Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Главный слайд
Начало статьи
Кто больше террорист
2017-12-11 17:41:06">
2017-12-11 17:41:06
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Турецкий президент Реджеп Тайип Эрдоган назвал Израиль государством-детоубийцей, а США — пособниками в этом преступлении. Отношения Анкары и Тель-Авива, которые под давлением США были налажены всего полтора года назад, снова дали трещину, которая расширяется с каждым днем. Но Эрдогану это не в новинку: за время нахождения у власти он уже трижды мирился и ссорился с еврейским государством. В чем отличия нынешней ситуации от прежних периодов обострения отношений, разбирался iz.ru.

Автор цитаты

«Я не привык, чтобы мне читал лекции о морали лидер, который бомбит курдские деревни в своей родной Турции, бросает журналистов за решетку, помогает Ирану обойти международные санкции и помогает террористам — включая тех, которые действуют в секторе Газа, — убивать невинных людей».

Биньямин Нетаньяху и Эммануэль Макрон после переговоров в Париже.

Фото: REUTERS/Philippe Wojazer

Эти слова, произнесенные израильским премьер-министром Биньямином Нетаньяху в воскресенье, 10 декабря, после встречи с французским президентом Эммануэлем Макроном в Париже, европейские СМИ уже назвали пощечиной турецкому президенту Реджепу Тайипу Эрдогану. Воскресным утром он выступил в городе Сивас с ответной пламенной речью.

Автор цитаты

«Палестина — невинная жертва. Мы не оставим Иерусалим на милость страны, которая убивает детей, — провозглашал Эрдоган под ликующие крики огромной толпы. — Израиль — террористическое государство, да, террористическое! Оккупация и убийство — это всё, что они умеют делать. Других ценностей у них нет!»

Таким образом, решение Трампа, признавшего Иерусалим столицей Израиля и распорядившегося перенести туда американское посольство, дало первые плоды. Едва наладившиеся отношения между Турцией — страной – членом НАТО, прикрывающей южный фланг альянса, — и Израилем, главным американским союзником на Ближнем Востоке, буквально за сутки оказались безнадежно испорчены.

Повесть о дружбе и недружбе

Турецко-израильские отношения изначально были непростыми. После того как было провозглашено создание еврейского государства, Анкара оказалась в сложной ситуации: с одной стороны, общеисламская солидарность требовала поддержать арабские страны в борьбе с сионистами, с другой — Израиль выглядел перспективным противовесом арабским режимам на Ближнем Востоке, рост влияния которых тревожил Турцию. Израильтяне же преследовали свои цели. Премьер-министр Давид Бен-Гурион разработал так называемую периферийную стратегию: в соответствии с ней надлежало укреплять связи с неарабскими мусульманскими странами — в первую очередь с Турцией и Ираном — и государствами со значительным мусульманским населением — Эфиопией и Индией. Тем самым Тель-Авив предотвращал создание мощного антиизраильского общеисламского альянса.

В результате турецкая политика в отношении Израиля в последующие годы напоминала балансирование на канате. С одной стороны, Анкара голосовала против плана ООН по разделу Палестины, то есть против самого создания еврейского государства. С другой — признала Израиль сразу после его образования в 1949-м и уже год спустя направила в Тель-Авив свою дипмиссию. В 1956-м по итогам Суэцкого кризиса Турция сурово осудила израильскую агрессию против Египта и понизила статус диппредставителя, а уже два года спустя израильский и турецкий премьеры провели тайную встречу, чтобы обсудить сотрудничество в разведывательной и военной областях.

14 мая 1948 года Давид Бен-Гурион провозгласил создание независимого еврейского государства

Фото: wikipedia.org/общественное достояние

По тому же принципу — и нашим и вашим — отношения развивались и в дальнейшем. Анкара, с одной стороны, осуждала еврейское государство за Шестидневную войну, призывала к выводу израильских сил с оккупированных территорий и поддерживала право палестинцев на самоопределение, с другой — воздерживалась при голосовании о признании Израиля государством-агрессором. Отдуваться приходилось дипломатам: Анкара несколько раз то повышала, то понижала статус своего дипломатического представительства — в зависимости от того, хотела она выразить Тель-Авиву одобрение или возмущение. К примеру, турецкий посол появился в еврейском государстве лишь в январе 1980-го и просидел меньше года: уже в ноябре его отозвали из-за того, что Израиль объявил своей столицей Иерусалим. Снова турецкое посольство появилось в Тель-Авиве лишь в 1992-м.

Все эти сложные извивы двусторонних отношений во многом отражали расклад сил внутри турецких элит: если в министерстве обороны и МИДе было сильно произраильское лобби, то религиозные круги относились к этому крайне неодобрительно — арабов они не любили, но евреев не любили еще больше. Поэтому когда к власти в Турции в 2002 году пришла консервативная Партия справедливости и развития (ПСР), пользовавшаяся репутацией панисламистской, в Израиле решили, что дело плохо. И первые шаги новой власти, казалось, эти опасения подтверждали: новое турецкое руководство сурово осудило ликвидацию палестинского шейха Ахмеда Ясина, назвало израильскую политику в секторе Газа государственным терроризмом и организовало массовые демонстрации протеста по всей стране.

Медовый месяц

Однако в 2005-м Эрдоган совершил разворот на 180 градусов (такие резкие изменения курса, в результате которых враги становятся друзьями, а друзья врагами, со временем стали фирменным приемом этого политика). Во главе внушительной делегации турецкий премьер прилетел в Израиль, где подписал множество контрактов, встретился с премьером Шароном и президентом Кацавом и возложил венок к мемориалу жертвам холокоста Яд-Вашем. Антисемитизм Эрдоган охарактеризовал как преступление против человечности и сурово осудил Иран за ядерные амбиции, угрожающие Израилю и всему миру.

Ариэль Шарон и Тайип Эрдоган, 2005 год

Фото: Getty Images/Avi Ohayon/GPO

Эрдоган не скрывал, что его цель — набрать внешнеполитические очки, превратив Турцию в посредника между израильтянами и палестинцами, а также между Тель-Авивом и Дамаском. Президент Шимон Перес выступил перед турецким парламентом, президент Турции Абдулла Гюль клялся оказать всю возможную помощь в освобождении похищенных палестинскими боевиками израильских солдат. В начале 2006 года израильский МИД объявил, что отношения между Турцией и Израилем идеальны.

Но медовый месяц продлился недолго. Вскоре турецкий лидер уже вовсю критиковал западные страны: «Те, кто требует от Ирана не производить ядерное оружие, прежде должны отказаться от него сами». В штаб-квартире ПСР в том же 2006-м с почетом принимали одного из лидеров ХАМАС Халева Машаля, а два года спустя турки отказали израильтянам в участии в учениях ВВС «Анатолийский орел», хотя сами же их перед этим пригласили. По данным израильских спецслужб, турки разрешили ХАМАС организовать базу на своей территории и передали Ирану имевшиеся у них данные на сотрудников и агентов «Моссада».

Всё это вызывало у Тель-Авива недоумение: казалось, турецкий лидер перегибает палку, стремясь наладить отношения с арабами и персами за счет Израиля. Премьер Нетаньяху заявил, что из Турции не выйдет посредника между сирийцами и израильтянами, поскольку Анкара очевидно пристрастна. В ответ в январе 2009-го Эрдоган обрушился на Израиль с филиппикой в Давосе. «Вы убивали людей, вы творили злые дела», — обличал он Шимона Переса. Был быстро выпущен на экраны очередной сезон популярной мыльной оперы «Долина Волков», где главный злодей оказывался агентом «Моссада», развернувшим в Турции шпионскую сеть и похищающим турецких детей.

Мы вас простим за деньги

29 мая 2010 года из греческих портов Пирей и Гераклион и турецкой Антальи вышли семь судов с активистами, гуманитарными и строительными грузами на борту. Это была так называемая флотилия свободы, организованная турецкими, европейскими и американскими активистами. По их замыслу, флотилия должна была прорвать израильскую морскую блокаду сектора Газа, установленную с началом операции «Литой свинец».

Израильтяне заранее предупредили, что не пропустят суда без досмотра. Очевидно было, что большую часть груза израильские моряки завернут, включая цемент, который мог использоваться для постройки бункеров. По мере того как флотилия приближалась к линии израильского кордона, напряжение нарастало.

31 мая израильские досмотровые группы высадились на борт судов-прорывателей, одно из которых шло под турецким флагом. Находившиеся на борту судна «Мави Мармара» пропалестинские активисты оказали сопротивление, израильтяне открыли огонь на поражение. В итоге погибли восемь граждан Турции и один человек с двойным — турецко-американским — гражданством.

Судно «Мави Мармара»

Фото: TASS/Burhan Ozbilici

Все попытки Тель-Авива оправдаться и объяснить, что активисты применили силу первыми, ранив семерых израильских солдат, после этого уже не имели смысла. Эрдоган заклеймил действия Израиля, назвав их государственным терроризмом. Уровень дипломатических связей был в очередной раз понижен, военное сотрудничество полностью прекращено. Анкара требовала от Тель-Авива извинений и компенсаций. Когда их не последовало, турки выслали израильского посла. Выражение «преступление против человечности», которое турецкие власти использовали в отношении антисемитизма, теперь стало употребляться по отношению и к сионизму. Эрдоган называл Израиль расистским государством-террористом, убивающим детей.

США делали всё, чтобы усадить Тель-Авив и Анкару за стол переговоров. Под давлением Барака Обамы Нетаньяху в конце концов принес Эрдогану извинения и согласился выплатить компенсацию. Но турецкий лидер тянул с примирением, намереваясь выжать из ситуации максимум.

Отношения между Израилем и Турцией нормализовались лишь в марте 2016 года после теракта в Стамбуле, устроенного ИГ (организация запрещена в РФ. — iz.ru). Тогда при взрыве погибли три израильских гражданина. Это стало хорошим поводом для того, чтобы наконец забыть прежние обиды. Стороны обменялись письмами соболезнования, после чего процесс наконец пошел. Турецкий посол вернулся в Тель-Авив, и 27 июня было торжественно подписано соглашение о примирении. Всё было официально прощено, Израиль пообещал, что Турция сможет поставлять в Палестину помощь и вести там гуманитарную деятельность в приоритетном порядке, Турция — что не позволит ХАМАСу готовить операции против Израиля на своей территории. Семьи погибших и раненые на «Мави Мармара» получили $20 млн компенсации.

На этот раз соглашение продержалось менее полутора лет.

Большие ожидания

Нынешняя ссора Эрдогана и Нетаньяху и похожа, и не похожа на предыдущие. На первый взгляд многие моменты повторяются: та же риторика, те же обвинения в убийстве палестинских детей и государственном терроризме.

Однако есть одна существенная разница: если в прошлый раз сторонами конфликта были Израиль и Турция, а США стояли над схваткой, то на этот раз мишенью для критики Эрдогана стал и Вашингтон.

Автор цитаты

«Признав Иерусалим столицей Израиля, Соединенные Штаты взяли на себя долю ответственности за ту кровь, которая льется сейчас», — провозгласил турецкий президент.

Похоже, на этот раз Эрдоган решил подергать американского льва за усы. Это опасная игра. Если турецкому президенту удастся выйти из этой партии победителем, он значительно укрепит свои позиции в регионе. Если же нет, Турция рискует потерять весь внешнеполитический капитал, набранный на Ближнем Востоке за последние годы.