшая еще в начале 1920-х годов, свидетельство тогдашней неудачной попытки становления самостоятельной Украины. Долгое время была эмигрантской, то есть действовала преимущественно в местах проживания украинской диаспоры в США, Канаде, Латинской Америке. В начале 1990-х обосновалась на Украине, однако большого распространения не получила. Ее основная миссия была — дать начало Киевскому патриархату.

То, что называется УПЦ КП или Киевским патриархатом, — продукт церковного раскола начала 1990-х годов. Нынешний «глава» Филарет после смерти патриарха Русской православной церкви Пимена в 1990 году стал местоблюстителем. Как правило, местоблюститель и становится новым патриархом, однако в этот раз вышло иначе. Собор избрал митрополита Алексия, известного затем как Алексий II. Филарет вернулся в Киев. В утешение ему административный статус православной церкви на Украине изменили (это было еще во времена СССР). Был экзархат (сегодня такой статус имеет Белорусская православная церковь), стала самостоятельная Украинская православная церковь.

Однако после провозглашения независимости Украины Филарет резко изменил риторику и начал требовать автокефалии, то есть полной независимости. Архиерейский собор в ноябре 1991 года даже успел принять такое решение, правда, впоследствии большинство участников отозвали свои подписи, объяснив, что Филарет угрожал им. За это, а также за нарушение данного слова самостоятельно подать в отставку, в 1992 году Филарет был лишен сана и права вести церковные службы, после чего прибился к КП и вскоре его возглавил. Его риторика, требование автокефалии пришлись весьма ко двору в новой Украине, где главным смыслом и содержанием политики стало «отделение от Москвы». Именно Филарет раскрутил так называемый Киевский патриархат до нынешних масштабов, и за свою раскольничью деятельность в 1997 году на Архиерейском соборе Русской православной церкви был официально отлучен от Церкви и предан анафеме. 

Лучшие друзья радикалов 

Со временем у так называемой УПЦ КП появились не только «прихожане», но и влиятельные сторонники. И в таком количестве, что первые захваты канонических православных храмов на Украине произошли уже в 1993 году. Тогда же раскольники пробовали захватить Киево-Печерскую лавру, однако смогли занять только внешние помещения.

Патриарх Киевский Филарет на праздничной литургии в Свято-Владимирском Патриаршем кафедральном соборе

Фото: ТАСС/пресс-служба президента Украины/Михаил Палинчак

Активно практика захватов вернулась уже в новейшее время, после государственного переворота на Украине. С тех пор раскольники захватили уже около 50 храмов — в основном в западных областях Украины. В этом сторонникам Филарета активно помогают националисты. В 2017 году союз с ними был даже оформлен официально: стороны заключили соглашение о сотрудничестве и взаимодействии по созданию на Украине единой поместной церкви. По факту это взаимодействие ограничивается тем, что боевики «Правого сектора» (деятельность организации запрещена в РФ. — Ред.) принимают участие в запугивании прихожан и захватах храмов.

Новый смысл понятия «раскол» украинцы узнали после так называемой революции достоинства также благодаря Филарету. Конфликт на Донбассе он использовал в своих целях — как способ нанести удар по Русской православной церкви. Ведь церковный раскол — одна из причин сегодняшнего гражданского противостояния, а Донбасс — лишь наиболее заметное его проявление. У Филарета же это противостояние, творцами которого киевские власти сами и являются, используют как аргумент в пользу необходимости независимой украинской церкви. Независимой прежде всего от Москвы. Поэтому нет ничего удивительного в том, что главное, что проповедует Филарет со своими сторонниками, — это агрессивная форма украинского национализма.

«Не надо думать, что население Донбасса не виновно в этих страданиях. Виновно. И свою вину должно искупить страданиями и кровью. Голосовали на референдуме за федерализацию? Голосовали. Согрешили? Согрешили. Вот это следствие этого греха», — заявил он во время одной из проповедей в конце 2016 года.

Эти же тезисы его «священники» проповедуют украинцам в храмах, а капелланы украинской армии — солдатам ВСУ в зоне так называемой АТО (антитеррористической операции — так в Киеве называют конфликт на юго-востоке Украины), помогая и тем, и другим видеть в жителе Донбасса врага. Резкий рост количества самоубийств в украинской армии показывает, что жить с этим согласны далеко не все. Фактически на сегодня Киевский патриархат — это скорее политическая партия с церковной атрибутикой, требующая, чтобы ее тоже считали православной церковью.

Всё сложно

Термин «поместная церковь», как, впрочем, и многое другое, на Украине трактуют как-то по-своему, оригинально. Вообще в христианстве этот термин употребляется как синоним автокефальной либо автономной Церкви в пределах независимого государства. Независимое государство в наличии, статус автономной церкви в составе Русской православной церкви Украинская православная церковь имеет еще с 1990 года. У поместной церкви есть признаки: она самостоятельно выбирает своего предстоятеля и епископов, имеет право канонизировать святых, составлять новые церковные песнопения. Всеми этими правами УПЦ обладает. Получается, поместная церковь на Украине существует уже 28 лет. За что сражаться?

Но ведь мы имеем дело с Украиной. Проект поместной церкви в том смысле, в котором о нем говорит сегодня президент Порошенко и другие политики — это изначально проект Киевского патриархата. Филарету и его сторонникам не важно, что по всем признакам каноническая УПЦ — поместная церковь. До тех пор, пока сохраняется ее связь с Русской православной церковью, пусть даже формальная — она для них не поместная. Главный постулат «поместной церкви» в понимании раскольников — полная независимость от Москвы. А потом уже всё остальное: выборы, святые и молитвы.

Задача непростая, ведь речь не о том, чтобы просто назваться церковью, после чего исповедовать, крестить и венчать в свое удовольствие. Поместная церковь должна быть признанной мировым православием, ведь она — его часть. Понятно, что Киевский патриархат на сегодня не то что никем не признан, приличные люди религиозного мира от него стараются держаться как можно дальше.

Нынешний план действий раскольников в союзе с Порошенко выглядит примерно так. Вначале, используя формальное обращение от Верховной рады и Киевского патриархата, переметнуться под руку Константинополя. Это даст возможность Филарету покаяться, не теряя лица. Это важный момент, поскольку наложенная на Филарета анафема означает, что отлучен он не только от Русской православной церкви, но и от православия в принципе. То есть сейчас он даже хуже, чем просто чуждый Церкви человек, он ее враг. 

Президент Петр Порошенко провел встречу с Предстоятелями православных церквей Украины и об автокефалии с подписями всех архиереев

Фото: пресс-служба президента Украины/president.gov.ua

Важно, что перейти под руку Константинополя должен не Киевский патриархат, а именно каноническая УПЦ. Если бы можно было «учредить» новую церковь, как открывают новое юридическое лицо, на Украине это уже давно бы сделали. Есть также чисто технические споры, кто должен принимать решение о переходе церкви из одного патриархата в другой: единолично патриарх Варфоломей или же Вселенский собор.

После покаяния Филарета обе структуры сольют в одну, после чего Константинополь предоставит ей автокефалию. Иными словами, проект «поместная церковь» в понимании его авторов — это просто максимальный разрыв отношений с Русской православной церковью.

«Сегодня Украина как никогда близка к появлению собственной автокефальной поместной церкви. Это будет абсолютно историческое событие. (…) Это событие независимости Украины, которое происходит в очень непростые времена для того, чтобы мы имели свою единственную автокефальную церковь, молитвенно совмещенную с другими поместными церквями, но административно никак не зависимую ни от Москвы, ни от кого другого», — заявил Порошенко 17 апреля на специально созванной встрече с председателями фракций парламента.

Всего два дня спустя, 19 апреля, обращение к константинопольскому патриарху Варфоломею о поместной церкви поддержал украинский парламент. Впрочем, голосование никак не назовешь убедительным и единогласным — за документ проголосовали 268 депутатов при 226 необходимых, при том, что всего в законодательном органе представлены 450 народных избранников. По факту это тот же раскол страны на две примерно равные половины. Впрочем, Порошенко такая скромная поддержка не смутила: «Только Варфоломей имеет каноничное право и законную власть решать такого рода вопросы, и на него вся наша нация смотрит с благоговением и надеждой», — высказался он.

Фото: пресс-служба президента Украины/president.gov.ua

Впрочем, справедливости ради надо отметить, что примерно такую же бумагу Верховная рада принимала почти два года назад, летом 2016 года, и не получила в ответ вообще никакой реакции, полное игнорирование. В этом контексте важно, что непременным и главным условием этих обещаний является одно: только епископы и митрополит канонической УПЦ могут обратиться с просьбой о переходе в Константинопольский патриархат. Без них реализовать планы Порошенко невозможно.

Тем не менее (или даже, возможно, именно поэтому) проект «поместная церковь» всегда пользовался вниманием и сочувствием националистов. На самом высоком уровне его впервые поддержал Виктор Ющенко. Он, точно так же, как сегодня Порошенко, ездил договариваться об автокефалии, возил бумаги и подношения Варфоломею, получал от него какие-то обещания, которые затем пул пропрезидентских СМИ раздувал до невероятных масштабов.

Однако передовой фронт этой борьбы был на Украине. Партия автокефалистов в УПЦ уговаривала покойного митрополита Владимира согласиться на этот план. Не вышло, однако сама «партия войны» внутри канонической церкви не исчезла, хотя ее влияние существенно ослабло. Несмотря на все обвинения раскольников, Украинская православная церковь — вовсе не ручная церковь Москвы и вряд ли окружению президента удалось привлечь на свою сторону большинство епископов УПЦ. Тем более что в церковной среде о таких интригах быстро становится известно.

А что же люди?

Возникает закономерный вопрос: кто сейчас «сильнее», влиятельнее и авторитетнее для жителей Украины — раскольники или каноническая церковь? Вопрос этот постоянно используется в пропаганде и сильно политизирован, поэтому отвечать придется аккуратно. Согласно результатам опроса Института социологии НАН Украины, 36% верующих Украины — прихожане Украинской православной церкви, 25% — Киевского патриархата, еще 5% — УАПЦ. Это данные за 2016 год. Однако Центр Разумкова почти одновременно насчитал на Украине 39,5% прихожан КП среди верующих и 23% — верных Украинской православной церкви. Еще 25% ответили, что они «просто православные».

Поэтому больше информации может дать сравнительная статистика. Скажем, на 2016 год в Украинской православной церкви насчитывалось примерно 10,1 тыс. священников, более 12,3 тыс. церковных общин и более 4,8 тыс. учащихся в духовных учебных заведениях. У КП, соответственно, 3,33 тыс. священников, 4,7 тыс. общин, 1,23 тыс. учащихся. Еще больше разрыв в количестве монахов и монахинь: 4,85 тыс. и 211 человек.

Фото: РИА Новости

Причем эти данные, в отличие от социологии, имеют практическое подтверждение. Недавние протесты против антицерковных законов (ряд законопроектов, задачей которых было размыть понятие «церковная община», чтобы на ее собрание можно было привозить два автобуса «сторонников» и «голосовать» за переход общины и храма из Украинской православной церкви в так называемый Киевский патриархат) выводили на улицы Киева до 20 тыс. человек. Крестный ход за мир на Украине в 2016 году, по данным Украинской православной церкви, собрал 100 тыс. участников, причем как с запада, так и с востока Украины.

Раскольники же берут другим: медиаактивностью, спекуляцией на острых общественных темах, показным патриотизмом, а также высоким покровительством. Большинство украинских политиков показательно поддерживают раскольников. Впрочем, тут уместно вспомнить средневековое «чья власть — того и вера»: во времена Януковича эти же люди точно также показательно крестились в храмах Украинской православной церкви.  

В шаге от религиозной войны

Сегодня на Украине выбор церкви — это, помимо прочего, еще и смелый гражданский поступок. Поддержать обращение о поместной церкви после государственного переворота и четырех лет гражданской войны — всё равно, что лично одобрить все те беззакония, которые раскольники фактически благословляли и славили.

Сегодня церковный раскол находится исключительно в пределах Украины. Хотя бы по этой причине вселенская Церковь вряд ли обратит внимание на политические движения Киева. Ведь легализация раскольников по их плану — это расширение раскола. 

Самой же Украине от создания поместной церкви будет «веселее» всех. Долгие годы церковь была институтом с самым высоким рейтингом общественного доверия, опережая парламент, правительство, президента, суды, милицию, армию и СМИ вместе взятые. Более того, сегодня это едва ли не единственная площадка, на которой могут встретиться украинцы разных политических взглядов.

Фото: ТАСС/Зураб Джавахадзе

Если же предположить, что случится невероятное и обращение Порошенко услышат, националистическая автокефалия может обернуться для Украины настоящими церковными войнами. Прецедент есть. В 1995 году в Киеве скончался «патриарх» КП Владимир, предшественник Филарета. История темная, подозревали насильственную смерть, а мотивы были только у самого Филарета: два «пастыря» не могли поладить еще с 1990 года, дрались за власть и деньги. Во время похорон сторонники одного и второго устроили в Киеве беспрецедентные силовые столкновения, чуть Софийский собор не снесли. Можно только представить, какой дележ приходов, должностей, власти и денег вкупе с сведением счетов начнется в такой «поместной церкви», если она, не дай бог, возникнет.

Впрочем, существует и предположение, что реальных движений в сторону поместной церкви Порошенко делать не будет, а все инициативы, озвученные в последние дни, — исключительно предвыборный пиар, направленный на мобилизацию своих сторонников и сомневающихся. Всё ближе президентские и парламентские выборы-2019, и окружение президента в отсутствие реальных политических успехов и катастрофы в экономике изо всех сил ищет темы построения успешной избирательной кампании, одной из которых и должна стать церковь. В лагере главы Украины, похоже, никто не задумывается, что ситуация в стране настолько взрывоопасна, что даже одна неосторожная фраза может привести к непредсказуемым последствиям.