Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Главный слайд
Начало статьи
«Рефлексия и самоедство — особые черты нашего актера»
2018-03-19 15:15:47">
2018-03-19 15:15:47
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Актер Театра имени Вахтангова Виктор Добронравов — сын народного артиста РФ Федора Добронравова — получил известность благодаря своим театральным работам (на его счету, к примеру, царь Эдип в культовом спектакле вахтанговцев). В последнее время он активно занимается кинокарьерой. В феврале и марте на отечественные экраны вышли фильмы «Рубеж» и «Ну, здравствуй, Оксана Соколова!» с участием актера. На конец года намечена премьера военной драмы «Т-34». Корреспонденту «Известий» Виктор Добронравов рассказал, чем дорога ему военная тематика в кинематографе, как с годами меняются жизненные ориентиры, а также успокоил поклонников, переживающих за здоровье его отца.

— Многие артисты, сыгравшие военных и, что называется, попавшие в тренд, впоследствии с трудом возвращаются в «мирные» фильмы. Режиссеры просто не видят их на «гражданке».

 Вы знаете, мне, наоборот, всегда было странно, почему меня не снимают в военных картинах. Ведь по сути я социальный герой. Было всегда обидно, что какие-то проекты проходили мимо, но, видно, просто нужно было дождаться своего часа. Для меня тема войны на экране очень важна. Мой прадедушка воевал. Думаю, те события оставили отпечаток в семьях каждого из нас.

И даже если у кого-то есть иллюзия, что война его не коснулась, это заблуждение. Все мы сегодня живем и говорим на русском благодаря подвигу наших дедов и прадедов. Отечественные кинематографисты делают абсолютно правильно, что обращаются к этой теме. Своей страной надо гордиться, защищать ее и отстаивать. В том числе и посредством кино.

— Вы патриот?

— Конечно!

— В чем это выражается?

— Я живу в Москве, работаю в Театре имени Вахтангова и плачу налоги. Гастролирую по всему миру, неся знамя русской культуры и театрального искусства в частности. В современной конъюнктуре всё это, увы, отходит на второй план.

На открытии Олимпиады в Сочи в 2014-м был заложен очень правильный месседж миру: «Думая о России, помните, что это страна великих поэтов, писателей, композиторов, артистов, спортсменов». Я представляю одну из самых важных страниц в истории отечественной культуры — театр. Помню, когда-то играл в спектакле, в котором одна из новелл была посвящена проблеме отцов и детей, умению прощать и любить. Так вот, однажды мне написала девушка, которая не разговаривала с отцом восемь лет, а после увиденного позвонила ему. В этом и заключается мой скромный патриотизм.

Кадр фильма «Ну, здравствуй, Оксана Соколова!»

Фото: Наше Кино

— В картине «Ну, здравствуй, Оксана Соколова!» вы впервые сыграли главную роль в полном метре. Не обидно, что это случилось только в 35-летнем возрасте, когда у других уже и в 25 огромный список?

— Вы знали, кто такой Бенедикт Камбербэтч до того, как он появился в сериале «Шерлок»? После этого проекта человек просто ворвался в мировую актерскую элиту. И сделал это к 40 годам, а до того был известен только в Британии. При этом для меня непонятно, что значит проснуться знаменитым. Думаю, это должен быть плод кропотливой работы. Может быть, я просто чересчур критически к себе отношусь. 

Вот интересно, когда Роберт Дауни-младший приходит на премьеру «Железного человека», он думает: «Черт, вот здесь не получилось, тут не дотянул...» или «Да, детка, я король мира, я лучший»? Я тоже иногда думаю, а будет ли у меня кинопроект, после которого я скажу: «Да, ребята, мы это сделали круто!».

Пока таких работ не было, хотя мне за свои роли не стыдно. Наверное, рефлексия и самоедство — особые черты нашего актера. Да и русского человека в целом, ведь Чацкий и Печорин — это же наши люди.

У каждого своя дорога. Мой папа только к 50 годам стал всенародно любимым. Но до этого он же не плевал в потолок, а работал каждый божий день как каторжный.

 Виктор, на днях СМИ облетела новость, что ваш папа попал в больницу. Как его самочувствие?

— Слава богу, всё хорошо. Не волнуйтесь, ничего страшного нет. Скоро он вернется на сцену.

— В фильме «Ну, здравствуй, Оксана Соколова!» ваш герой, радиоведущий, теряет голос. Вы, как актер, попадали в подобные ситуации?

— Когда я работал в мюзиклах, то график был просто на износ. Каждый день спектакль, а следовательно — огромная нагрузка на связки. Работала в Большом театре фониатр Зоя Изгарышева, прекрасная женщина, которая нас просто спасала. А прошлым летом, когда снимали фильм «Т-34», мне приходилось много кричать. Сцены снимали в настоящем танке, я им рулил и что-то орал в башню командиру. Было много дублей, я надорвал связки, а вечером надо было играть царя Эдипа. Получился такой хриплый царь.

Виктор Добронравов в роли Эдипа в спектакле «Царь Эдип» в Государственном академическом театре имени Евгения Вахтангова в Москве

Фото: РИА Новости/Владимир Федоренко

— Неожиданно узнал, что у вас недавно был юбилей.

— Ну, так: полукруглая дата. 40 лет не отмечают, а мои 35 вроде ни туда ни сюда.

— Мне кажется, родиться 8 марта — отличный и продуманный ход со стороны мужчины.

— Я, увы, на это никак не мог повлиять (улыбается). Спасибо маме, день и правда удачный. Девчонок своих я, естественно, поздравил. У меня их три — жена и две дочки. Но понятно же, что главный праздник в году — день рожденья (улыбается). В этот день играл Онегина в родном Театре имени Вахтангова, он закончился почти в 11 вечера. Так что отмечал событие дома, с женой.

— Раз уж про родной театр заговорили, поделитесь впечатлениями: как прошли гастроли в Лондоне?

— Мне показалось, что спектакль «Улыбнись нам, Господи» прозвучал в Лондоне как-то более отчетливо, чем в Москве. В нашей столице очень быстрый ритм жизни. Людям тяжело настроиться на философский лад, переключиться на медленное и подробное повествование. В Лондоне иной темп, что позволяет зрителю в своем естественном состоянии считывать все посылы. Да и сам спектакль шел по-другому. Когда играешь для иностранного зрителя, всегда что-то меняется.

 — Что именно?

— Я бы сказал так: актеры работают так, чтобы в зале был понятен каждый жест и символ, которые в этом спектакле на вес золота. Зрителю тяжело смотреть постановку на чужом языке, отвлекаться на субтитры. Поэтому очень важна картинка.

Для репертуара Театра имени Вахтангова этот спектакль с точки зрения зрительского интереса не стопроцентный хит. Брендом у нас дома стали «Онегин» и «Дядя Ваня». А в Лондоне «Улыбнись нам, Господи» воспринимали как сенсацию. Опять же когда ты в Москве смотришь историю про литовских евреев, то, наверное, тема не всегда в тебя попадает.

А когда ты сам оторван от России, пусть даже эмигрировал уже много лет назад, всё равно по-другому воспринимаешь эту историю. Она про тебя, человека, оставившего родину, а, быть может, и родителей. Это попадает в самое сердце.

— Не возникло ощущения, что из-за политической конфронтации на русский театр в Лондоне смотрят с легким прищуром?

— Мы были на гастролях в Америке в самый разгар украинского кризиса. Там случались всякого рода провокации, люди стояли у театра с плакатами, но всё это в итоге оказалось полной ерундой, потому что зритель, увидевший спектакль, получил невероятное культурное наслаждение и меньше всего думал о политике.

И сейчас все серьезные издания Лондона поставили хорошие оценки спектаклю, а зрители в соцсетях обменивались восторженными впечатлениями. В этом отношении мы ощущаем себя как некие послы мира. Думаю, в таком единении людей, на время забывающих о политике и дрязгах, заключается сакральная миссия театра.

Актеры Виктор Сухоруков, Сергей Маковецкий, Виктор Добронравов во время пресс-показа спектакля «Улыбнись нам, Господи» на сцене Театра им. Вахтангова

Фото: ТАСС/Вячеслав Прокофьев

— В театре намечается премьера с вами?

— Мы ждем, когда Римас Владимирович Туминас (худрук Театра им. Вахтангова. — «Известия») определится с названием. Юрий Бутусов должен в следующем сезоне начать репетиции. Посмотрим, что будет. На самом деле у меня в театре и так много работы. Честно говоря, меня пугает, что старые роли никуда не деваются, а новые продолжают появляться. Этот «ошейник» потихоньку затягивается, дышать уже тяжеловато. Все-таки есть дети, семья. Хочется иногда и их видеть.

— То есть вы не из тех актеров, кто…

— Из тех, из тех (улыбается)! Когда только пришел в театр, то просто ночевал здесь. Считал театр домом. Но тогда у меня не было семьи и детей. Сейчас вектор немного меняет направление. Хочу сам принимать участие в жизни детей, видеть, как они растут. Всё ведь для них по большому счету и делается.

Справка «Известий»

В 2004 году Виктор Добронравов окончил Щукинское театральное училище (курс Евгения Князева) и был принят в труппу Театра имени Вахтангова, где исполняет центральные роли в спектаклях «Царь Эдип», «Евгений Онегин», «Бег», «Улыбнись нам, Господи» и других. Играл в мюзиклах.

 

Фильмография актера насчитывает более 60 теле- и киноработ, в том числе «Не родись красивой», «О чем говорят мужчины», «Оттепель». 

 

 

Загрузка...