Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

«У российского кино есть всё, чтобы быть лучше Голливуда»

Актер Павел Прилучный — о фильме «Рубеж», работе в театре и планах стать продюсером
0
Фото: РИА Новости/Екатерина Чеснокова
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

В прокат выходит фильм режиссера Дмитрия Тюрина «Рубеж» — военная драма с фантастической подоплекой. Из наших дней герой попадает в центр битвы времен Великой Отечественной. Исполнитель главной роли Павел Прилучный рассказал корреспонденту «Известий» о съемках в полевых условиях и о прозрении своего персонажа.

— Как вы отнеслись к идее «машины времени»? Это же не привычный исторический фильм...

— Я согласился потому, что сценарий был основан на реальных событиях. Вся история — о конкретной битве на Невском пятачке, происходившей в 1942–1943 годах. Герои, выведенные в фильме, действительно принимали участие в этом сражении. К сожалению, никого из них уже не осталось в живых. Но все события были задокументированы, и поэтому легко восстановить всю картину. Прочитав сценарий, я поразился самоотверженности этих людей. Они ведь знали, на что шли. И все равно делали свое дело, стояли насмерть за Родину. 

— Вы изучали исторические материалы?

— Конечно. Режиссер посвятил очень много времени рассказам об исторических реалиях. Честно — я вообще впервые узнал о Невском пятачке во время читки сценария. Сначала думал, что за странное название? А это оказались военные действия, где на каждом квадратном метре по несколько человек погибло. Самое пекло. До сих пор гранаты неразорвавшиеся, обломки техники находят.

— Получается, вы в этом совпали с вашим героем? Он тоже сначала не знал о том, что такое Невский пятачок.

Спросите у любого парня 16–18 лет, что такое Невский пятачок. Даю руку на отсечение — 90% не ответят. И круто, что у нас есть возможность в кино рассказать им об этом сражении. В школе же о нем не рассказывают. Если только ты сам не начинаешь углубляться в историю Великой Отечественной войны, либо не живешь рядом с этим местом.

— Кстати, а у вас отношение к той войне изменилось?

— У меня вообще очень трепетное отношение к этой войне. Помню, мне мама в детстве говорила: если бы не наши солдаты, неизвестно, где бы мы сейчас жили и на каком языке разговаривали. Я чувствую гордость за наших дедов, за то, что они сделали.

— В чем специфика актерской работы в военной картине? Сложнее играть в таком кино, чем в фильме о наших днях?

— Гораздо сложнее. Во-первых, есть пиротехника: взрывы гремят постоянно. Во-вторых, сниматься приходится в полевых условиях.

— Помню, какой холод был во время съемок, а вы разгуливали в легком пиджаке.

— По сюжету я из лета попадал в зиму. Причем мне еще пришлось в этом костюме нырять и ходить потом мокрым.

— Сами ныряли, без дублера?

— Все трюки делал сам. Хотя бы потому, что мне хотелось поддержать всех остальных. Им было тяжело. Ребята лежали на земле в мороз, искусственная кровь липла… А так я своим примером дал ребятам стимул к тому, чтобы хорошо делать свое дело, потому что мы все — одна команда и работаем на равных. В ноябре световой день короткий, и мы старались максимально сократить количество дублей.

— Сегодня каждый исторический фильм вызывает множество споров о достоверности. Как вы относитесь к критике?

— У каждого человека есть свое мнение, и он имеет право его высказать. Причем на это мнение влияет его настроение в данный момент. Может, он машину разбил, или еще что-то, и негатив переносит на все вокруг. За «Рубеж» я не волнуюсь. Мне кажется, что он получился достойным и зрелищным.

— Раньше вы чаще в сериалах снимались. А теперь вот полный метр.

— Сериал или полный метр — почти одно и то же. Единственное различие — количество съемочных дней. Сейчас я сериал на 4–5 сезонов не вытяну. Представьте, это же 3–4 года общаться с одними и теми же людьми в одном и том же месте — ужас (смеется).

Когда по 13–14 часов в сутки проводишь вместе с одними и теми же людьми на закрытой площадке, то через 20 дней начинают портиться отношения, все уже друг друга не выносят. А полнометражный фильм — забег на короткую дистанцию. К ней, правда, нужно дольше готовиться. Чтобы донести до зрителя историю четко и емко.

— Вы играете в антрепризном спектакле. Нет планов обосноваться в каком-нибудь хорошем театре?

— Ни в коем случае. Антреприза ничем не хуже репертуарного спектакля. В театрах на главных ролях работают те же медийные товарищи. Это чистый бизнес-подход для привлечения зрителей. А вся остальная труппа просто сидит. 60% при этом — талантливые молодые артисты.

— Кстати, о медийности. Вы теперь один из самых узнаваемых актеров. О Голливуде задумывались?

— Не мое это. Не хочу. У российского кино сейчас есть всё, чтобы оно было гораздо лучше голливудского. Американцы ведь не просто так едут учиться в наши актерские школы. Школа-студия МХАТ, например, забита американцами. А еще ГИТИС, «Щука», «Щепка». Одна из лучших актерских школ — здесь, в России. Станиславский же — основатель. Поэтому у нас есть все возможности делать кино гораздо круче и талантливее, чем в Америке.

— Но пока что-то не получается.

— Это пока. Не хватает смелости сломать форматы. Например, доказать каналу, что новый проект должен быть запущен в производство. Убедить 3–4 бабушек, которые там с незапамятных времен сидят, что зрители это будут смотреть.

— Пробить на наши телеканалы какие-то нестандартные проекты — задача не из легких.

Но «Мажора» же смогли пробить? Его вообще не хотели выпускать. Говорили, «Мажора» никогда не будет. Странная картинка, слишком яркая, зачем такая операторская съемка необычная? Но режиссер отстоял — оставим так, и всё. За это надо биться. Поэтому я стал создавать свою компанию, набрал молодых ребят.

— Что вы планируете снимать?

— Первым проектом будет сериал про бойцов ММА. Сейчас сценарий пишем.

— Хотите начать с темы, которая вам знакома по спортивному прошлому?

— Да, но мне кажется, что бойцовские клубы в нашем кино пока не представлены. А их очень много, особенно на периферии. Там ведь парни либо занимаются боксом, спортом, либо — наркоманы. Третьего не дано. И так всё идет много лет. Считаю, что такой сюжет найдет отклик у зрителей. Летом начнем снимать. Это будет мужская история, основанная на мышцах, поте и крови.

— А вы кем будете — исполнителем главной роли?

— Я буду продюсером. Ну, сыграю небольшую роль, может. Главное — собрать команду единомышленников. Что такое кино? Это коллектив, ансамбль. Если есть хороший ансамбль, начиная от рабочего и заканчивая художником-постановщиком, то всё получится.

— У вас есть дети. Вы видите их продолжателями актерской династии?

— Нет. Вообще не хочу. То есть Мия, может, и найдет себя в этой профессии. Она просто актриса с рождения. Тимофей, может быть, и пожелает, но... Сначала я отдам его в Суворовское училище. А потом уже пускай делает, что хочет.

Справка «Известий»

Павел Прилучный родился 5 ноября 1987 года в городе Чимкенте.

 

С детства занимался хореографией, вокалом и боксом. В 2010 году окончил Российскую академию театрального искусства (ГИТИС). Известен по ролям в картинах «Мажор», «Тайный город», «Любовь с ограничениями».

 

 

Прямой эфир